aif.ru counter
244

Тыловые лазареты. Уникальную методику грязелечения придумали в Ессентуках

АиФ-СК №37 10/09/2014
Предоставлено музеем / Из личного архива

О том, что Кавминводы во время Великой Отечественной были крупной госпитальной базой, широко известно. Традиции же лечения и реабилитации раненых в курортном регионе зародились гораздо раньше.

Как это было, Ольга Чихун, сотрудник Ессентукского историко-краеведческого музея им. В. Шпаковского, описала в книге «Ессентуки и Первая мировая война».

– Уже в начале войны в России создали Управление Верховного начальника санитарной и эвакуационной части Военного ведомства. Главой санитарной и эвакуационной части всех фронтов в сентябре 1914-го назначили принца Александра Петровича Ольденбургского, создателя продуманной, передовой и очень эффективной системы лечения раненых солдат и офицеров.

Он не раз бывал на Кавминводах, вникал во всё, что касалось организации врачебной помощи военным. «Самым типичным и квалифицированным лазаретом в Ессентуках стала колония Красного Креста», – отмечает Чихун. Это была серьёзная структура, её подразделение в Ессентуках ещё в начале ХХ века располагалось в центре города. А в 1914-1915 гг. для колонии возвели новый корпус на 90 коек.

Всё для фронта

Один из основных лазаретов в Ессентуках размещался в частном санатории «Вера», открытом ещё до войны почётным мировым судьёй Анатолием Федюшкиным, представителем известной казачьей фамилии. Здания комплекса (памятники регионального значения), увы, не сохранились – были безжалостно снесены в угоду бизнесу.

Лазарет развернулся и при Пантелеймоновском храме, действовал военный покой Терского казачьего войска. Вот только установить, где располагались лазареты для нижних чинов «Зимние бараки», краеведам не удалось.

Несмотря на все усилия – санатории и пансионаты принимали раненых повсеместно, мест для прибывающих с поля боя солдат и офицеров не хватало.

– Дополнительно открыли 301 место для лечения офицеров и 40 для нижних чинов, – рассказывает директор Ессентукского музея Алла Корчевная, – а в 1916 году в школах и гимназиях учебный год завершили досрочно, в конце апреля – помещения отдали под лазареты.

Питьевые галереи и парки курорта работали и как пункты общественной помощи – люди, которых сегодня назвали бы волонтёрами, приходили резать бинты из кусков ткани, шить маски, под диктовку писать письма родным раненых солдат и офицеров. Недостатка в добровольцах не было: «Одни уходят, а на их место приходят другие. И целый день работа не прекращается, – вспоминала Христина Дмитриевна Семина, служившая в годы Первой мировой в лазаретах Кавказского фронта.- Кругом, куда ни посмотришь, в тени и на солнце сидят выздоравливающие раненые. Многие лежат на носилках или в креслах. Сестры милосердия ходят между ними. Кому дают лекарство, кому молоко с печеньем, кому просто воду».

Грязевой прорыв

Лечебный потенциал курорта использовался в полную силу. Специалисты считали, что более половины раненых нуждаются в грязелечении. Грязелечебницы региона стали расширять, а в новой, ныне знаменитой Ессентукской (Алексееевской) грязелечебнице взяли на вооружение изобретение известного инженера Ивана Пугинова – аппарат «для разбрызгивания и перемешивания» лечебной грязи. В Ессентуках родился и новый метод бальнеолечения – тёплую грязь распределяли на отдельные участки тела и накрывали одеялом. Методика, разработанная врачами Карповым и Зерновым 100 лет назад, известна повсеместно как кавказская или просто – грязевые аппликации.

«Впервые именно в годы Первой мировой войны наши доктора применили метод лечения холодной грязью – её накладывали на открытые раны, ожоги, обморожения. После 3-5 процедур обширные места поражения затягивались мягким рубцом, не стягивающим конечность», – поясняет Чихун.

В реабилитации раненых активно задействовали лечебную физкультуру – в Ессентуках базировался Институт механотерапии. Правда, знаменитые аппараты Цандера временно располагались в Пятигорске. Русский философ Фёдор Степун после ранения в действующей армии писал: «Через месяц- другой – если обрету подвижность, и если постановит эвакуационный пункт, отправлюсь в Ессентуки, где буду ходить на водопой, как буйвол сидеть в грязи, как англичанин на заокеанском пароходе трястись на Цандеровском аппарате и, как Лермонтов, ходить на музыку».

Корчевная отмечает: в книгу включили не только данные о Ессентуках как городе-госпитале Первой мировой.

– Нам хотелось дать по возможности широкую картину того времени – как формировались Волгские казачьи полки, где доблестно служили наши земляки-герои, представить атмосферу тылового городка, тот подъём патриотизма, когда каждый старался помочь в меру сил. И в то же время город продолжал принимать курортников, опережая соседей.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах