aif.ru counter
48

Юрий Брюхович: "Фронтовые сто грамм для меня были табу..."

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. "АиФ - Карелия" 09/06/2010

65-летие Победы инвалид Великой Отечественной войны 83-летний житель Ставрополя Юрий Брюхович встретил в ветхом доме, построенном 50 лет назад.

Прохудившуюся крышу администрация города починить обещает к каждому Дню Победы, но руки пока не дошли. Юрий Николаевич может и не просил бы: привык все проблемы решать сам. Но здоровье уже не то, сын и невестка тоже серьезно больны и помочь не могут.

От голода спасла собака

Этот удивительно интересный, но очень скромный человек о себе рассказывать не любит. А ведь есть о чем рассказать. Коренной ставрополец, он поведал мне и о голоде 33-го, и об оккупации, и даже о прославившем край первом и последнем президенте СССР Михаиле Горбачеве.

В школу Юра, как и его старший брат Коля, пошел с 6 лет. Писали, за неимением бумаги, на газетах. В 33-м большую семью спас от голода огромный огород. "Слава богу, овощи и фрукты власти не отбирали, вот мы ими и питались. Жевали картофельную кожуру. А однажды собака притащила большой кусок жмыха, так не поверите: мы и его съели", - вспоминает Юрий Николаевич.

Уже позже, в 70-е, Брюхович узнал о страшных репрессиях тех лет.

- Шпионами и врагами народа себя признавали не все, - рассказывает собеседник. - Был один, который даже выдержал пытки, но себя не оговорил. И что вы думаете? Отпустили его. Вышел из застенков НКВД он инвалидом.

В 14 лет Юре пришлось идти работать. Устроиться удалось на обувную фабрику, где работал сапожником отец. Когда началась война, старший брат Николай ушел на фронт. Юрия по возрасту не взяли.

В оккупации о работе на фабрике пришлось забыть. Мальчишки грезили фронтом, из оружия, брошенного врагами в окрестных лесах, палили по самодельным мишеням. На "большую" войну Юрий попал, приписав себе лишний годик, 16-летним. Был минометчиком, потом рассудительного паренька поставили командовать пехотой. Воевал сначала на Кавказе, затем на Севере, в Питере, Риге.

В свои юные годы поступал мудрее иных опытных вояк. Никаких фронтовых ста грамм Юрий не принимал, чтобы рука не дрогнула. И еще взял за правило не есть перед боем. Один опытный вояка посоветовал так поступать. На всякий случай. Ведь если, не дай бог, ранение в живот, перенести его легче на пустой желудок...

- Никаких подвигов припомнить не могу, - пожимает плечами скромный Брюхович, когда я прошу его рассказать о каком-нибудь ярком эпизоде.

Брат расписался на рейхстаге

Во всех красках запомнилось ветерану только его тяжелое ранение. Несмотря на все предосторожности, не удалось уберечься от немецкого снайпера. Враг, правда, в сердце не попал, но разрывная пуля сильно повредила правую руку. О возвращении на фронт с таким увечьем, конечно, нельзя было и мечтать.

Из госпиталя Юрий вышел недолеченным. Раны приходилось обрабатывать самому. Знающие люди посоветовали использовать для этой цели мох, и народное средство помогло отлично.

- Зато я видел Парад Победы в Москве. А старший брат расписался на рейхстаге и даже женился в Берлине, - рассказывает Юрий Николаевич.

После войны вернулся Брюхович в родной Ставрополь. Но работать, как прежде, уже не мог: раненая рука плохо слушалась. А на пенсию по инвалидности в те годы можно было купить четыре булки хлеба или три бутылки подсолнечного масла. Помощь пришла от генерала Ставропольского суворовского училища Зуева. Пожалел парнишку, подарил одежду со своего плеча и обеспечил работой снабженца. А потом Юрию удалось устроиться на курсы: родная фабрика отправила учиться в Москву. Сначала освоил специальность нормировщика, затем с отличием окончил бухгалтерские курсы.

Вплоть до пенсии Юрий Николаевич вел активную общественную работу. Трудился в крайсовпрофе, был депутатом, заседателем в суде. Неоднократно встречался по общественным делам с Михаилом Горбачевым, тогдашним комсомольским, а затем и партийным вожаком.

- Михаил Сергеевич многие свои решения принимал с оглядкой на жену, - вспоминает мой собеседник. - Раиса Максимовна запомнилась мне человеком жестким и властным, многих пыталась строить.

Но если бы сейчас фронтовик Брюхович встретил Горбачева, вряд ли подал бы ему руку: развала СССР простить не может. И хотя на нынешние власти не жалуется, очень переживает, что в стране разгулялась коррупция. Именно об этом, кстати, и просил написать меня в первую очередь. А уж во вторую - о своей текущей крыше...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах