aif.ru counter
269

Семья Глинских бережно хранит историю своих предков

АиФ-СК №46 17/11/2011

В конце прошлого года «АиФ-СК» (№51) под рубрикой «История в лицах» опубликовал материал о дворянском роде Бенковичей.

Свадьба накануне революции

На Ставрополье уже несколько лет работает региональное отделение Российского дворянского собрания. Его члены – потомки дворян разыскивают через различные архивы и нередко находят любопытные документы об истории своего рода. Такой поиск вела несколько лет и предводитель Ставропольского регионального отделения РДС Елена Глинская. Ей повезло, потому что в детстве общалась с прабабушкой, потомственной дворянкой Зинаидой Степановной Глинской (по мужу Гричук). А вот прадедушку, Владимира Степановича Глинского, тоже потомственного дворянина, в живых, увы, не застала.

Детские воспоминания, семейные фотографии и архивные документы, которыми располагает Елена, не полностью, но все же проливают свет на жизненный путь ее прабабушки и прадедушки, прослеживают (до VI колена!) одну из ветвей генеалогического древа Глинских.

Ветвь эта, полагает вице-предводитель РДС Олег Щербачев, работавший в архивах, происходит, возможно, от князей Глинских, проживавших в XVIII веке в Минском воеводстве и имевших свой герб «Глинский». Осенью 1860 года эта ветвь была утверждена в потомственном дворянстве. Вот какие корни у прабабушки и прадедушки Елены!

Передо мной копия метрического свидетельства о том, что у члена Мозырско-Речицкой дворянской опеки, коллежского ассесора Степана Глинского и его законной жены Варвары 26 июня 1894 г. родилась дочь Зинаида. Жила семья в небольшом городке Мозыре (нынешняя Белоруссия). Зина с отличием окончила Минскую женскую гимназию и, как сказано в копии аттестата, «имеет право получить из Министерства Народного Просвещения, не подвергаясь особому испытанию, свидетельство на звание домашней наставницы тех предметов, по которым она показала хорошие успехи». Проработав несколько лет учительницей, Зина познакомилась с прапорщиком Георгием Гричуком, и в мае 1917 г. они обвенчались в одном из православных храмов Киева. Родился сын Владимир. Молодой семье выпали тяжелые испытания: революция, Гражданская война, разруха, холод, голод. Шло строительство нового мира, в котором не было места прежним званиям, чинам и сословиям…Жили в Мозыре, в родовом поместье. Из-за материальных трудностей сдавали усадьбу в аренду, но потом ее вообще отобрали и семья переехала в Минск.

Где корзина с золотом?

В первые дни войны Зинаида Степановна, так, на всякий случай, положила в корзину документы и остатки фамильных драгоценностей: большую золотую брошь в виде бабочки, крылья которой были усыпаны бриллиантами, золотую чашу-ладью, столовое серебро. Однажды ночью, во время сильной бомбежки, выскочила на улицу, не забыв прихватить корзину, и прыгнула в противотанковый ров рядом с домом. От близкого разрыва ее засыпало землей, потом откопали, но корзину с ценным грузом тогда так и не нашли. Быть может, повезло другим счастливчикам, а может, до сих пор драгоценности покоятся на том самом месте или где-то поблизости?

После войны семья вернулась из эвакуации в Минск.

- А как же ваша прабабушка оказалась в Ставрополе? – спрашиваю Елену.

- Ее сын Владимир, мой дедушка, окончил Куйбышевский строительный институт и по распределению попал на Урал. Там и семьей обзавелся. А в 1958 году переехал в Ставрополь, обустроился и через год перевез к себе родителей. Так что моя мать родилась в Пермской области, а я уже в Ставрополе.

По словам Елены, прабабушка была сильной, властной натурой. Она всю жизнь оставалась дворянкой. В обществе и в быту держалась с достоинством, благородством, соблюдала правила светского этикета - так ее учили в гимназии. Учила этому и близких. Однажды десятилетняя Лена пришла повидать прабабушку. Зинаида Степановна угостила яблоком, посадила за стол, поставила тарелочку, рядом – нож и вилку. Девочка хотела было привычно откусить, но пожилая женщина сказала, что яблоко надо резать на кусочки и пользоваться вилкой. Лена не сразу научилась этому, но наставление прабабушки помнит до сих пор. Помнит и небольшую квартиру в Ставрополе, где жила Зинаида Степановна и где пахло стариной.

Зинаиду Степановну муж очень любил, ухаживал за ней, всячески угождал. Смастерил даже ночную вазу, чтобы она не ходила впотьмах в туалет…При всех жизненных коллизиях тем не менее Зинаида Степановна обладала хорошим здоровьем. Наверное оттого, что никогда не работала, а возможно, главную роль сыграла наследственность. Во всяком случае, по словам Елены, даже в преклонном возрасте она носила длинную и толстую черную косу с редкой проседью. С домочадцами была строгой и принципиальной, ей не свойственна была сентиментальность, сюсюканье с детьми.

-Моя мать рассказывала, - продолжает Елена, - как она с родителями приходила в гости к бабушке Зине, когда та жила еще в Минске. – Садились за стол, и хозяйка дома раскалывала большую литую шоколадную голову, такую раньше продавали, при этом следила, чтобы куски у всех были одинаковыми. А вот муж ее, Георгий Григорьевич, напротив, отличался добротой и мягким характером. Он под столом всякий раз незаметно протягивал внучке свой кусочек. Однажды бабушка увидела это и повелительно-возмущенным голосом воскликнула: «Жорж!» - так она называла мужа.

Когда его не стало, за ней ухаживал сын. Потом он заболел, и она перешла к нему в дом, где жили еще две семьи и где, кстати, поныне обитают Елена с дочерью. Зинаида Степановна на год пережила сына и скончалась летом 1987 г. в возрасте 93 лет!

-Похоронена прабабушка в Ставрополе на городском кладбище, - говорит Елена. – Даже сейчас, спустя почти четверть века, помня ее советы, стараюсь походить на нее в главном: держать себя с достоинством в самых разных жизненных ситуациях.

В жерновах репрессий

Дворянка из старинного рода Глинских от новой власти почти не пострадала. Да, отобрали имение, как и у других, да, жизнь была не сладкой, как и у многих, но ведь не подвергалась гонениям, не была арестована, дожила до преклонных лет. Словом, судьба ей благоволила. А вот от родного брата почему-то отвернулась... О трагической судьбе Владимира Степановича Глинского стало известно только после запросов в белорусские органы власти.

Я рассматриваю потертый документ на двух языках –русском и белорусском. Это членский билет профсоюза работников потребительской кооперации центральных районов Белорусской ССР, выданный Владимиру Степановичу Глинскому летом 1936 г. Сохранилась и его фотография.

В то время он работал счетоводом в Мозырском союзе потребкооперации. Каждый месяц аккуратно платил взносы, о чем свидетельствуют марки разных цветов, в зависимости от заработной платы. За 1937 год все уплачено, а вот следующая страничка пустая… Что же случилось с добросовестным кооператором?

Копия справки Мозырского горсовета не дает ответа, она лишь сообщает, что дана гражданину Глинскому В.С. в том, что «он житель гор. Мозыря, отец его – член дворянской опеки. Сам Глинский В.С. до революции – мировой судья, после революции служащий, что и удостоверяется». Можно только предположить, кому потребовался этот документ, ведь Елена Глинская получила его из архива УКГБ по Гомельской области.

А вот более существенный документ – «Анкета арестованного», заполненная следователем Мозырского окружного отдела НКВД Белорусской ССР. Из нее теперь известно, что Владимир Степанович был старше Зинаиды на четыре года. До ареста 17 декабря 1937 г. работал счетоводом-бухгалтером артели «Молот» в Мозыре, воспитывал вместе с женой двоих детей. В 1916 г. окончил юридический факультет Киевского университета, в партиях не состоял, был снят по возрасту с воинского учета ( к тому времени ему было 47 лет), у белых не служил, участия в бандах и восстаниях против совласти не принимал, однако в 1933 г. был судим коллегией ОГПУ по обвинению в антисоветской агитации, получил три года исправительно-трудовых лагерей, но, что удивительно, как сказано в анкете, наказание не отбыл. Почему? Неизвестно. И вот второй арест, на сей раз Особая Тройка НКВД БССР не церемонилась – повторно обвинив Глинского в антисоветской агитации, его приговорили в начале января 1938 г. к расстрелу. Так добропорядочный гражданин и хороший семьянин, примерный работник оказался в жерновах классовых репрессий только потому, что происходил из дворянской семьи. Владимира Степановича Глинского реабилитировали сначала в 1959 г., а затем тридцать лет спустя. Неизвестно, что стало с его семьей. Архивы пока молчат…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах