aif.ru counter
14.06.2017 11:46
496

«Одними лозунгами не обойтись». Общественник о будущем молодежной политики

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. АиФ-СК №23 07/06/2017
Елена Иванова / АиФ

Лоскутное одеяло

Анна Максименко, «АиФ-СК»: Губернатор Ставропольского края заявил, что должна вырасти ответственность власти за эффективность молодёжной политики, и что теперь этому направлению - особое внимание. Разве всё это время молодёжью никто не занимался?

Малик Кимбаров: Занимаются все, по чуть-чуть и кто как может. У каждого вуза есть своя программа по организации досуга студентов. Минобразования, минкультуры, минтруда тоже вносят свою лепту, проводят какие-то форумы, выделяют гранты. Но скоординированности между ними нет.

Вся наша молодёжная политика похожа на лоскутное одеяло. По сути, у нас нет ни политического, ни правового воспитания молодых людей, нет каких-то социальных программ для них. В итоге у молодёжи нет веры в завтрашний день, зато есть страх перед ним. Поэтому – да, нам нужна новая молодёжная политика.

Но вопрос ещё и в том, кто и как будет этим заниматься? Если взрослые чиновники-карьеристы, то лучше не надо.

Почему молодёжь, в том числе и в Ставрополе, откликается на призыв оппозиции и выходит на митинги? На мой взгляд, это как раз самые активные и инициативные парни и девушки, чья энергия, чей энтузиазм когда-то наткнулись на равнодушие местных чиновников и не смогли его преодолеть. Возможно, они пытались продвинуть свои проекты, высказать своё мнение и в итоге просто разочаровались в действующей власти. И конечно, нашлись люди, которые воспользовались этим, направили эту молодую энергию в другое русло.

– И как же эту энергию теперь перенаправить?

– Во-первых, молодёжь нужно слышать. Нет смысла создавать и утверждать какие-то программы, выделять на них деньги, если не знать потребностей молодых людей. О каком понимании может идти речь, если некоторые чиновники, которые занимаются молодёжной политикой, пенсионного возраста и даже не умеют работать с Интернетом. А ведь молодёжь сейчас именно там. Чтобы понять интересы и настроения молодых, порой достаточно почитать их посты в соцсетях.

Во-вторых, одними патриотическими лозунгами не обойтись. Мы можем проводить очень крутые мероприятия, акции, развешивать красивые плакаты, но толку от этого не будет. Помимо этого, должна быть социальная поддержка, возможности для работы, отдыха, занятий спортом. Особенно остро у нас стоит проблема с трудоустройством выпускников вузов и ссузов. Мало того, что рабочих мест не хватает, работодатель неохотно берёт к себе не имеющих опыта специалистов, так ещё и жуткий перекос на рынке труда. У нас до сих пор вузы и работодатели не слышат друг друга. Как набирал вуз 100 человек на агрофакультет много лет назад, так и сейчас набирает, в то время как потребность сократилась вдвое: в современном сельском хозяйстве многие процессы автоматизированы, техника работает, и люди в таком количестве не нужны. Зато потребность в программистах вузы как будто не замечают. В итоге – окончил молодой человек школу, получил высшее образование, женился. А дальше что? Поиски работы, борьба за выживание. Рано или поздно он либо устроится в жизни, либо начнёт бунтовать против существующего строя.

Перестали замечать?

– Поговаривают, что в СКФО взяли курс на сворачивание молодёжной политики. Дескать, даже молодежный форум «Машук» собираются закрывать. Правда ли это?

– Слухи об этом действительно ходят, но никто «сворачивать» «Машук» пока не планирует. Это было бы большой ошибкой.  Это самый большой молодёжный проект на Северном Кавказе, который реально объединяет наш многонациональный регион. Больше таких нет нигде. «Селигер», «Территория смыслов на Клязьме» – это федеральные проекты. А наш – окружной. При этом сумма грантов на «Селигере» – 100-200 тысяч рублей, у нас – 300-500 тысяч рублей.

И главное, именно здесь родилось много проектов, которые работают до сих пор. Например, «Кавказский донор», который проходит под девизом «Мы не проливаем кровь, мы ею делимся». Идея принадлежит парню из Кабардино-Балкарии Темиржану Бойсиеву. Каждый третий четверг сентября он предложил студентам Северного Кавказа сдавать кровь. Сначала эта акция проходила в нескольких республиках, потом во всех субъектах СКФО, сейчас  в ней принимают участие 27 стран мира. Она стала международной, а родилась на «Машуке», причём эта акция никогда не финансировалась, просто добрая инициатива получила масштабную поддержку.

Другой пример. Проект парня из высокогорного района Дагестана по производству натурального сока выиграл грант. На вырученные деньги он купил специальное оборудование и своим соком снабжает все школы, детские сады, магазины района. Дорога там сложная, и продукты привозят не часто, а так у них есть свой собственный сок.

– Изменились ли приоритеты в молодёжной политике региона с тех пор, как полпредом стал Олег Белавенцев?

– Я бы сказал, что нас как-то перестали замечать. Александр Хлопонин прекрасно понимал и поддерживал молодёжь, говорил с нами на одном языке. С приходом Сергея Меликова мы почувствовали больше контроля, некую строгость, даже жёсткость. Чувствовалось, что человек военный, дисциплинированный. Но тем не менее мы чувствовали поддержку, заинтересованность в том, чтобы молодёжь развивалась. А вот с приходом Олега Белавенцева – тишина. Мы всегда собирали Совет молодёжи перед «Машуком» и обговаривали все ключевые позиции, цели. Уже июнь – и у нас до сих пор не было этой встречи.

С момента назначения нового полпреда прошёл без малого год, мы готовы к сотрудничеству и диалогу. Но вот из-за этой-то тишины у многих молодых людей и появляется страх, что некоторые молодёжные проекты просто «свернут».

Мы все - кавказцы

– Многие эксперты считают, что рост религиозности в республиках Северного Кавказа приводит к размыванию российской идентичности у местной молодёжи.

– Я бы так не сказал. На многих международных и всероссийских площадках я наблюдал за нашими ребятами и какой-то обособленности конфессионального характера не замечал. А недавно на одном из молодёжных форумов в Суздале был свидетелем, как русские парни утверждали, что они - кавказцы, потому что живут в СКФО.

Мне кажется, напротив, национальность, принадлежность к конфессии в таких ситуациях уходят на второй план. Мы как будто уже переболели всеми этими проблемами. На Кавказе все знают, когда у мусульман Ураза-Байрам, когда у православных Пасха. И чтут традиции друг друга.

У нас на Кавказе самый высокий уровень патриотизма. Именно здесь больше всего молодых людей своей родиной называют Россию. Наша молодёжь - самая активная, самая непьющая,  предприимчивая, быстро всё «схватывает» и хорошо адаптируется к новым условиям.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество