aif.ru counter
561

Самому древнему – 200 лет. Житель КБР коллекционирует балкарские ковры

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. АиФ-СК №37 13/09/2017
Свою коллекцию Рашид намерен передать потомкам.
Свою коллекцию Рашид намерен передать потомкам. © / Дарья Полянкина / АиФ

Кийиз был всегда

В коллекции Рашида Локьяева более сотни кийизов (войлочных ковров), самому древнему – почти двести лет.

«Каждое воспоминание из детства у меня связано с войлочными коврами, - рассказывает Рашид. – Помню, когда мне было пять лет, бабушка со своими родственницами и старшими дочерьми валяли шерсть. Куски шерсти они, как пасьянс, выкладывали на специальной циновке, смачивали мыльной горячей водой и только потом валяли».

По словам Рашида, никто уже не вспомнит, в какие времена зародилась традиция изготовления кийизов. Это самый известный символ всех балкарских народных ремёсел. Кийиз был всегда – как данность.

Балкарцы говорят о себе: «Мы таулу». Дословно – горцы. Издавна они жили в горах, охотились и пасли скот. Шерсть была непременным повседневным атрибутом жизни. А кийиз помогал одновременно облагородить, украсить жилище и проявить творчество. В древности мастерицы брали для окрашивания кийиза только натуральные растительные вещества: кору деревьев, цветы, орехи. И в каждом ущелье женщины валяли ковры по-своему, а опытный взгляд мог даже узнать руку мастерицы.

Все до единого ковры Рашида Локьяева снабжены небольшими бирками. На них указано, кто и когда изготовил ковёр.

«Этим я отдаю дань уважения каждой мастерице, даже если она жила полтора-два столетия назад», - говорит коллекционер.

Сегодня интерес к войлочным коврам вновь стал расти.АиФ/ Дарья Полянкина

Подарю, но не продам

В оформлении ковра использовали растительные и животные орнаменты. Причём со временем узор превратился в своего рода язык, с помощью которого балкарцы обменивались социальной информацией.

«Ковры были разными для того или иного помещения, - поясняет Рашид. – Для девичьей комнаты одни, для ребят другие. Для женщины, которая только родила, свой орнамент. По траурным событиям тоже рисунок на ковре делали особый. Зайдя в дом и взглянув на кийизы, балкарец мог сказать, кто здесь живёт».

Последние десятилетия это искусство стало выходить из обихода. С появлением в нашей жизни синтетики народный промысел оказался на грани утраты. Рашид вместе с единомышленниками поддерживают его по мере сил. Организуют выставки, проводят мастер-классы. Привлекают женщин, которые сохранили ремесло, к обучению молодёжи. Например, в селе Яникой, по словам коллекционера, по-прежнему живут две мастерицы, которые делают ковры так же, как когда-то делали их бабушки и прабабушки.

На всех коврах есть бирки. Фото: АиФ/ Дарья Полянкина

Рашид дарит ковры, чтобы напомнить об этой традиции и пробудить в людях интерес. Но когда просят продать коллекцию, отвечает: «Ни за что».

«Кийзы для меня ценность имеют непреходящую, – поясняет он. – Я часто подолгу просто смотрю на них. И некоторые ковры могу узнать и различить даже по запаху».

На вопрос «Кому передадите коллекцию?» Рашид Локьяев отвечает: «Есть дети, есть внуки. Конечно, им».

«Со временем и у них придёт уважение к этим вещам, это неизбежно, - говорит коллекционер. – Ведь у них это заложено генетически. Столетиями, тысячелетиями вырабатывался универсальный порядок жизни. Это касается любого действия. И как резать барана, и как валять ковры».

Сейчас, когда интерес к войлочным коврам вновь стал расти, на местных рынках начали продавать вещи похожие, но гораздо проще и примитивнее – ширпотреб, который рассчитан в основном на туристов. По мнению Рашида Локьяева, это, конечно, не кийизы. Но и появление таких вещей  тоже хороший знак. Знак того, что войлочный ковёр постепенно возвращает себе позицию символа балкарского народа. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах