173

«Село – это не бизнес!» Почему ставропольским аграриям не страшен кризис

АиФ-СК №42 14/10/2015

«В моём хозяйстве есть дядя Вася. Ему 71 год, и у него в этом году была 50-я жатва. Пока у нас есть такие «дяди Васи», село будет жить», – полагает Алексей Лавриненко, руководитель преуспевающего хозяйства в Апанасенковском районе Ставрополья, доверенное лицо Президента России. Сегодня он – гость нашей редакции.

Обида на инвестора

Елена Панкова, «АиФ-СК»: Алексей Фёдорович, почему-то в последние годы укоренилась такая точка зрения: без инвесторов селянам не прожить. Но в вашем хозяйстве, которое находится в зоне рискованного земледелия, прекрасно справляются своими силами…

Алексей Лавриненко: Для меня село – не бизнес, село – это образ жизни! Горожанину не понять, что это такое, когда вечером комбайны уходят с поля. Тишина. Закат. Цикады… Увы, в тех хозяйствах, которые оказались «под» инвесторами, об этой романтике забыли. Для инвесторов, как правило, крестьяне – «винтики» для зарабатывания денег.

– Новый министр сельского хозяйства края В. Ситников дал поручение «вручную» пересчитать сельские кадры. Ситуация непонятная. Одни говорят, что трудиться в АПК некому, другие сетуют: технический прогресс лишает крестьян рабочих мест…

– Может быть, скажу странную вещь, но, по моим наблюдениям, сегодня в сёлах переизбыток кадров. Технический прогресс в агропроме – палка о двух концах. С одной стороны, современная агротехника очень упрощает многие процессы, с другой – лишает рабочих мест. Поэтому, задумываясь об обновлении технопрка, всегда прокручиваю в голове один вопрос: а не придётся ли в итоге сокращать людей. И часто воздерживаюсь от таких покупок.

У нас в коллективе – 200 человек. Ну, начну я сейчас сокращать людей, внедряя самые передовые машины и механизмы. И что дальше? Люди начнут уезжать, закроется школа. Закроется школа – «закроется» село.

– Увы, во многих хозяйствах молодых специалистов нет…

– У меня работает дядя Вася. Ему 71 год, и у него в этом году была 50-я жатва! Я такими кадрами горжусь. Пока у нас есть такие «дяди Васи», село будет жить.

А чтобы молодёжь оставалась на своей земле, нужно как минимум пять условий. Удобный подъезд к селу и коммуникации, школа, детский сад, медицинское обслуживание и клуб.

Трудности преодолеем

– Краевой минсельхоз решил вернуться к застарелой проблеме – инвентаризации сельхозземель. Неужели она продолжает оставаться такой острой?

– Не совсем корректно говорить о том, что никто не занимался этими проблемами раньше. Вопрос надо ставить по-другому: насколько легки и доступны процедуры оформления земельных участков. Наше хозяйство одно из первых стало этим заниматься. Но это был такой ад кромешный! Мы три года оформляли договор аренды. Сколько финансовых, юридических было проблем!

Сейчас вроде бы эти процессы упростились. Однако вопросов и сейчас много. Одни участки «ушли» под инвесторов, другие – в частные руки. Тем не менее тех проблем, которые остро стояли в 90-е, когда была чересполосица, когда вспаханное поле чередовалось с пустырём, сегодня, к счастью, нет. В отличие от других регионов, где земля пропадает без хозяев, у нас нет пустырей, и вся земля обработана. Купить её не просто. Но не вся она оформлена, есть немало «остатков» полей, которые образовались, когда стали выделять паи. Где-то пять гектаров неоформленных, где-то – пятнадцать. А в целом много выходит. Упорядочить эти вещи трудно. Многое упирается в ФЗ «Об обороте земель сельхозначения». В нём хватает пробелов, и его нужно дорабатывать.

– Ваше хозяйство в числе первых завершило осенний сев. Какие виды на урожай?

– Впервые за последние годы у нас на востоке края в этом году был достаточный запас влаги. Поэтому сев прошёл нормально. А к экономическим трудностям мы давно привыкли, это для нас не ново.

– Хотите сказать, вам даже нынешний кризис не страшен?

– А что в вашем понимании кризис в АПК?

– К примеру, ещё более усугубившийся пресловутый ценовой диспаритет. Эксперты говорят: за два последних года сельхозтехника выросла в цене более чем на 50%, а зерно «подросло» только на 17%.

– Этот диспаритет многолетний! Я много лет работаю на земле. Последние лет 20 расходы на солярку, удобрения, технику росли намного быстрее, чем на пшеницу. С конца 90-х селитра подорожала в 15 раз, а зерно – всего в три раза. Но при трудолюбии и грамотном подходе все эти проблемы преодолимы.

Главное – заинтересованность людей. Знаете, мне повезло с коллективом. У нас люди постоянно говорят: «Давай! Вперёд!». Когда такой настрой, кризисы не страшны.

– Но очень тяжело сегодня животноводам…

– Госдотации в этот сектор нужно увеличивать! Федеральные власти решили дополнительно поддержать тех, кто смог сохранить поголовье. Но достаточно ли этих сумм? Более 6,2 млрд руб., к примеру, решили выделить производителям молока. Но спорный вопрос: кому в первую очередь эти деньги направлять: крупным производителям, так называемым «локомотивам», или мелким фермерам? Даже с учётом этих денег получается не так уж много: всего по 12-17 руб. сверх закупочной цены. Это если разбросать на всех. А если прежде всего направить средства крупным производителям, у которых большое стадо, селекция, своё производство молока и молочных продуктов? В этом случае, на мой взгляд, толку больше потому, что деньги можно потратить на реконструкцию или расширение производственной базы, увеличение линейки продуктов.

– Растениеводы, в свою очередь, недовольны и так называемой погектарной субсидией. Дескать, мала…

– Я бы так не сказал. Госдотации на село не сократились. Но добавить денег не помешало бы: чуть-чуть животноводам, немного – растениеводам, ещё что-то – на семена.

И вспомнить о подзабытых прогрессивных методах хозяйствования не помешало бы. Это так называемые зональные закупочные цены. Раньше учитывали, что в Оренбурге урожай растят совсем в других условиях, нежели на Ставрополе. Отсюда и разные закупочные цены. Сейчас они одинаковые везде. Селяне поставлены в неравные условия. Это неправильно.

– Многие в условиях импортозамещения заговорили и о возрождении потребкооперации…

– Дело в том, что в торговые сети могут входить крупные производители. Это не сельхозбизнес, а промышленный бизнес. В нём главное - ритмичность и количество поставок. Я могу зайти на этот рынок со своим мясом, но я не смогу ежедневно или еженедельно поставлять определённое количество мяса.

И всё же решать этот вопрос нужно. Надо дать возможность мелким предприятиям продавать свою продукцию в торговых сетях, но не в огромных, а в небольших магазинах так называемой шаговой доступности. Скажем, трём хозяйствам объединиться и в небольших магазинах торговать.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах