aif.ru counter
26.11.2014 11:20
2023

Семена зависимости. Как России добиться продовольственной безопасности

АиФ-СК №48 26/11/2014

«Импортозамещение» стало модным словом. Все твердят: завалим прилавки отечественной продукцией! Что поможет, а что мешает? Об этом корреспондент «АиФ-СК» поговорил с доктором сельскохозяйственных наук, профессором Виктором Дридигером.

По зерну мы сильнее

Марина Тимченко, «АиФ-СК»: Только все настроились вытеснять импорт из нашей жизни, как вдруг выясняется: не только продовольствие везём из-за рубежа, но и семена. По некоторым позициям – до 92%. Как докатились мы до жизни такой?

Виктор Дридигер: Не все так однозначно. По зерновым, к примеру, Россия полностью обеспечивает себя семенами. Наша отечественная селекция в этом сильнее, чем зарубежная.

А вот по овощным культурам ситуация действительно сложная. Хуже всего – по сахарной свёкле. Есть институт овощных культур, занимается селекцией, хорошие гибриды создаёт. Но для России семеноводство сахарной свёклы очень сложное, затратное. Сейчас, с присоединением Крыма, ситуация может измениться. В Крыму есть хозяйства, которые занимаются производством семян этой культуры. Там климат помягче, и семена можно получать без зимнего хранения маточных корнеплодов, технологически менее затратно.

В 90-е, когда наука была брошена, мы потеряли темп, упустили возможности, а иностранные селекционеры усиленно работали. Мы от них очень сильно отстаём по техническому оснащению. К примеру, в немецкой селекционной компании, где я был, есть теплицы искусственного климата. Устанавливают любой режим увлажнения и температуры и выводят сорта для Южной Африки, допустим. Находясь при этом в Германии! А наши селекционеры могут создавать сорта только для той территории, где находятся. Возможности несопоставимы.

Забудьте о ценах!

– По некоторым данным, сейчас Россия на пятом месте в мире по импорту продовольствия. Это результат последних двух десятилетий?

– Семена подсолнечника и других масличных культур мы начали импортировать ещё в советское время. И продовольственное зерно мы, кстати, тоже закупали. Сегодня экспортируем. Зато завозим продукцию животноводства. У нас сейчас в аграрном секторе страшный перекос. Любое хозяйство устойчиво только тогда, когда есть и растениеводство, и животноводство. Урожай на полях сильно зависит от погоды. А животноводство – стабилизатор, который всегда удержит на плаву.

Нормально, когда соотношение доходов от животноводческой и растениеводческой продукции 40:60. Но при таком объёме животноводства у нас лишнего зерна оставалось бы гораздо меньше. Когда-то кормовые культуры занимали в крае 1,2 млн га, сегодня – порядка 200 тыс.га. Все силы – на зерно. Это чревато очень печальными последствиями.

– Аграрии и рады бы поднимать животноводство. Но просят помощи государства. Сегодняшний объём поддержки называют насмешкой…

– Наше государство поддерживает своё сельское хозяйство гораздо слабее, чем другие. Обиды наших селян понятны, но не всегда они правы. Когда я был замминистра сельского хозяйства в крае, много общался с производственниками. Сейчас и земля, и техника – всё в частной собственности, а психология осталась советская – не воспринимают как своё.

– 20 лет прошло, неужели отношение не изменилось?

– Мало. Надо чтобы пара поколений сменилась. Вот, к примеру, все переживают за цены. Но ведь это рынок! Какой смысл переживать о том, что от тебя не зависит?! Хоть вверх ногами прыгай, никто у тебя не купит по другой цене. Не думайте о ценах, думайте о затратах – как их снизить. Внедряйте новые технологии, которые помогут уменьшить себестоимость. Но это трудно. Все хотят, чтобы были плановые закупки по гарантированным и устраивающим сельхозтоваропроизводителей ценам, как в советское время.

– А это эффективнее?

– На Западе рынок регулируется намного жёстче, чем у нас. Но сейчас, слава богу, поняли, что надо поддерживать своё производство. Не будет своих продуктов питания, не надо никакого оружия, чтобы нас поставить на колени.

«Лишние» люди

– Но как добиться продовольственной безопасности, кто будет работать? Желающих жить в селе всё меньше.

– В Соединённых Штатах 3% населения, насколько я знаю, кормит всю страну и ещё чуть ли не полмира.

– Речь снова о технологиях?

– Разумеется. Чтобы снизить затраты, надо повысить производительность труда и уменьшить число работников. Народу становится меньше, потому что меньше потребность в рабочих руках. Если мы оставим в растениеводстве и в животноводстве то же количество людей, что было 30 лет назад, мы не выдержим никакой конкуренции.

Куда девать «лишние» руки? Переориентировать. Расширять производство за счёт новых направлений, развивать животноводство и переработку своей же продукции. Зачем продавать сырьё? Продавайте готовый продукт – мясо, колбасы, муку, макароны!

Назад не вернуться

– Недавно Дмитрий Медведев проводил в Нальчике совещание по импортозамещению. «Северный Кавказ накормит Россию» – превращается в лозунг. Это реально?

– Импортозамещением должна заниматься вся страна, а не только Северный Кавказ. К примеру, для молочного животноводства условия в средней полосе намного лучше, чем здесь, на юге. Овцеводство – у нас эффективнее. Особенно тонкорунное.

Накормить страну качественным хлебом, подсолнечным маслом, овощами, фруктами Кавказ может. Но импортозамещение – это годы и очень большие вложения.

– А стоит ли оно того? Ведь санкции – мера временная. Или, может быть, стоит вообще закрыть наш рынок для импорта, чтобы создать условия для наших производителей?

– Мы уже были закрыты. 70 лет. К чему это привело? Нужно развивать своё сельское хозяйство и другие отрасли промышленности, модернизировать.

Назад дороги нет. Новое поколение выросло. Спросите у них – хотите в Советский Союз? Нет! Люди стали жить лучше. Есть проблемы. Большое расслоение в обществе. В СССР все жили примерно одинаково. Мотоцикл купил – событие. А сейчас все на машинах ездят. Посмотрите, что творится – везде пробки, ни проехать, ни припарковаться. И с жильём в СССР не всё было так хорошо, как кажется иногда. Можно было всю жизнь зарабатывать на квартиру или столько же ждать, когда тебе её даст государство. Давали ведь далеко не всем и не сразу. А сейчас молодые ребята берут кредиты, покупают квартиры, живут, работают и выплачивают. Есть такая возможность.

Без науки нет модернизации

– Возможностей сейчас много. И молодёжь хочет ими пользоваться. Поэтому и уезжает из сёл в города. Вы работали в нашем аграрном университете, преподавали. Много студентов, желающих вернуться в село?

– И в советское время не сильно хотели в село. Но тогда были хоть какие-то стимулы. Молодым специалистам давали жильё, подъёмные. Сейчас ничего никто не гарантирует. И ребята заканчивают сельхозвуз и стараются устроиться кто где может. На рынке чуть ли не половина – кандидаты наук.

Государство говорит о модернизации, но как? Если профессор полностью загружен учебным процессом и бумажной работой – отчёты, планы, программы... А когда наукой заниматься? А когда в хозяйство ехать? И что там внедрять, если наукой не занимаешься? Да и что читать студентам на лекциях? То, что написано в учебниках, по которым сам учился 20 лет назад?

На Западе профессор читает за семестр 2-3 лекции. Остальное время – на науку, аспирантов. И читает он студентам не то, что написано в книжках, а даёт им новое. Поэтому там университеты выпускают специалистов, вооруженных передовыми знаниями. И они идут с этими знаниями в реальный сектор экономики.

Модернизацию без науки не сделать. Не только в сельском хозяйстве – во всем.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество