aif.ru counter
225

Городскими маршрутами. Почему за нарядными фасадами грязь и запустение

АиФ-СК №14 06/04/2016

«У нас до сих пор соседствуют улицы с названиями палачей и жертв. К примеру, рядом с улицей Тухачевского, одного из первых маршалов Советского Союза, находится улица Ворошилова, тоже маршала, который участвовал в расправе над ним. А ведь это самое настоящее кощунство!» – считает краевед, знаток истории Ставрополя Анатолий Чернов-Казинский.

Недавно вышла в свет его книга «Пройдёмся по Барятинской, свернем на Европейскую…».

Подземелья и дом с привидениями

Анатолий Берштейн, «АиФ-СК»: В вашей книге есть рассказ ставропольчанки Тамары Маркиной о том, как, будучи школьницей, она с группой ребят, учительницей и экскурсоводом в 1965 году спустилась под землю возле Крепостной горы и вышла на поверхность в северо-западном районе. Можно верить её воспоминаниям или это просто фантазии?

Анатолий Чернов-Казинский: Зачем умудренному жизнью человеку фантазировать, что-то выдумывать на старости лет? У меня есть письмо ставропольца Аркадия Морозова, который примерно в те же годы вместе со сверстниками 8-10 лет прошёл под землёй от площадки, где нынче памятник «Будённовцу», до пр-та К.Маркса – там сейчас фонтан у входа в сквер. В подземелье вёл люк с железным кольцом, ребята шли в полный рост, освещая дорогу фонариком. Другие подростки совершали более дальние походы и выходили аж под Татаркой! Не скрою, ещё с юности моё любопытство будоражили слухи о подземельях. Специалисты говорят, что подземный ход от Крепостной горы мог начинаться из подвалов бывшего Казанского кафедрального собора (сейчас здесь памятник генералу Апанасенко), но в конце 60-х или начале 70-х был замурован по соображениям безопасности. Так что, на мой взгляд, подземный мир нашего города - реальность.

– А на поверхности есть загадки?

– Тайной окутан не только подземный город, но и улицы Ставрополя. К примеру, на бывшей Барятинской, которая сейчас называется Комсомольской, находится заброшенный дом-призрак, с которым связано немало легенд. По одной из них, здесь задолго до революции жила грузинская царица Тамара или женщина, выдававшая себя за неё. Ходили слухи, что она заманивала в особняк любителей острых ощущений и лишала их жизни. Тени-призраки её жертв время от времени появлялись в мрачном здании, правда, никто их не видел. Зато здесь содержались реальные жертвы репрессий 30-х годов: чекисты устроили в подвале дома внутреннюю тюрьму.

Кстати, долго оставалось тайной и то, что в такой же тюрьме, и тоже в подвале, но на улице Дзержинского (бывшей Лермонтовской) сидел летом 1950 года известный правозащитник, узник ГУЛАГа, писатель Лев Разгон. В своей книге «Непридуманное» он писал, что узнавал время по гудкам маслобойного завода, извещавшим о начале и конце рабочей смены, – старое предприятие располагалось на углу улиц Ленина и Пушкина, и о нём, естественно, не знает не только молодёжь, но и люди постарше почти не помнят. На его месте сейчас – крупный торговый комплекс.

Подхватил эстафету

– Из детского интереса к подземельям и выросло в итоге увлечение историей улиц краевого центра?

– Именно так. Отправной же точкой моих путешествий по Ставрополю стала серия публикаций Тамары Коваленко под рубрикой «По старым улицам пройдусь». Когда Тамара Павловна покинула наш бренный мир, я подхватил, словно эстафетную палочку, её начинание и продолжил рассказ об истории улиц, об известных людях, которые здесь жили или сейчас живут. В общей сложности опубликовал более 40 материалов на эту тему. Они, собственно говоря, и стали основой моей книги.

– Чем запомнились эти экскурсии по городу?

– У каждой улицы своё лицо, свой нрав, свои особенности. Многие из них в разные годы были, так скажем, жертвами политических событий, в угоду текущему моменту их бездумно переименовывали. Я считаю, что недопустимо соседство улиц Тухачевского и Ворошилова, палача и жертвы. Палачом красного террора в годы Гражданской войны был и Ашихин, одна из улиц до сих пор носит его имя. А вот, к примеру, именем известного до революции ставропольского писателя Ильи Сургучева, по пьесе которого сейчас готовится премьера в краевом драмтеатре, ни одна из улиц не названа.

– Но горожане, скорее всего, больше негодуют не по поводу названий, а по поводу состояния улиц…

– Присоединяюсь к ним. Радуясь внешнему облику центра, приходишь в ужас, попадая на окраины. Контраст огромный! Я вырос на Ташле и помню её пыльные узкие кривые улочки и переулки. Прошло более полувека, но мало что изменилось: выбоины и ухабы на проезжей части, разбитые тротуары, грязь и травостой. Складывается впечатление, что окраины – падчерицы городской власти. Выходит, на парадную часть Ставрополя деньги есть, тылу же достаются лишь крохи и оттого невозможно привести его в порядок. Конечно, в благоустройстве той же Ташлы должны участвовать не только районные чиновники, но и советы микрорайонов, уличные, квартальные, домовые комитеты, сами жители.

– За время изучения истории улиц и путешествий по городу вы встретили немало интересных людей…

– Путешествия по Ставрополю растянулись на 10 лет! Я обращался к старожилам, беседовал с молодыми. Найти редкие документы помогли в краевом архиве. Это были незабываемые встречи. В частности, благодарен Маргарите Александровне Мартыновой, дочери видного ученого-селекционера и общественного деятеля Александра Ивановича Державина – она много интересного рассказала мне об отце и о доме, который он построил в переулке Менделеева.

Материалов, достойных внимания, много. Надеюсь, к 240-летию, которое Ставрополь отметит в следующем году, удастся выпустить дополненное издание книги.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах