174

СКФО исполнилось 3 года: почему иждивенческие настроения в округе растут

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. АиФ-СК 30/01/2013
Фото: АИФ
Досье:
Абсалитдин Азимович Мурзаев родился в Дагестане, окончил политехнический институт (специальность «технология консервирования»), затем аспирантуру Института экономики Российской академии наук по специальности политэкономия. Кандидат экономических наук, зав кафедрой менеджмента Международной гуманитарно-технической академии, член общественной палаты РД, член общественного Совета при полномочном представителе Президента РФ в СКФО.

 

Северо-Кавказскому федеральному, самому молодому округу РФ, в январе исполнилось 3 года. В прошлом году двухлетие образования прошло незамеченным – очевидно, гордиться особо нечем, а у нас принято трубить о достижениях. В тот день, 19 января 2012-го в Черкесске проходило выездное заседание общественного совета при полпреде в СКФО, но о дне рождения округа так никто и не вспомнил. Потому вопрос «АиФ-СК» застал Александра Хлопонина врасплох – что он считает самым большим успехом и главным провалом в жизни округа с момента его создания? С такого же вопроса «АиФ-СК» начал интервью с кандидатом экономических наук, членом Общественного совета при полпреде в СКФО Абсалитдином Мурзаевым.

- Так чего всё-таки удалось достичь за время существования СКФО?

- Конечно, 3 года не срок для кардинального изменения ситуации в регионе, но в то же время это достаточный период, чтобы разобраться в его проблемах и наметить реальные планы продвижения вперед. Решение о выделении из состава ЮФО национальных республик и Ставропольского края и включение их в СКФО, по моему мнению, можно считать точкой отсчета возникновения полноценной кавказской политики, что оказалось непростым делом для современной России. И прежде всего потому, что регион разнообразен и требует пристального анализа ситуации на всех уровнях, вплоть до отдельного села и аула. К сожалению, ослабление внимания к национальной политике с 1990 годов превратило разнообразие этнического и конфессионального состава региона из его достоинств в серьезную проблему. Сегодня власти и общество бьются над тем, чтобы культурное богатство народов Кавказа вновь превратилось в созидательную, а не саморазрушительную силу. Для решения этой задачи, считаю, и был образован новый округ, на это же направлено и создание Общественного совета СКФО.

- Стратегия и программа социально-экономического развития СКФО до 2025 года далеко не у всех вызывает положительные эмоции, настолько ли они хороши? Какие недоработки видны невооружённым глазом и как их можно устранить? Нужна ли особая программа поддержки малого предпринимательства? Существующие восторга у бизнесменов не вызывают…

- Модель социально-экономического развития округа ориентируется на крупный капитал. При этом в должной мере не учитываются интересы малого и среднего бизнеса, индивидуального предпринимательства. Составляющими модели не стали конкретные механизмы преодоления рисков и решения проблем. Не отражена роль реформы местного самоуправления, формирования институтов гражданского общества в перспективах развития округа. Не предусмотрены меры по разрешению множественных этно-территориальных противоречий на Северном Кавказе, противодействию клановости, теневой экономике и связанной с ними коррупции. Есть упущения в профилактике экстремизма и радикализма. В регионе растут иждивенческие настроения, подпитываемые быстрорастущими социальными выплатами.

Не бизнесом единым…

- В реальности-то многие жители округа надеялись на перемены к лучшему, но ожидания не оправдались…

- Здесь люди, более чем в каком-либо регионе, возлагают надежды на «федеральный фактор». Добиться справедливости в своих республиках, участвуя в разработке и принятии решений органами местного самоуправления, учета мнения граждан при укоренившейся в республиках клановости, «круговой поруке», полном отсутствии доверия общества к власти невозможно. Поэтому были завышенные общественные ожидания в связи с образованием СКФО, которые, к сожалению, априори не могли оправдаться. Федеральный центр решил, что обеспечить стабильность и устойчивость в регионе можно только за счет улучшения социально-экономической ситуации. Поэтому и деятельность полпредства целиком и полностью была посвящена разработке стратегии социально-экономического развития, сердцевиной которой было объявлено привлечение инвестиций. Так, в Дагестане намечено строительство мега птицефабрики на 50 тыс. тонн бройлерного мяса и 650 млн. шт. яиц. На сегодня птицеводство, одна из ниш рыночной экономики, где население равнинных и предгорных сёл нашли свое место и полностью обеспечивали потребность в птицеводческой продукции республиканский рынок. С вводом птицефабрики крестьяне вынуждены будут свернуть свои личные подсобные хозяйства.

- Выходит, погоня за «большим бизнесом» ударит по фермерам, но ведь во всём мире такая экономическая ситуация известна – крупные компании «съедают» мелкие, не выдерживающие конкуренции. Неужели это так сложно предвидеть?

- Я езжу по всему округу, знаю, что такие опасения есть в других субъектах, где люди зарабатывают крестьянским трудом. В КБР, к примеру, где идет закладка садов по интенсивной технологии при лоббировании интересов земельных монополистов и преференциях крупным арендаторам. О судьбе личных подсобных и фермерских хозяйств кто задумался? Об этом ничего не слышно. В целом стратегия сконцентрирована на работе с инвесторами, а не с местными сообществами. Масштабы поддержки крупных проектов таковы, что они поглотят ЛПХ и КФХ. Социальная цена последствий для малого и среднего предпринимательства реализации программы развития СКФО не просчитана! Одна модель «платы за стабильность» на СК – накачка бюджетов субъектов федеральными деньгами - заменяется на другую: господдержку крупного инвестора. Как говорят на Кавказе - «на курдюк масло мажется». Было бы правильнее поддержать в первую очередь малые инфраструктурные проекты, направленные на развитие экономики местных сообществ.

При этом политическая составляющая в деятельности СКФО была сведена к минимуму, о чем свидетельствует малочисленность аппарата департамента внутренней политики и главных федеральных инспекторов в республиках. Их деятельность свелась к констатации ситуации, прогнозированию сценариев её развития. Инструменты и рычаги влияния не используются. Не практикуется создание комиссий для изучения с выездом на места причин конфликтов различного характера и нахождения путей их разрешения. На памяти только принятие решения полпредом по спорам кабардинской и балкарской стороны о «межселенных территориях» и между Ставропольем и Дагестаном по вопросам об арендованных у Ставрополья земель отгонного животноводства. В то же время, жители равнинных районов Дагестана (кумыки, ногайцы, терские казаки) ставшие национальными меньшинством на своих исторических землях в результате стихийного переселения горцев на равнину, не поняли посыл полпреда, что не должно быть и речи об «этнических территориях». А как же быть с правом каждого народа на исторически сложившейся ареал своего проживания, на гарантированность Конституцией РФ среды обитания?

Местное самоуправство

- Протестные настроения в обществе есть, и ситуация далека от идеализации, навязать которую нам пытаются, рассказывая об успехах. Экстремизм, терроризм, религиозный радикализм – всё это имеет место быть, да ещё и с тенденцией к росту…

- Начну с того, что тезис об усилении влияния ислама на Северном Кавказе вследствие неблагополучного социально-экономического состояния является ошибочным. При бедности населения может произойти радикализация ислама вследствие роста протестных настроений. Но так как СКФО не сумело переломить социально-политическую ситуацию в регионе, когда не созданы условия для реализации общественно-политической активности граждан, кланы стали субъектами политики и оттеснили народ на обочину политической жизни, местное самоуправление превратилось в местное самоуправство, существенная часть населения избрала ислам для канализирования своей протестной активности. Ислам, как идеологизированное мировоззрение, все больше приобретает политические черты, но не из-за бедности населения, а из-за политики властей, которые не оставляют людям возможности также принять участие в решении насущных общественно-политических и социально-экономических вопросов.

Инициативы сверху – такие как различные фестивали, форумы молодежи «Машук», «Каспий» собирают в основном напоминающую комсомольских функционеров «элитную молодежь», живущую в параллельном мире с неформалами. Теми, кто видя творящееся вокруг, пополняет ряды незаконных вооруженных формирований. Такие мероприятия «по разнарядке» кардинальному решению проблем радикализации молодежной среды способствовать не могут.

- Так в плюс что-нибудь попадет?

- Знаю, есть люди, однозначно не признающие значимость осуществленного в последние годы в СКФО. Однако результаты говорят сами за себя: это только начало. Регион при помощи федерального центра развивается и строится, а главное – есть позитивная динамика социально-экономических процессов. Я участвовал в обмене мнениями по докладу гендиректора ОАО «Курорты Северного Кавказа» Алексея Невского и обратил внимание на печальный опыт инвестиционного проекта «Немецкая деревня», в определенной степени подорвавший доверие населения к подобным делам. Проект не реализован, а земля, отведенная под него, уже занята частными структурами с копеечным уставным капиталом. Предприимчивые дельцы просто-напросто завладели сотнями гектаров. Сегодня первоочередная задача - разъяснить населению преимущества строительства объектов туристического кластера. Дело это действительно стоящее, но необходимо изначально учитывать интересы местного населения. В докладе Невского, к сожалению, не прозвучало, каким образом будут учитываться интересы местного населения. А это важно. Ничего не говорилось и о том, как с помощью подобных проектов будет развиваться малый и средний бизнес муниципальных образований на этих территориях.

Почти год назад, в феврале 2012 года я встречался в Москве с Алексеем Невским, мы согласовали меры по организации диалога с жителями муниципальных образований, земли которых будут заняты объектами туркластеров. Со стороны руководства «Курорты Северного Кавказа» было заявлено, что к июню они предоставят проект строящихся объектов. Наступил 2013 год, но бизнес-проекта для общественных слушаний нет!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах