aif.ru counter
27

Вершины Малышева

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44 31/10/2007

Алексей Малышев еще при жизни стал человеком-легендой. Ученый, приручивший женьшень, литератор, издавший в России и за рубежом десятки произведений, неутомимый борец и защитник природы. Столетие со дня его рождения отмечалось 10 октября 2007 года.

Грани таланта

Появился на свет в Петербурге, осенью 1907-го. Родители были студентами агрономического факультета, к тому же пламенными революционерами-подпольщиками. Мать вскоре тяжело заболела и умерла, а маленького Лешу нянчила и растила, представьте себе, вдова Николая Огарева - Наталья Алексеевна. Ужасы Гражданской войны, голод, постоянные переезды... Но Алексей усердно тянется к знаниям, много читает и начинает писать.

Поступает же Малышев в Саратовский сельскохозяйственный институт, так как с детства его интересовали растения. По окончании вуза работает агрономом на Кавказе и в Закавказье. И вот тогда-то и начинает эксперименты по продвижению различных культур в высокогорье.

В 1935 году в Теберде создается заповедник. Алексей Александрович направляется туда. Закладывает опытные участки, доходя до рекордной в агрономической практике отметки - 2400 метров над уровнем моря. Местные жители удивляются: никогда здесь не росли ни капуста, ни брюква, ни редька, ни свекла. Успехи агронома Малышева по достоинству оценил всемирно известный растениевод академик Николай Вавилов. И в 1939 году Алексей Александрович привез свои съедобные экспонаты на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку в Москву. С этого начался его путь в большую науку.

В 1941-м Малышева назначают заместителем директора Алтайского заповедника. Алексею Александровичу предстояло решить важную задачу по размещению зерновых культур на берегах весьма своенравного Телецкого озера. Так мало того, что ячмень отлично прижился и дал хороший урожай, Малышеву удалось здесь же посадить яблоневые сады и устроить овощные огороды.

Впечатления о людях, природе, работе и всевозможных приключениях на Алтае вылились в лирическую повесть. Оказавшись неподалеку от Москвы, осмелился позвонить своему кумиру - Паустовскому. Мастер горячо одобрил рукопись Малышева и содействовал опубликованию в столице "Золотого озера". А позже Паустовский способствует вступлению ученого в Союз писателей СССР.

Приручение женьшеня

В середине прошлого столетия Малышеву предлагают вплотную заняться таким экзотичным, редким и уникальным по лечебным свойствам растением, как женьшень. Нужно было ввести его в агрокультуру и создать плантации. Планировалось заниматься этим на Дальнем Востоке, где "корень жизни" еще встречался в диком состоянии. Алексей Александрович предложил освоить новый для растения географический район. Именно в горах Карачаево-Черкесии впервые в истории мировой науки и состоялось приручение чудодейственного женьшеня.

Сначала были взяты семена из Кореи. Опытные участки закладывались в поясе букового леса. Выхаживали их как младенцев. Алексей Александрович любил вспоминать, что, вопреки суевериям, лишь на участке под номером тринадцать были получены долгожданные результаты - женьшень пошел в рост. А вообще-то самыми лучшими для Кавказа оказались семена из Китая. Они-то и позволили женьшеню перешагнуть границы заповедника и расселиться от Карпат и до Урала.

Интродукция женьшеня стала темой докторской диссертации Малышева. Алексей Александрович был награжден высокими правительственными наградами, в том числе орденом "Знак Почета". Но все же главным подвигом жизни он считал спасение Тебердинского заповедника.

В свое время на эти угодья, якобы не приносящие пользу обществу в виде молока и мяса, ополчился Никита Хрущев. Тогда Малышев бросился в Москву, дошел до Госплана и доказал необходимость существования и сохранения свободных от хозяйственной деятельности элитных зон земли. И хотя планида даровала ему долгую жизнь, именно сегодня Малышев необходим как никогда. Наверняка он смог бы победить и теперешних, яростно посягающих на святое, заповедное...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах