aif.ru counter
918

Под маской добродетели. Как прикрываются высокими принципами

АиФ-СК №42 14/10/2015
Дарья Галеева / АиФ

Волк в овечьей шкуре – так называют человека, который, прикрываясь благими побуждениями, прячет до поры до времени волчий, звериный оскал.

История знает немало примеров, когда за добрыми намерениями и внешней заботой о людях таились жажда наживы и желание набить собственный карман. Ситуация, о которой ниже пойдёт речь, как и её главные герои, выступающие, на первый взгляд, «народными защитниками», вызывают такие же аналогии.

Хроники востока

В 2007 году, когда на Ставрополье отмечался строительный бум и желающих приобрести новую квартиру в краевом центре было хоть отбавляй, известие о банкротстве ЗАО «Алеф» - компании, специализирующейся на строительстве квартир по долевой схеме, наделало немало шума. Среди пострадавших оказались дольщики 10/11-этажного жилого дома со встроенными помещениями и пристроенным офисным блоком по адресу: г. Ставрополь, улица Мира, 285.

Решив, что спасение утопающих в мире правового нигилизма – дело рук самих утопающих, инициативная группа долевых участников из пяти человек во главе с Евгением Ромасом организовала жилищно-строительный кооператив (ЖСК) «Восток». Провозглашённая цель новоявленного объединения выглядела смело и достойно: защитить права дольщиков и найти ответственного подрядчика, который придёт на помощь и достроит дом. Всем, кто вложил средства в строительство здания по указанному адресу, было предложено вступить в кооператив. Общим собранием кооператива решили засчитать в качестве паевого взноса средства, внесённые в ЗАО «Алеф».

Однако инвесторов, желающих завершить незаконченный объект даже с перспективой получить свободные площади, долго не находилось, так как денег на окончание строительства в «Востоке» не было. Как показало дальнейшее развитие событий, осторожность в этой истории не была излишней. А в том, что в ней не всё так гладко, можно было догадаться уже потому, что схема, по которой имущество «Алефа» перешло жилищно-строительному кооперативу, выглядела, мягко говоря, не совсем законной.

Основным активом ЗАО «Алеф» была земля, а конкретно – участок по ул. Мира, 285. Сколько стоит земельный «надел» в центре города, на который получена проектная документация с разрешением на строительство, думаем, объяснять не стоит. Очень дорого. Следуя букве закона, при банкротстве строительной организации этот земельный участок должны были выставить на аукцион с обременением в виде дольщика. И когда кто-нибудь купил бы его, определенная сумма средств пошла бы на погашение задолженности. Однако в данном случае этого не произошло. И в результате дольщиков, по сути, лишили возможности хотя бы частично окупить вложенные в строительство дома затраты.

Как бы то ни было, «Восток» получил активы «Алефа» и объявил благородную миссию восстановить правопотери дольщиков. Юридически не являясь правопреемником банкрота, ЖСК фактически приобрёл такие полномочия. И этими полномочиями руководство кооператива решило распорядиться весьма оригинальным способом.

Деньги из воздуха

Несмотря на сложности, подрядчика всё же удалось найти. Жилая часть дома была введена в строй в марте 2012 года. Квартиры, на которые не заявляли права дольщики «Алефа», «Восток» должен был по договору передать инвестору. Но хотя руководство ЖСК уверяло, что не отказывалось выполнять свои обязательства, пять из них подрядчик так и не получил. Только в апреле нынешнего года, когда в отношении жилищно-строительного кооператива была запущена процедура банкротства, выяснилась причина такой неторопливости. Оказалось, что спустя год после ввода дома в эксплуатацию – в нарушение федерального законодательства, запрещающего проведение сделок на данном этапе, эти самые квартиры были закреплены за… членами ЖСК. По какому праву кооператив «разрешил» себе распоряжаться чужой собственностью, да ещё по окончательной  «смешной» цене в 19 тысяч рублей за квадратный метр? В некоторой степени ответ на этот вопрос кроется в том, что одним из счастливых обладателей квартиры в центре города оказался сын председателя кооператива Илья Ромас. Возникает немало сомнений и по поводу того, не являлась ли продажа квартир, в сущности, спланированной фикцией, целью которой был обман подрядчика-инвестора.

Усомниться в бескорыстности намерений руководства «Востока» заставляют и многие другие факты. В настоящее время единственным активом, оставшимся у ЖСК, является четырёхэтажная пристройка, права на которую в разное время были закреплены за членами семьи Ромаса: его супругой и двумя сыновьями, Ильёй и Петром.

История офисного блока такова. В 2003 году постановлением главы Ставрополя из четырёх адресов по улице Мира был сформирован земельный участок под строительство. В 2011 году эти строения, странным образом после процедуры банкротства «Алефа» вновь введенные в оборот, выкупил сын председателя «Востока» Илья Ромас. За ничем не примечательные «халупы» площадью 200 квадратных метров он заплатил более 11 миллионов  рублей, что явно превышало их рыночную стоимость. А после – подписал с жилищно-строительным кооперативом инвестиционный договор, в котором оценил эти квартиры уже в 20 миллионов рублей. Но и это ещё не всё. На этот «широкий» жест ЖСК ответил с ещё большим размахом, обязуясь по инвестиционному договору отдать 4 этажа в пристроенном офисном блоке площадью более тысячи (!) кв. м. К слову, нынешняя стоимость этих квадратных метров превышает 60 миллионов рублей. Крайне сложно найти другие причины невероятной щедрости жилищно-строительного кооператива, кроме той, что лежит на поверхности. Похоже, под прикрытием «борьбы за права людей» можно отлично улучшить собственное финансовое положение.

Благодаря этой искусной комбинации Илья Ромас получил возможность войти в реестр кредиторов «Востока», а жилищный кооператив – оказался без средств на строительство офисного здания, подрядчик которого теперь требует оплатить свою работу, оцененную им в тридцать с лишним миллионов рублей.

В кругу семьи

Впрочем, подобных ситуаций, связанных с близкими родственниками председателя жилищного кооператива, в этой истории более чем предостаточно. Судите сами. Только по решениям судов Евгений Ромас и два его сына получили в доме по ул. Мира, 285: 11 квартир, кафе, магазин и более 500 квадратных метров офисных помещений. Но и это ещё не всё. В ходе процедуры банкротства выяснилось, что ЖСК должен одному из сыновей 20 миллионов, а другому – 24 миллиона рублей.

Не менее странной выглядит ситуация с кредитором ЖСК Сергеем Балаценко. Среди кредиторов «Востока» он оказался только в 2014 году, когда заключил договор уступки права требования с первоначальным кредитором, а также дал ЖСК деньги в долг – всего на сумму более двух миллионов семисот тысяч рублей.  Здесь интересен такой нюанс: зачем Балаценко скупать долги кооператива, а затем давать этому же кооперативу деньги в долг, если он изначально знает, что ЖСК в плачевной ситуации и, следовательно, не сможет с ним расплатиться? Где экономическая целесообразность такого «шага доброй воли»? Судя по тому, что ИП Балаценко практически сразу после этого обратился в суд, чтобы признать жилищно-строительный кооператив банкротом, логично предположить, что именно это и было конечной целью кредитора.

Дело дома по улице Мира, 285, уже который год разбирается в судах различных инстанций. Впрочем, что касается судебных споров ЖСК с членами кооператива, то они, похоже, носят исключительно мирный характер. Иначе как можно объяснить тот факт, что все финансовые претензии и исковые заявления к «Востоку» были безоговорочно признаны ответчиком?

Не будем утомлять читателей длинной историей судебных тяжб: ставить в деле точку должны не журналисты, а уполномоченные на это органы. Важнее другое: встречаясь с теми, кто лезет на амбразуру с лозунгами «борцов за права», стоит хорошенько приглядеться: не проглянет ли под овечьей шкурой злобная морда хищника-стяжателя.

На правах рекламы

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах