aif.ru counter
249

«Психбольница – не тюрьма!»

АиФ-СК №41 12/10/2011

В октябре отмечается Всемирный день психического здоровья.

Чем живет сегодня психиатрия Ставрополья? О разных аспектах этой области медицины мы беседуем с главным врачом ГУЗ «Ставропольская краевая клиническая психиатрическая больница №1» Игорем Былимом.

 Век агрессии

– Игорь Анатольевич, жизнь в нашей стране назвать стабильной никак нельзя, а на Северном Кавказе ситуация вдвойне тревожная. Как вы можете охарактеризовать психическое здоровье наших земляков?

– Я бы не сказал, что на Ставрополье больше психически больных людей, чем в среднем по России. Да, число пациентов так называемой малой психиатрии, страдающих неврозами, посттравматическими расстройствами, растет, но это даже не российская, а общемировая тенденция.

Недаром наше время называют веком агрессии. В России большой удар по психическому здоровью населения был нанесен после развала СССР, когда уничтожение государства повлекло за собой и разрушение многих семей, разбросанных на огромной территории. Тем не менее сказать, что ситуация катастрофична, я не могу. Если, скажем, брать шизофрению, то во все время в мире ею стабильно страдают 2%.

– Краевая психбольница конца 90-х напоминала жуткую тюрьму. Сейчас налицо перемены к лучшему. Но люди по привычке боятся ее как чумы…

– И напрасно. Население, увы, живет стереотипами, которые подогреваются кинофильмами, телепрограммами. А ведь наша российская психиатрия сильно изменилась к лучшему! Сегодняшние пациенты гораздо меньше похожи на «психов», нежели раньше. Во-первых, медикаменты используются другие. Во-вторых, качественно иным стал подход к лечению.

Раньше больные, вынужденные жить в больнице, большую часть времени были предоставлены сами себе. Сейчас все их свободные часы посвящены реабилитации и социальной адаптации, которая для каждого больного проходит по индивидуальному плану. Пациенты участвуют в различных тренингах, которые помогают им восстановить утраченные социальные навыки. Занятия спортом, различными видами творчества – всё это если и не излечивает душевные недуги, то сводит их к минимуму.

Что принципиально важно – сегодня больного сопровождает не один лечащий врач, а целая бригада специалистов, среди которых и психологи, и социальные работники. Словом, применяется весьма эффективный мультидисциплинарный подход.

Тем не менее развернуть эту деятельность в полном объеме сильно мешает слабая материально-техническая база. Нужны спортзалы, нужен театр, нужны комфортабельные палаты. Но в России до сих пор практически ни в одной психиатрической больнице нет спортзалов!

– В нашем обществе считается, что душевнобольным – место исключительно в «желтом доме». Многие недоумевают, что неадекватного человека можно отправить на принудительное лечение только по решению суда…

– Да, просто приехать и забрать человека в больницу мы не имеем права, даже если он сильно отравляет жизнь окружающим. Психиатрия – не карательный орган! Но лечение в психиатрической больнице все же будет проведено, если страдающая сторона вызовет полицию и станет очевидно, что человек представляет определенную опасность для окружающих. Активность в этом случае надо проявлять совместно с полицией, психиатрами и другими жильцами.

Почему забыт Довженко?

– Вы – ученик знаменитого психотерапевта Александра Довженко. Не обидно, что его эффективнейший метод лечения алкоголизма сейчас подзабыт, а бал правят шарлатаны?

– Довженко был гениальным врачом. Его метод, не принятый, кстати, на Западе, кардинально отличается от подхода организации «Анонимные алкоголики». Ее основной постулат – прекращая пить, человек остается алкоголиком. Довженко тоже это признавал, однако, в отличие от западников, не давал жесткую установку – не пить вообще. Нет, он нацеливал человека воздержаться от спиртного всего в течение года. Что происходило за год? Закодированный по его методу пациент возвращался в семью, на работу. Даже если потом он снова начинал пить, отношение к этому было кардинально иным – человек осознанно делал свой дальнейший выбор.

К сожалению, Довженко не запатентовал ключевое слово – «кодирование». Поэтому врачей, которые «кодируют», но не имеют к его методике никакого отношения, стало так много. Доверять всем подряд, безусловно, не следует. Как и рекламируемым таблеткам и биодобавкам.

Корень зла – в голове

– Страну захлестнула педофилия. Вы согласны с чисто физическим методом борьбы с этим злом – химической кастрацией растлителей?

– Педофилия традиционно считается психическим отклонением. Правда, больной остается вменяемым, но без лечения у психиатра ему не обойтись. Никакие химические методы не помогут, если осужденные за насилие над детьми остаются после отбывания наказания бесконтрольными. Нужно перенять опыт США, где все перемещения педофила после его выхода на свободу находятся под жестким контролем! И, конечно, лечить таких больных у психиатров.

Смотрите также:

Оставить комментарий (16)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах