aif.ru counter
64

Найди свою башню

АиФ-СК №24 13/06/2012

Режиссер неигрового ки­но Алина Акоефф вместе с единомышленниками пы­тается спасти «Потерянную Осетию». Пока интерактив­но. Но если получится, то и в «живом плане».

Народная карта

«Потерянные» - это бро­шенные села и села на грани вымирания, где жизнь еле теплится, где осталось лю­дей меньше десятка, где надо срочно вмешиваться, иначе на карте скоро сохранится только лишь название.

От естественной урбаниза­ции не уйти, но есть возмож­ность задержать разрушитель­ный процесс строительством дорог, подводом коммуни­каций, организацией рабочих мест, чтобы житель села не чувствовал себя забытым и никому не нужным.

Пока же Алина Акоефф, несколько лет назад вдохно­вившись картой политолога и исследователя обеих Осетий Артура Цуциева, поставила для себя задачу – проехать всю республику, познако­миться максимально под­робно с населенными пунк­тами, узнать, какова история села, кто там жил и живет сегодня. Нашлись и едино­мышленники: технический директор Вадим Дьяконов, координатор волонтеров Ан­зор Макиев, другие энтузиас­ты. Сначала предполагалось что-то вроде энциклопедии в интернет-пространстве, т. к. именно новые технологии дают возможность сбора и обработки большого массива информации. Потом мысль укрепилась в том, что нужна «народная» карта, в создании которой каждый желающий может внести свою лепту.

«Во многих осетинских се­мьях из поколения в поко­ление передаются предания о возникновении их фами­лии, рода, - уверена Алина. – Может, они не столь исто­рически достоверны, но, без­условно, для нас интересны, впрочем, как и официальные документы».

Туризма все меньше

Сейчас интерактивная карта «Потерянная Осетия» представляет собой несколь­ко слоев. Первый – более 200 сел, где могут быть только руины, а могут сохраниться несколько жилых домов, и второй – памятники куль­туры, истории, археологии и природы.

На сегодня переписано, сфотографировано и обме­рено более 500 объектов, но это далеко не окончательный вариант.

Конечно, многие памят­ники старины, в том числе, и родовые башни в плачев­ном состоянии. Они требу­ют срочной помощи. Почему не реставрации? Потому что реставрировать надо про­фессионально, а не просто из лучших побуждений, да­же при наличии достаточных финансовых средств. И здесь, как предлагают некоторые специалисты, консервиро­вание – более приемлемый вариант. Хотя к создателям «Потерянной Осетии» уже об­ратились представители трех фамилий, чтобы получить их родовые башни в управление, а значит, и сохранить их.

Туристских троп, как, впрочем, и самого туризма, в горах Северной Осетии оста­ется все меньше. Зато растут заборы частных домовладе­ний. «С высоты башен Га­бисовых в Фиагдоне, кстати, находящихся в плачевном состоянии, открывается та­кая обзорная панорама на все эти наделы, - констатирует Алина. – Но этого уже не избежать. Хотя бы уж впи­сывались своими строениями в ландшафт».

Проект некоммерческий, но затратный. Даже для то­го, чтобы поехать в горы и провести замеры, нужны де­ньги. Не говоря уже о выез­дной консультации специа­листа, допустим, из Москвы, который исследовал башню Курта и Тага, названную так по именам двух братьев, которые дали начало более полусотни известных осе­тинских фамилий. Архитек­тор-реставратор Валентин Кузьмин после тщательного мониторинга родового стро­ения выдал акт технического состояния и рекомендации по консервации. Под осно­ванием башни рассыпается сланец. Кроме того, видимо из – за сейсмической актив­ности по «телу» пошли тре­щины. Их чуть менее 30. Есть и очень крупные. Поэтому консервация сложная, в три этапа, и дорогостоящая.

«Приблизительно нуж­но два миллиона рублей, - говорит Алина. – Будем обращаться к жителям Куртатинского ущелья, и к выходцам тех фами­лий, которые ведут отсю­да свое генеалогическое древо. Это Дзантиевы, Джанаевы, Томаевы, Тезиевы, Гуриевы, Ха­дарцевы, Фарниевы и другие».

Конечных целей у проекта три. Первая – анализ ситуации – что мы имеем и к чему идем. Вторая – при­кладная: создание электронной эн­циклопедии, где будут указаны место, объект, принадлеж­ность, имена, фото - и ви­део - архив, фольклорная информация. Третья – пос­редническая между памят­никами культуры, населени­ем и официальными струк­турами.

Проект целиком держится на волонтерах. Постоянный костяк – 20 человек. Вокруг – около сотни. «Выезжаем в село, считаем постройки или то, что от них осталось… Ес­ли это башня, то устанавли­ваем координаты, обмеряем, оцениваем состояние, фото­графируем. Если есть жители, пытаемся установить контакт, выявить проблемы, помочь, чем можем».

Сейчас у Алины Акоефф практически все время зани­мает интерактивная карта. В планах к сентябрю закончить карту процентов на 80% и тогда появится еще один слой – мобильное приложение «электронный путеводитель по Осетии». Приезжая в рес­публику, каждый желающий сможет скачать интересую­щую информацию из Интер­нета на телефон, навигатор и наметить маршрут.

Помимо «Потерянной Осетии» режиссер занимает­ся кинопросветительством, ее «Докер» хорошо известен в городе, а также - переводом старых советских мультиков на осетинский язык. Она, как сама для себя определи­ла когда-то, руководствуется теорией малых дел. А они уже совсем не малые, а очень да­же большие. И полезные в масштабах всей республики.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах