aif.ru counter
32

Моряк в седле и с ледорубом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41 10/10/2007

Свой более чем солидный юбилей поэт и писатель Владимир Гнеушев праздновал дома - на Ставрополье. Хотя он москвич с тридцатилетним стажем.

Впрочем, Владимир Григорьевич с малой родиной не порывал никогда. Потому и встреча в Литературном центре Ставрополя прошла в почти семейной обстановке. А экспозиция в усадьбе художника В.И. Смирнова зримо представила в фотографиях, книгах и публикациях человека четырех стихий, в которых закалялся и обретал смысл существования корифей российской поэзии и прозы.

Степь

Ее стихия породила Гнеушева. Название села, где он появился на свет в 1927-м, - Кевсала. В переводе с тюркского - "сивый ручей". Неоглядные дали, голод, сиротство. И вправду сивым, грозящим пересохнуть нестройным ручейком пробивала себе дорожку незадавшаяся было Володькина судьба. Бродяжничал, попал в детский дом. Но не дала пропасть советская власть. Не надо ухмыляться.... Действительно, степной пацаненок оказался кому-то нужным. И чувство благодарности он пронес сквозь годы. Потому и счел своим долгом в неполных семнадцать записаться добровольцем и пойти защищать это самое государство, поставившее его на ноги.

Для призывников и добровольцев 1927 года рождения служба в армии не завершилась вместе с ликующими залпами Победы. Они служили бессрочно. Так Владимир Гнеушев попал на флот.

Море

В 1951-м, демобилизовавшись, Гнеушев стал студентом Литинститута им. Горького. Но ощущение палубы не проходило, о чем свидетельствуют названия первых сборников: "В дальних морях", "Якорей не бросать", "Между двух морей", "Земля и море".

В сухопутном Ставрополе он слыл живой легендой: фронтовик, овеянный нездешними ветрами и пропитанный солью флотский парень, да к тому же талантливый поэт и журналист. Гнеушев нашел свое место в комсомольской печати, а позже и газета "Правда" охотно публиковала его статьи и заметки. Да только зрелость, житейская и творческая, требовала чего-то большего. Гнеушев, как и его знаменитые современники Ю. Визбор и В. Высоцкий, шел за теми и рядом с теми, кто искал нефть, строил города, покорял вершины.... Однажды эти снежные пики пронзили сердце Гнеушева, заставив его биться еще быстрее.

Горы

Своеобразие тогдашнего Ставропольского края заключалось в том, что на севере его расползались выж-женные степи, а на юге блистала роскошью лугов, водопадов и ледников Карачаево-Черкесская автономная область.

45 лет назад, 21 сентября 1962 года, погожим осенним деньком чабан Мурадин на хребте перевала Халега обнаружил человеческие кости, патронные гильзы, прорубленные в скалах боевые ячейки. Именно с этого и начнет свою первую из трех книг Владимир Гнеушев и его соавтор Андрей Попутько. Им предстояло поведать миру о заоблачном фронте. Ведь до 60-х годов ХХ века ни Бреста, ни Северного Кавказа не было в историографии ВОВ. И если бы не писатель С. Смирнов, вернувший из небытия защитников Бреста, возможно, мы узнали бы о них лишь в наши дни. Аналогичное, правда, по инициативе сверху, предстояло совершить с защитниками Кавказа Гнеушеву "со товарищи".

Если Брестскую крепость по приказу из Кремля разоружили за две недели до 22 июня 1941 года, то отвлекаться на оборону Кавказа Берия вообще запретил. И горная страна была брошена на произвол судьбы. Первый секретарь Ставропольского крайкома партии Суслов начал спешно создавать партизанские отряды. Как всегда, всего не хватало.

Конечно же, Гнеушев и Попутько прямо писать об этом не могли, поскольку участвовали в официально проводимом совместно с идеологами и чекистами расследовании. И все же, несмотря на ограничения и шоры, это была захватывающая акция. Поднимались на ледники, видели страшные свидетельства войны, встречались с участниками боевых действий. Работа по сбору материалов и выявлению настоящих героев была проведена большущая. Ее итогом стала горная эпопея в трех частях: "Тайна Марухского ледника", "Партизанский заслон" и "Дыхание лавин". Эти книги, словно обелиски среди круч, по праву и навечно прославили Владимира Гнеушева, вписав имя мечтательного степного моряка в горькую летопись Второй мировой....

Город

И напоследок о неизбежной стихии любого цивилизованного человека - городской. Ее невозможно игнорировать, а ощущает ее каждый по-своему. Владимир Гнеушев накануне юбилея выпустил в Москве сборник "Сирень в провинциальном городе". Припомнил и росу, и аромат всех вместе восьмидесяти весен и смешал их в четвертую стихию бытия.

Уезжал Владимир Георгиевич с медалью "За заслуги перед Ставропольским краем" и новыми творческими планами. Теперь эта книга о казачестве. Так что надо оставаться в седле.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах