aif.ru counter
318

«Ползущий» Кавказ». Куда переселят людей из проблемных зон?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. АиФ-СК №49 05/12/2018
В КБР и КЧР в зоне оползней нет жилых домов, но там находятся некоторые участки федеральных дорог.
В КБР и КЧР в зоне оползней нет жилых домов, но там находятся некоторые участки федеральных дорог. © / Пресс-служба ФКУ Упрдор "Кавказ"

Куда уезжать?

«Сейчас самые активные оползневые процессы в нашей республике – в Веденском и Шатойском районах, – рассказали в пресс-службе министерства строительства и ЖКХ ЧР. – Там в проблемных зонах проживают более 26 тысяч человек, причём 4220 из них – в местах, опасных для жизни».

Как мы уже писали, в июне 2016 года в Веденском районе из-за сильных оползней пострадало жильё более чем у 300 человек. Но ни тогда, ни в 2017 году республика не получила из федеральной казны денег на переселение людей в безопасные районы. Между тем для 22 семей из Веденского района в этом году пришлось изыскивать средства из резервного фонда правительства республики, поскольку их жильё признали аварийным. Людям выдали субсидии. Куда же будут переселять тех, чьи дома – в зоне риска? Возможно, в равнинный Шелковской или Наурский район. Там построят несколько посёлков для «аварийщиков».    

В Ингушетии самый проблемный – Малгобекский район. Там на деньги из федерального и республиканского бюджетов, начиная с 2008 года, переселяют людей в новостройки, построенные в более безопасных местах района. Около четырёх тясяч человек уже получили квартиры.

На Ставрополье и в других регионах Северного Кавказа тоже активные оползневые процессы, но нет никаких специальных программ по переселению жильцов из оползневых зон. Справить новоселье эти люди смогут только в том случае, если их дома признают аварийными.

Строить на сваях

В последние годы проблемой ползущих грунтов на Северном Кавказе занимаются в основном энтузиасты. Если в советские времена в столице Ставрополья работал НИИ, специалисты которого изучали эти процессы, то сейчас нет полной картины того, что происходит с оползнями в регионе.

«Чтобы её получить, нужно провести оценку физического и морального износа всех зданий, которые находятся там, где смещается грунт», – говорит доктор геолого-минералогических наук, академик РАЕН Борис Галай. Больше всего его тревожит ситуация в селе Отказном Советского района, где на ползущей земле стоит дамба. В мае прошлого года, когда из берегов вышла Кума, это сооружение едва выдержало натиск большой воды.

«Ставрополь я и вовсе считаю самым оползневым городом в России, – говорит Борис Фёдорович. – Дело в том, что в Граде Креста преобладают рыхлые почвы, поэтому многие улицы потихоньку ползут. Из-за этого иногда «лопается» даже свежий асфальт. Также в зоне риска – Будённовск, курорты Кавминвод, Кочубеевский район, Петровский городской округ, где не так давно «сползла» дорога».

Учёный считает, что в таких местах вообще лучше ничего не строить.

«Именно так стараются поступать, к примеру, во Владикавказе, где тоже остро стоит проблема оползней. А вот в Ставрополе, к сожалению, к рекомендациям специалистов строители и чиновники не всегда прислушиваются. Между тем в таких проблемных городах желательно возводить дома на сваях».

Кстати, Галай запатентовал методику изготовления особо прочных свай.

Эту технологию Борис Фёдорович уже неоднократно применял. К примеру, после теракта в Будённовске только таким образом удалось укрепить просадочные грунты под аварийными зданиями подвергшейся нападению боевиков больницы, а позже спасти одну из высоток в Железноводске.

«Недавно меня попросили помочь с укреплением мечети в Ингушетии, которую недавно построили. К сожалению, её возвели без учёта сползающего грунта. Пришлось ставить особо прочные сваи».

По оценке Галая, в КБР и КЧР в зоне оползней нет жилых домов. Но там находятся некоторые участки федеральных дорог. 

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах