345

Будни и праздники «Казьминского»

АиФ-СК №32 08/08/2012
Фото: АИФ

На прошлой неделе за­вершилась уборка озимой пшеницы в СПК «Колхоз-племзавод «Казьминский» Кочубеевского района края.

Легендарное сельхозпред­приятие уже многие годы остается флагманом зерно­производства не только в крае, но и в России. Здесь есть все составляющие, ко­торые определяют передовое хозяйство: опытные специа­листы, квалифицированные рабочие кадры, профессио­нальная инженерная служ­ба, высокопроизводительная сельхозтехника и грамотное руководство.

Впрочем, сама жатва — хоть и ответственный, но отнюдь не самый главный этап в насыщенной трудо­вой жизни многопрофиль­ного хозяйства. Помимо развитого растениеводства, в структуре которого важное место занимает королева здешних полей — сахарная свекла, весьма существенная доля приходится на живот­новодство. А это — кругло­суточная, круглогодичная работа. И хотя окончание жатвы — всегда праздник, напряженные трудовые буд­ни здесь не прекращаются ни на минуту.

Коррективы природы

- Год выдался очень не­простой, - констатирует председатель СПК «Колхоз-племзавод «Казьминский» Сергей Шумский. - Нам пришлось пойти на сущес­твенные дополнительные расходы, вносить большее количество удобрений, про­водить десекацию полей. Мы работаем по интенсив­ным технологиям, а они весьма затратны. Честно говоря, рассчитывали полу­чить больший вал зерновых культур, но часть урожая побил град.

Погода всегда вносит свои коррективы в уборочную страду. Не стал исключением и нынешний год. Это про­чувствовали на себе во всех хозяйствах края. Впрочем, в «Казьминском» с его техни­ческими возможностями и трудовыми ресурсами при­чуды погоды особых проблем не привнесли.

- Уборка озимой пше­ницы, которая занимает в хозяйстве площадь девять с половиной тысяч гектаров, прошла в течение десяти дней, - рассказывает главный агроном СПК «колхоз-плем­завод «Казьминский» Алек­сандр Остриков. - В связи с повышенной влажностью мы начинали убирать не ут­ром, а с двух часов дня. В жатве приняли участие 24 комбайна «Полесье», семь комбайнов «Кейс», осталь­ные - «Дон-1500». Вся тех­ника в отличном состоянии, большая часть агрегатов но­вая, в день мы убирали бо­лее тысячи гектаров.

- В начале уборки серьезно помешали дожди, - говорит начальник комплекса зерно­вых культур СПК «Колхоз-племзавод «Казьминский» Иван Полуянов. - Но потом погода восстанови­лась. Правда, полез бурь­ян, поэтому пришлось проводить десекацию, но все эти неприят­ности не помешали нам закон­чить жат­ву в установленные сроки. Техника на уборке задейс­твована отличная, все ме­ханизаторы работают в паре со штурвальными, а потому и результат получился со­ответствующий. В общем, справились на все сто, без каких-либо ЧП.

Суровая зима, непростая весна, засуха, а затем за­тяжные дожди не могли не сказаться на урожайности пшеницы. Если прошлый год был рекордным по валу, то в нынешнем году раду­ет только высокое качест­во зерна. Вся собранная в «Казьминском» пшеница продовольственная, треть­его класса, с хорошими ха­рактеристиками. Учитывая все негативные моменты, главный агроном доволен результатом. Урожайность пшеницы — 53 центнера с гектара – достаточно хо­роший показатель для не слишком удачного для всех сельхозпредприятий года.

- Очень важно, что у нас на предприятии есть собс­твенные кадры, это опыт­ные, постоянные работники предприятия, которые тру­дятся не за грош, а полу­чают достойную оплату за свою работу. Другое важное преимущество нашего хо­зяйства — это полностью укомплектованный машин­но-тракторный парк, - про­должает Александр Василь­евич. - Эти два компонента определяют работу всего хо­зяйства. Поэтому проблем с уборкой у нас не возни­кало.

Условия выживания

Как только закончилась уборка, пошел новый вал работ. На одних полях про­водилось лущение, на дру­гих, которые определены под озимый рапс, начались пахотные работы. Здесь так­же задействована современ­ная мощная техника - трак­тора «Кейс».

Первого августа очеред­ной ответственный этап— уборка сахарной свеклы. Ранний срок начала работ (эта культура достигает оптимальной зрелости на месяц позднее) — вынуж­денная мера, связанная с графиком, который устанав­ливают на каждом сахарном заводе. «Казьминскому» оп­ределили 120 рабочих дней, в течение которых хозяйс­тво может поставлять сы­рье. Такие жесткие условия вызывают серьезные опасе­ния, что часть посевов ос­танется зимовать под сне­гом. Позволить себе такую «роскошь» предприятие не может, а потому и начинает уборку заранее.

- Раньше мы начинали выкапывать свеклу в кон­це августа-начале сентяб­ря, - рассказывает об осо­бенностях свекловичного производства председатель. – Но начиная с позапрош­лого года, вынуждены были перенести уборку на более ранние сроки. Это невы­годно, поскольку сахарная свекла еще не достигла нуж­ной кондиции ни по весу, ни по сахаристости.

На очереди подсолнечник, кукуруза на семена, зерно и силос. Большая влажность должна положительно ска­заться на урожайности, но есть и негативные моменты: в такой среде быстро разви­ваются болезни растений. Но ничего не поделаешь. Сельхозпроизводство всегда было делом очень рискован­ным.

- Уборка зерновых сейчас плав­но перехо­дит в уборку пропашных культур, - объясняет Александр Остриков. - Все эти этапы давно отработаны, каждый трудится на своем участке, каждый на своем давно определенном месте. Производственный процесс идет беспрерывно. Постоян­ная занятость людей обес­печивает стабильно высо­кие заработки работников хозяйства.

Цена сокращений

Один из показателей ны­нешнего года — возросшая цена на зерно. Впрочем, урожай нужно еще продать с максимальной выгодой, потому что от этого напря­мую зависят не только за­работная плата работников, но и будущее хозяйства. В сложившихся условиях вы­стоять могут только те пред­приятия, которые вклады­вают средства в развитие производства. В «Казьмин­ском» ежегодно обновляют машинно-тракторный парк, отдавая предпочтение сов­ременным высокотехноло­гичным агрегатам. Серьез­ных вложений потребовало животноводческое крыло, реконструкция молочно-товарных ферм в связи с переходом на однотипное кормление. Однако убы­точность отрасли заставляет задуматься о том, насколь­ко оправданными были эти расходы.

- В этом году мы вырас­тили 12 тысяч тонн ячме­ня, - ведет подсчеты Сергей Александрович. - Половину урожая мы должны выдать пайщикам за аренду зем­ли. Остальные шесть тысяч тонн пойдут на корм жи­вотным. Учитывая низкую рентабельность молочного животноводства, нам зна­чительно выгодней было бы продать это зерно и полу­чить «живые деньги».

При сложившейся це­новой политике оправдать вложения практически не­возможно. Последние семь лет молоко у сельхозпроиз­водителей покупают фак­тически по одной и той же цене. Бывает, она падает, но выше установленной пере­работчиками планки никог­да не поднимается.

Наиболее резонным в такой ситуации, казалось, было бы «пустить скотину под нож». Единственное, что сдерживает председате­ля колхоза от жесткого, но экономически оправданно­го шага — это люди, кото­рые заняты в отрасли. Тра­диционно животноводство остается трудозатратным производством. Если люди останутся без работы, они вынуждены будут искать ее на стороне, потянутся на за­работки в город. А это оче­редной шаг к вымиранию села.

И все-таки некоторые меры предпринять все же придется. Председатель считает, что следует пойти по пути сокращения пого­ловья с тем, чтобы повысить эффективность оставшегося стада. Если же и это не пов­лияет на снижение убыточ­ности отрасли, ликвидация животноводческой отрасли может стать реальностью.

Чудо труда

- Кто работает на земле, тот всегда может заработать, - убежден Сергей Шумский. - Беда в том, что мы воспи­тали целое поколение тех, кто просто не желает этого делать. Если с детства не на­учить человека трудиться, то потом это сделать прак­тически невозможно.

Кадры — один из самых больных вопросов для пред­седателя колхоза. По его словам, проблема очень се­рьезная, требующая макси­мального внимания со сто­роны властей.

- Сейчас многие с удив­лением наблюдают за так называемым китайским экономическим чудом, - продолжает Сергей Шумс­кий. - А ведь этот феномен объясняется очень просто. У китайцев есть желание ра­ботать, потому что у них нет таких природных богатств, как в России, потому что им хочется добиться благо­получия. Вспомните после­военные годы, когда у нас в стране был голод. Тогда на работу выходили всей семь­ей, все трудились, потому что понимали, что иначе — не выжить. Конечно, и тогда были бездельники, но не в таком количестве, как сейчас. А теперь у нас что? Хочешь быть бомжом — де­ло твое, живи где хочешь и как хочешь. Нравится быть тунеядцем — без проблем, определяйся на биржу тру­да и получай деньги. Сама система службы занятости организована принципиаль­но неверно. Она направля­ет на работу человека, а тот возвращается со словами: «Мне условия не подхо­дят». И продолжает полу­чать на бирже деньги. Какие условия? Перчатки выдали не те? Почему мы должны кормить лодырей?

А ведь такого тунеядца вполне можно было бы за­действовать на обществен­ных работах. Пользы было бы куда больше. И наруше­ния прав человека нет. Ведь государство платит деньги, а их нужно отрабатывать. А если не хочет человек ра­ботать — то к чему его кор­мить, держать на бирже на средства налогоплательщи­ков?

Армия бывших студентов, «отсидев» пять лет в стенах альма-матер, хочет полу­чать быстрые деньги, не прилагая к этому никаких усилий. Идет полная пере­оценка ценностей. И это не может не тревожить. Мо­лодежь сегодня думает не о том, как заработать деньги, а где их взять. Получать до­стойную заработную плату, пользоваться различными льготами и преференция­ми должен только человек труда. Если нам не удастся воспитать молодежь, кото­рая не только может, но и хочет трудиться, у России не будет будущего. Чтобы строить сильную страну, нужны квалифицированные кадры, люди рабочих специ­альностей.

- Проблема неработа­ющей молодежи, населе­ния, покидающего села и уезжающего в города, есть не только в нашей стра­не, - подчеркивает Сергей Шумский. - Но нигде это не происходит в таких масшта­бах, как в России. Сельское хозяйство всегда было тяже­лым трудом. Надо в корне менять отношение к тем, кто работает в аграрном секторе. Мы делаем все воз­можное, чтобы остановить массовый отток людей, но без поддержки государства эти усилия могут оказаться тщетными.

Уроки прошлого

Неурожай нынешнего го­да, выросшая цена на зерно заставляют серьезно заду­маться аграриев: а не гря­дет ли очередное эмбарго на вывоз пшеницы? Этот экономический катаклизм в позапрошлом году серь­езно ударил по сельхозпро­изводителям Ставрополья, которые надеялись выгодно продать урожай. Негатив­ные последствия эмбарго, утверждают специалисты, в полной мере прослеживают­ся в течение десятилетий. Те средства, которых сельхоз­производители не досчита­лись из-за введения запрета, могли пойти на повышение зарплат работникам сель­хозпредприятий, покупку новой техники, внедрение затратных агротехнологий. Кроме того, Россия, кото­рая владела 22 процентами мирового рынка зерна, по­теряла доверие зарубежных партнеров, что дало воз­можность демпинговать це­ны в отношении российских поставщиков. Руководство страны заверило, что о вво­де эмбарго в этом году речи быть не может. К тому же Россия входит в ВТО, где в принципе такие решения нелегитимны. Но ведь умом Россию не понять, аршином общим не измерить…

Сергей Шумский убеж­ден, что этот шаг оказался бы губительным не только для аграриев, но и сельхоз­производства в целом.

Пока зерно не реализова­но, невозможно просчитать экономику, выяснить, на­сколько эффективными бы­ли вложения. Одно можно сказать уже сейчас: средства были затрачены очень боль­шие, и хозяйство могло бы рассчитывать на большую отдачу.

- Поскольку мы понесли существенные дополнитель­ные затраты на производс­тво зерна, его себестоимость выросла, - продолжает Сер­гей Александрович. - Учи­тывая тот факт, что мы собрали меньший урожай, чем в прошлом году, даже выросшая цена на пшени­цу не может покрыть наши расходы. Если будет вве­ден запрет на вывоз зерна за границу, стоимость его неминуемо упадет. В ре­зультате мы окажемся в тех же печальных с финансо­вой точки зрения условиях, что и те аграрии, которые потеряли урожай из-за не­благоприятных погодных условий. Нет никаких эко­номических причин, ко­торые могли бы оправдать введение эмбарго. Думаю, что наше правительство не пойдет на эту, чреватую самыми неприятными пос­ледствиями меру.

Неравная конкуренция

В «Казьминском» есть условия для хранения уро­жая. Казалось бы, нет не­обходимости соглашать­ся на кабальные условия элеваторов, требующих за свои услуги баснословные деньги, можно дождаться максимальной цены на зер­но. Но это только в теории. На практике сельхозпроиз­водство — это постоянная нехватка денег, необходи­мых на покупку горючего, выплату заработных плат и т.д. Поэтому часть урожая решено продать.

Не слишком радужные перспективы и по сахарной свекле. Мощность единс­твенного на Ставрополье перерабатывающего сахар­ного завода в Изобильном недостаточна, из-за чего многие хозяйства края вы­нужденно «похоронили» часть урожая под снегом, а предприятия Кубани дикту­ют свои условия аграриям. Надо ли говорить, что ус­ловия эти выгодны, прежде всего, переработчикам?

- Мы много лет сотрудни­чаем с Успенским сахарным заводом, - констатирует Сер­гей Александрович. - Заранее оговариваем, какое количес­тво сахарной свеклы у нас будет приобретено. Но даже при таком серьезном подходе у нас возникают проблемы и трения.

Сахарная свекла – очень дорогая культура. За счет увеличения цены удобрений, средств защиты растений растет себестоимость. И в результате снижается рента­бельность производства.

Изменится ли ситуация для свекловодов в связи со вступлением России во Все­мирную торговую организа­цию? По прогнозу Сергея Шумского, перемен к луч­шему не предвидится.

- Условия для произ­водства сахарной свеклы на Ставрополье хуже, чем в той же Франции, - объясня­ет Сергей Александрович. - Там длиннее световой день, более мягкий и влажный климат, а потому француз­ские свекловоды на тех же гибридах получают большую урожайность при меньшей себестоимости. Вот почему мы изначально находимся в неравных конкурентных условиях. Если же учесть уровень государственной поддержки и госгарантий в западных странах, то наше положение выглядит еще бо­лее незавидным.

Вступая в ВТО, мы обоз­начили себя как развитая страна. Конечно, приятно говорить, что ты живешь, а тем паче руководишь не банановой республикой. Но высокое звание — это груз обязательств, к которым мы еще не готовы. Ситуация в аграрном секторе в России по-прежнему оставляет же­лать лучшего. Растут цены на энергоносители, удоб­рения, сельхозтехнику, на продукты питания и това­ры повседневного спроса. Аграрный сектор можно сравнить с быком, который тянет весь этот груз на себе, получая за свой труд жал­кую часть от общего пиро­га. Но нужно понимать, что может настать день, когда у него просто не хватит сил тащить эту постоянно рас­тущую махину.

Именно поэтому на воп­рос, доволен ли Сергей Александрович итогом ны­нешней жатвы, председатель без капли сомнения отвеча­ет, что нет. Нельзя быть до­вольным, когда твой труд не оценен должным образом, когда в обществе потерян идеал человека труда. И все же руководитель не выгля­дит пессимистом.

- Я давно уже перестал жаловаться, - резюмирует он. - Понимаю, что это бес­полезно. У нас выход только один: работать, работать и еще раз работать..

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах