aif.ru counter
15.09.2017 11:57
Дарья Полянкина
318

Клинки с характером. Как мастер-ювелир из КБР украшает холодное оружие

20 лет назад мастер украсил первый клинок.
20 лет назад мастер украсил первый клинок. © / Дарья Полянкина / АиФ

Залим знает, что в XIX веке в его роду был мастер с фамилией Тумов. Он занимался ювелирным делом и предпочитал украшать оружие – шашки, кинжалы. Прошло полтора столетия, и ещё один Тумов выбрал для себя это искусство.

Забытые имена

«В семье, к сожалению, не сохранилось ни эскизов, ни работ моего предка, - рассказывает Залим. – Но его имя есть среди мастеров в каталоге книги «Оружие народов Кавказа» Эммы Аствацатурян. Возможно, его работы хранятся где-то в музеях или частных коллекциях. Я их ищу, но пока не нашёл. Раньше мало внимания уделяли именам мастеров, на старинных кинжалах указывали только место происхождения. Нужно провести серьёзное исследование, изучить музейные записи и архивы, чтобы найти его наследие».

Работать с оружием Залим начал 20 лет назад, но ещё до этого прошёл путь мастера в ювелирном ремесле. Закончил художественную школу, училище. В 90-х пришёл учеником на предприятие ювелира Анатолия Шукова, который вернулся на родину из Златоуста, чтобы восстанавливать народные промыслы.

Предприятие закрылось, но интерес к искусству предков молодые мастера сохранили. Залим на несколько лет переключился на работу с украшениями, и даже успел поработать на ювелирном заводе в Стамбуле. Народное ремесло было для него чем-то вроде хобби. Но постепенно работе с оружием он стал уделять всё больше внимания, и она стала основным делом его жизни.

С одного взгляда

Мастер создавал работу за работой, и к началу двухтысячных его изделия стали появляться на выставках. Залим говорит, его кинжалы показывали по всему миру. И добавляет: обычный зритель и мастер смотрят на клинки разным взором. Неподготовленный человек может сказать «красиво» или даже «шикарно». Но только тот, кто своими руками создавал нечто подобное, способен разглядеть, как это сделано.

«Человек несколько лет может делать клинки, не понимая в них ничего, а потом с одного взгляда понять сразу всё, - делится наблюдениями Залим. - Многие не могут отличить кинжалы разных народностей. Это трудно, но когда ты всё время с ними работаешь, можешь узнать это по рисунку, орнаменту, форме клинка».

Залим чаще всего делает оружие в черкесском стиле, но иногда ему заказывают ювелирную обработку клинка в соответствии с традициями другого народа Северного Кавказа. Например, почти год в его мастерской идёт работа над кинжалом в дагестанском стиле.

«Есть мечта сделать турецкий ятаган, - поясняет мастер. - Это особый стиль, особое оружие. Иранский клинок хотел бы сделать. Если есть стремление, нужно приобщаться к традициям разных народов, - так я считаю».

Дух кинжала

Само полотно клинка создают кузнецы. Украшение крепится на готовый кинжал или шашку. По словам мастера, между кузнецом и ювелиром должно быть понимание, они должны даже мыслить похожим образом, тогда работа получается хорошей.

«Когда клинок мне по душе, я начинаю делать эскизы, - говорит ювелир. – Смотрю на него, и постепенно рождается рисунок. Иногда могу делать эскиз беспрерывно и чувствовать – нет, не подходит. А в какой-то момент вдруг начинаю видеть готовый предмет. В любом случае, когда работаю над эскизом, то в голове как бы изготавливаю это изделие. И заранее чувствую –получится хорошо или нет. И если всё получается – это огромная радость для мастера.

Залима радует, что интерес к старинным народным промыслам возрождается. Фото: АиФ

Вдохновение Залим и его коллеги-ювелиры, которых сегодня в Кабардино-Балкарии около десяти, черпают в работах старинных мастеров. Изучая украшения на клинках, они видят, каким был узор, какой техникой пользовались их предшественники, как работали с металлом. Есть такие клинки, которые в XIX веке были украшены более совершенно, чем современные. Хотя сейчас у мастеров намного больше технических возможностей.

«Не всегда дело в технике, - уточняет Залим. – На некоторые старинные клинки можно смотреть часами. Мастера делали их 100 - 150 лет назад. Эти предметы отличает то, что сложно встретить сейчас, – особый дух. К сожалению, мы его уже почти утратили. Мастер передавал этим изделием внутренний настрой черкесского народа. Достичь этого намного сложнее, чем просто соблюсти технические параметры».

Считается, что чем лучше был украшен старинный клинок, тем знатнее и обеспеченнее был его владелец. Это не совсем так. Действительно, чем богаче становился человек, тем больше он старался облагородить своё оружие, сбрую коня. Он так жил. Но клинки были не только для красоты. С ними воевали. На старинном оружии внимательный зритель сможет разглядеть зазубрины.

«Есть кинжалы по характеру страшные, - рассказывает ювелир. – Смотришь – а от него действительно исходит нечто пугающее. Однажды я реставрировал старый клинок, и к нему невозможно было притронуться. Вроде бы и тупой, но за время реставрации он меня ранил четыре раза. Ему было сто с лишним лет. Но он сохранил какие-то необычные свойства, которые трудно объяснить».

Нужно беречь музеи

15-20 лет назад мастеров, увлечённых древним искусством своего народа, в Кабардино-Балкарии было не более пяти. Затем наступил бум интереса к профессии, когда в КБГУ открыли отделение декоративно-прикладного искусства. Там ребят начали учить чеканке, ювелирному делу, другим народным промыслам. Со временем аналогичные отделения стали открывать в художественных школах. В одной из них, расположенной в селе Верхний Куркужин Баксанского района, уже четыре года преподаёт Залим Тумов. 

Из первого выпуска его учеников ювелирным делом занялись двое. И это хороший результат. Залим говорит: детям нужно дать время. Можно учить их два, три, четыре года и не видеть никаких перспектив. А потом вдруг что-то происходит, и ребята начинают чувствовать это творчество, искренне им увлекаются. Возможно, проявляет себя тот самый дух, который так явственно чувствуется в работах старых мастеров.

«Дух в любом случае существует в каждом народе, - говорит Залим. - Даже когда считается, что он утрачен. Может быть, он проявит себя через 20, 30 лет или 100 лет. Просто надо помогать и создавать предпосылки. Мне кажется, очень важно сохранять музеи, они дают людям шанс возродиться. Когда исчезнут музеи, тогда уже всё исчезнет.

Залим получил от Союза художников России помещение в Нальчике под художественную мастерскую. Там он планирует создать небольшой музей со старинными изделиями. В возрождении ювелирного искусства предков ему помогает брат.

«Рассчитываю через некоторое время ещё несколько Тумовых увлечь ювелирным делом, - делится сокровенным мастер. – Чтобы мои дети этим занимались. Пусть будет клан ювелиров Тумовых. Об этом я мечтаю».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество