aif.ru counter
180

Национализм для чайников.Что стоит за словами губернатора Кубани?

 

На прошлой неделе губернатор Краснодарского края разоткровенничался настолько, что его слова до сих пор являются одной из самых обсуждаемых тем в России. Так вышло, что они  нашли горячую поддержку одной части общества  и обвинения в нарушении Конституции а также  уголовного законодательства – со стороны другой его части.

Одна из причин такого резонанса в том, что слова его прозвучали не просто резко, а зловеще, как предчувствие апокалипсиса (что, согласитесь, мягко говоря, не характерно для высокопоставленных чиновников в эпоху, которую официально принято именовать, как Стабильность):

«Сегодня я думал и размышлял, что мы еще успеем: между Кавказом и Кубанью есть фильтр – Ставрополье. Но теперь я вижу, что его нет. Следующие – мы с вами».

Ставропольский край в его речи упоминается, как уже потерянный регион, где «русская часть населения  чувствует себя некомфортно», «потеряно чувство общности, солидарности, в том числе культурное наследие».

Чтобы не допустить подобное на Кубани, губернатор предлагает создать специальные казачьи дружины, одна из ключевых задач которых будет противостояние переселению в регион жителей Северного Кавказа. При этом, он намекает на то, что казаки будут вольны делать то, что сегодня непозволительно полицейским.

Чтобы постараться понять, что на самом деле хотел сказать Ткачев, побудительные причины этой речи причины и ее цели,  стоит рассмотреть  слова губернатора с разных сторон.

Сторона первая. Обывательская

Если не вдаваться в нюансы, не пытаться анализировать ситуацию и искать корни проблем, все действительно выглядит весьма скверно и даже ужасающе. И тут Ткачев попал в самую точку, за что многие уже поспешили провозгласить его спасителем русского народа.

Ставрополье в этом смысле очень показательный регион. Конечно, для меня, как его жителя несколько неприятно, что Ткачев воспринимает его не как соседа, а исключительно как фильтр для неприятностей. Но, если без эмоций, – суть передана верно.

Восток края объективно уже давно потерян для нормальной жизни. Если раньше  там было тяжело жить чисто физически (климат и общая неустроенность) то теперь еще и морально – массовые миграции из соседних республик кардинально изменили атмосферу в обществе.

КавМинводы из общероссийского курорта во многом превратились в место тусовки северокавказкой знати и их оруженосцев – в родных краях с таким размахом отдыхать не позволяют обычаи, традиции и отсутствие соответствующих условий.

С каждым годом градус межэтнических взаимоотношений растет  и в столице края.

Правда, Ткачев, характеризуя сложившуюся ситуацию, вещи своими именами не называет, скрываясь за политкорректными терминами, в которых, впрочем, изрядно путается   (так, незаконной миграции, о которой упоминает Александр Николаевич,  при существовании  свободы перемещения граждан внутри страны, не может быть по определению), для уха среднестатистического русского обывателя, это все равно звучит необычайно вдохновляющее. Собственно,  на это, похоже, и расчет.  

Сторона вторая. Причинно-следственная

На деле мы имеем сразу несколько очень важных факторов, про которые почему-то Ткачев не упоминает, провозглашая священную борьбу с симптомами, а не с самой болезнью.

- Бесконтрольность расходования федеральных средств. Огромные денежные  потоки, которые идут на Северный Кавказ, оседают у местных элит, и как сквозь песок уходят в сопредельные регионы. Иногда они легализуются там во вполне приличных бизнес-проектах, чаще в криминальном или в полукриминальном бизнесе, но всегда приносят с собой специфические «правила игры», которые исповедуют владельцы капитала.

- Коррупция, пронизывающая все государственные институты, а проще говоря -  продажность практически всех, кто ответственен за принятие решений. Это закономерно отражается на всех аспектах жизни, начиная от безопасности и правосудия, заканчивая условиями ведения бизнеса. То есть, прав тот, у кого деньги.

- Отсутствие должного уровня воспитания, образования, нормальной системы  ценностей у значительной  части молодежи. Что, естественно, относится и к студентам из республик, в большом количестве поступающих в вузы соседних регионов. Но в их случае ситуация усугубляется тем, что они всегда стараются держаться обособленной этнической группой.

- Традиционно более активное поведение пришлого населения в сравнении с инертностью коренных жителей. А в  наших реалиях это часто выливается в такие крайности, когда одни работают с утра до ночи, а вторые весь день пьют и винят первых во всех своих бедах.

- Постепенное изменение этнического состава населения страны  за счет регионов с высокой рождаемостью, которые одновременно являются регионами с наиболее низким уровнем жизни.

Собственно, из этих вопросов и складывается та большая проблема, с проявлениями которой Ткачев собирается бороться казачьими соединениями. Говорить о ее корнях  губернатору не с руки. Может, потому, что официально таковых не существует.

Сторона третья. Казачья

Очень интересно по случаю вспомнить слова Александра Ткачева, сказанные им в интервью Владимиру Познеру 6 февраля прошлого года. Отвечая на вопрос о том, почему казакам не дали возможности повлиять на ситуацию в Кущевке (хотя они пытались вмешаться), он начал пространные рассуждения о том, борьба с криминалом не входит в их функции, их дело – исключительно культурно-историческое  наследие, то есть сохранение обычаев, традиций и народное творчество.  

Очень показательный подход. По Ткачеву выходит, противостоять криминалу –  казакам не по чину. Песни-танцы – это пожалуйста. Ну и инородцев между делом погонять. А со всем остальным родное государство справится, вы уж не извольте беспокоиться.

Сторона четвертая. Самая главная

Забавно, на высшем уровне, где все решают деньги и власть, нет никакого национализма. Там царит идиллия, взаимопонимание и благоденствие.

А где-то внизу на бескрайних просторах России, по которым размазан народ, постоянно какие-то проблемы, а в последнее время еще и неудобные вопросы о природе денег и власти.

И национализм для народа, сброшенный сверху – это просто находка для власти. У нее отпадает необходимость признавать и решать проблему, когда бороться с ее последствиями объявляется священным долгом. А народу не до острых вопросов, пока он этим  делом занят.

Таким образом, система, частью которой является и Ткачев, дает всем понять: это у вас там внизу национальные вопросы, а у нас тут вверху стабильность и Великая Россия, это для вас они понаехавшие, а для нас самый благодарный электорат, это у вас там все покупается и продается за деньги, которые дает Всевышний, а мы это называем социально- экономическим развитием региона.

Так что, нет проблемы отдельных национальностей. Есть проблема внешних условий.

Например,  если долгое время закрывать глаза на  золотые пистолеты на поясе, на грабежи насилие и убийства, то одна нация в конечном итоге научится делать это лучше других, а другие будут ее за это ненавидеть.

Есть и другой путь – Закон. Реально действующий, и перед которым все равны. Но когда наверху говорят об особом пути России, похоже, имеется ввиду не этот. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (7)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах