aif.ru counter
152

Мастерица с Кавказа возрождает древнюю традицию

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ-СК 07/08/2013

 Как хороши места в верховьях Лабы! Заповедные, живые – чистое упоение. Напитанная этой красотой Саша Майстренко выбрала путь творческий. А восемь лет назад волей судьбы она получила благословение писать иконы.

По обету

Работы её по монастырям и церквям живут. Самая первая – в храме Тихона Московского в родном посёлке Курджиново, что в Карачаево-Черкесии. Отец тогда свалился с инфарктом, Сашенька у него – любимица, младшенькая из трех дочек. «Не знала, кого ещё просить за папочку, обратилась к Богу – сделаю, что смогу, для церкви». Верно-неверно – не знала, как обет дают. Пришла в сельский храм и предложила: мастерица я, что умею, сделаю. Настоятель отец Георгий (Кудлай) порадовался, вынес Евангелие – в оправу сможете облечь? Матушка Людмила после бранила мужа – первой встречной церковную книгу отдал, кто она – имени не спросил. Спустя две недели Александра пришла в храм с готовой работой и… с папой – Анатолий Свиридович поднялся, хотя врачи прочили иной исход.

Сколько потом книг церковных «принарядила» в праздничное убранство, не считала. Её работы есть в новом храме Христа Спасителя в Архызе, у епископа Краснодарского Исидора (Кириченко), в Апшеронском женском монастыре. Игуменья Зосима засомневалась прежде: а можно ли на коже лики писать? Батюшка местный, иеромонах Орест, выпускник академии Киево-Печерской лавры, тамошнему иконописцу переадресовал вопрос. Старец тот так обрадовался, объяснил, что до IX века на Востоке – в Иерусалиме и христианских арабских странах – иконы рисовали на пергаменте, дерево-то там не в таком широком «ассортименте». Это на Руси лики на «досках» писали – на дереве. Сама того не зная, Саша окунулась в древнюю, забытую давным-давно технику, воплотив её в собственном прочтении. «Узнала недавно, есть женщина на Кипре и мастер в Армении, пишущие на коже, но они работают на гладкой стороне и полностью её закрашивают, – поясняет Александра. – Делает ли кто, как я, не встречала такой информации – иконы на пергаменте, но с «замшевой» стороны».

Сон в руку

Сначала они ей снились. Первая – в Чистый четверг на Страстной неделе. Заходит в дом, в красном углу, как положено, – божественные лики. И она точно знает – её это икона, ею написана и украшена. В церквях, монастырях – сколько их, не сосчитать. Пошла к отцу Георгию – почему лики? А он в ответ: «Так ты за благословением на иконопись пришла?» Этого она и в мыслях не держала: «Как это, боюсь я». Батюшка успокоил: «А как ты хотела? Лики Божии писать, и не бояться? Вот со страхом Божьим и приступай». Приступила не сразу – 8 месяцев училась. Руку ставил Василий Мироненко, известный на Кавминводах педагог. Занимается с детьми, а у неё своих двое. Старалась особо, постигая живописные науки. Учитель удивлялся – в первый раз у него такое: одни после долгих лет обучения в художественных школах, училищах – всё в поиске, другие – отличными копиистами становятся, а Александра изначально точно знает, к чему идёт, к своей собственной технике и манере.

Первую икону выжигала на замше. Почему её предпочла – всегда с ней работала, украшения, дамские аксессуары всевозможные мастерила. Кожа – материал живой, тёплый, пластичный, слышит она его, чувствует. Убирала лики жемчугом, светлая работа получилась, хвалили. Сложилась своя техника – авторская. Кожу подбирает бежево-телесных тонов – лики точно светятся, дышат. На бархатистой основе «полотна» обозначает контур – выжигает его, пишет же икону красками, обрамляет камнями, золотом. «Пергамент – это хорошо выделанная телячья кожа, только я не на глянцевой стороне пишу. Использую всё натуральное, подбираю по бусинке, по крупинке. Оклады мастер знакомый делает, икона в оправе быть должна», – говорит Майстренко. Пять лет назад Сашины иконы впервые на выставку попали – в Ессентукском краеведческом музее в экспозиции «Душа Кавказа» представляли мастеров с уникальными техниками. Сегодня здесь её первый персональный вернисаж.

Работы законченные и наброски, Библия в переплёте с каменьями, кисти, краски – словно мастерская художника, изнанка творческого процесса. И часовенка фарфоровая – Владыка Феофилакт подарил – как благословение своё, в поддержку и напутствие. «Он и наставника мне закрепил, отца Андрея из храма Святой Троицы в Ессентуках, я ведь давно здесь живу, как замуж вышла, – рассказывает Саша.

Священник по-церковному просветил – с манерой письма надо бы определиться: византийская, академическая, смешанная или древнерусская традиция? Прежде-то по наитию писала. Выбрала древнерусскую, и иконы сразу иначе зазвучали – словно намолены годами, не новые. «Так иконы мои и есть молитва моя, – говорит Александра. – Я будто не сама рисую, через меня такой поток радости идёт, поёт душа».

И работой-то действо это не назовёшь, заметил как-то отец Андрей, благодать одна.

...Она так и живёт – между Ставропольем и Карачаево-Черкесией, в Курджиново – родители, в Ессентуках – муж и сыновья. И пишет иконы, истоки которых в верховьях Лабы, заповедных местах красоты дивной...

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах