Примерное время чтения: 10 минут
1610

Накормили, одели, обули, а дальше? Беженцев из Донбасса тревожит будущее

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. АиФ-СК 29/06/2022
В Мариуполе дочь Ирмы училась играть на фортепиано и занималась с репетитором английским языком, а теперь не знает даже, где они будут жить через пару месяцев.
В Мариуполе дочь Ирмы училась играть на фортепиано и занималась с репетитором английским языком, а теперь не знает даже, где они будут жить через пару месяцев. / Светлана Болотникова / АиФ

За четыре месяца с начала спецоперации из зоны боевых действий на Ставрополье прибыли более четырёх тысяч человек. Кто-то добирался своим ходом и живёт пока у родственников или друзей. Кто-то - в составе организованных групп, их напрявляли в пункты временного размещения (ПВР). Как устроились беженцы и каким видят ближайшее будущее, узнал stav.aif.ru.

Дом превратился в пепелище

В общежитие регионального многопрофильного техникума в Ставрополе беженцы вселились чуть больше месяца назад. На первом этаже для них открыли вещевой склад, куда местные жители приносят одежду и обувь - и новые, и ношеные. Вещи оказались очень кстати - люди потеряли всё или почти всё.

Ирма Бабикова с двумя детьми и мужем пряталась от артобстрелов в подвале собственного дома в Мариуполе. Пятого марта в здание попал снаряд, разрушив его до основания и вызвав пожар, в котором сгорели документы, вещи, мебель, запасы еды.

«Сосед нам дал свою машину, потому что наша оказалась повреждена при обстреле, и покинули город. Слава Богу, никого из нас не ранило», - рассказывает Ирма.

В милиции им выдали вместо паспорта временные удостоверения личности, с которыми они и пересекли границу. До пункта пропуска шли пешком - чужой автомобиль в Россию не пропустили. Ирма с трудом шла: пришлось надеть чужие туфли меньшего размера, своей обуви у неё не осталось.

«Хочется не плакать, но тяжело всё это вспоминать», - прижимая руки к груди, говорит она. В детстве ей уже доводилось спасаться бегством из родного города - Нового Афона - во время грузино-абхазского конфликта. Второй раз переживать подобное с детьми на руках оказалось ещё тяжелее. От хлопков она вздрагивает до сих пор.

В одной комнате вчетвером

Несколько дней семья Бабиковых прожила в Таганроге, в спортивном зале, где было ещё 200 переселенцев. Пятилетний сын подхватил инфекцию, и когда приехал в Ставрополь, сразу на скорой помощи попал в больницу. У родителей не было денег даже на то, чтобы ездить к ребёнку в больницу, оплачивали дорогу сотрудники колледжа.  

«Приезжали верующие, взяли нас в магазин и купили обувь и одежду сыну, дочке, мужу. Телефон подарили в салоне, где их ремонтируют, узнав, откуда мы. Жители приносят продукты. Голодные не сидим» - говорит Ирма.

Взрослые на днях завершили оформление статуса получивших временное убежище и подали заявление на выплату в 10 тысяч рублей. Детям восстановить документы оказалось сложнее, этот процесс ещё идёт. В дальнейшем семья планирует получить российское гражданство. Возвращаться не хочет, потому что страшно и некуда.

Но и будущее здесь, в Ставрополе, Ирму тревожит. Да, сына взяли в детский сад, дочку  -  в школу. Однако они живут в одной комнате вчетвером, хотя раньше у каждого была своя. Дочь четыре года ходила в музыкальную школу, дома стояло фортепьяно. Сейчас не то что об этом инструменте, даже о синтезаторе остаётся только мечтать. Девочка также занималась английский языком с репетиторами - теперь у семьи явно не будет на это средств. А впереди учебный год и зима, нужны канцтовары и тёплые вещи. Но главный вопрос: где жить, когда закроется ПВР?

Была бы работа

Некоторые беженцы смотрят в будущее оптимистичнее. Надежда Герус приехала из разбомбленного посёлка Владимировка, что под Волновахой. С нею - взрослый сын, который сидел почти два месяца в заложниках на заводе Ильича в Мариуполе. Работал машинистом подъемного крана, пошёл на смену и больше не вернулся. За это время он прислал матери только одно SMS, мол, жив, прошу не беспокоиться.

Как только его освободили, он с матерью уехал в Россию - она давно мечтала перебраться, и теперь хочет побыстрее оформить гражданство и найти работу. По профессии Надежда Дмитриевна - повар, но готова трудиться и по другой специальности. На Украине ей оставался год до пенсии. Здесь придётся поработать дольше.

«Всё наладится, - говорит она. - Документы оформим, с трудоустройством помогут. Руководство колледжа о нас заботится. Всё, что нужно, нам приносят. По 10 тысяч рублей мы получили. Даже на концерт Кубанского хора недавно возили - городской комитет культуры билеты давал. Хотелось бы, чтобы ещё двоюродную сестру сюда привезли - она собирается уезжать из Докучаевска. Там сейчас всё «утюжат».

Тех, кто планирует вернуться на родину, немного. Алёна Савина приехала с четырёхлетней дочкой. От их квартиры в мариупольской многоэтажке ничего не осталось - было прямое попадание снаряда. Ребёнок уже ходит в Ставрополе детский сад, но мама мечтает снова жить в Мариуполе, когда оформит российское гражданство.

Попали в санаторий

Пункты временного размещения есть и в других городах края. В Невинномысске - в санатории-профилактории «Энергетик». Оксана Коржова из Мариуполя заехала туда 21 апреля с группой из 80 человек, включая 14 детей. У неё тоже есть дочь, которая уже окончила школу и собирается поступать в Невинномысский гуманитарно-технический институт. Девочка с собой привезла коньки, что сразу бросилось в глаза местным жителям, и её пригласили заниматься в городском ледовом дворце.

«Условия тут хорошие, у каждой семьи - своя комната, - рассказывает Оксана. - Мы все уже получили по 10 тысяч рублей. Подали заявление на предоставление временного убежища. Сразу документы не оформляли - приходили в себя после бомбёжек. К тому же не было денег, а переводы и нотариальное заверение стоят дорого. В итоге нам помогла администрация города. Возили оформлять бумаги группами по 10-15 человек».

Некоторые уже нашли временную подработку грузчиками, разнорабочими, уборщицами. К сожалению, трудиться приходится нелегально - работодатели воспринимают их как иностранцев и не берут в штат на соответствующие образованию и опыту работы должности, хотя юристы утверждают, что со статусом получивших временное убежище они имеют те же трудовые права, что и россияне.

«Ваши проблемы нас не касаются»

Несколько групп беженцев расселили в сельских ПВР. Так жительница Мариуполя Наталья Бурман с двумя детьми четырёх и восьми лет попала в станицу Григорополисскую, в общежитие сельскохозяйственного техникума.

«Мы уже получили временное убежище. Много пришлось поездить, конечно, но нам во всём помогает руководство техникума, - рассказала Оксана. - Замечательно к нам отнеслись и в паспортном столе. Самым неприятным оказалось посещение больницы в Новоалександровске. Поехали сдавать анализы с детьми - оказалось, что у детей кровь после девяти утра не берут. Просили  сделать исключение, чтобы по жаре малышей на следующий день не везти, нам отказали».

Наталья собирается получить российское гражданство и пойти работать на мясоперерабатывающий комбинат. Мужу будет сложнее трудоустроиться - он был металлопрокатчиком на «Азовстали», в крае таких предприятий нет. Дочку они отправят второй раз в третий класс. В минувшем году она почти не училась: сначала была «дистанционка» из-за коронавируса, потом сидели в подвалах, потом переезжали.

Сложнее всего будет с жильём. Когда ПВР закроют, придётся снимать квартиры - а это существенная статья расходов.

«Наши дома разрушены. Мы хотели бы жильё получить, хотя бы по социальному найму», - признаются беженцы. Но единственное, что им обещают - это поставить на очередь, когда они получат гражданство. Тогда же, как пояснили в минюсте Ставрополья, они смогут претендовать на льготную ипотеку и выплаты в качестве малоимущих семей. Статуса беженцев, при котором можно было бы рассчитывать на большее, приехавшим с Украины не дают.


Комментарий

Директор Григорополисского сельскохозяйственного техникума имени атамана М. Платова Сергей Козел:

Борис Пронин

«К нам приехали 44 человека, но сейчас осталось 39. Одна семья из четырёх человек нашла родственников в Германии и перебралась туда, ещё один мужчина уехал к матери в Польшу. Среди оставшихся - девять несовершеннолетних от полутора до 18 лет. Есть две пожилые женщины - им по 83 года.

Мы должны обеспечивать людей только питанием и проживанием, но взяли на себя и транспортные расходы. Возим их по разным службам в Новоалександровск и в Ставрополь. Всё делаем за счёт внебюджетных средств техникума.

Плохо, что не отрегулирован вопрос финансирования услуг нотариусов и переводчиков, это большие затраты. Заверить паспорт стоит около двух тысяч рублей, у беженца же может быть и три, и четыре документа. За эти услуги требуют наличные деньги. Мне приходится их находить. Это уже можно сказать моя благотворительная помощь.

Многие приехали без личных вещей, одежды, и мы покупали их за счёт учебного заведения».


Мнение эксперта

Директор санатория-профилактория «Энергетик» в Невинномысске Владимир Куренной:

«К нам приехали 80 человек, шестеро уже уехали. Среди оставшихся - 13 детей. Больщая часть - мариупольцы. Государство платит за их проживание, им у нас комфортно. Своя столовая, рядом река, лес, белки, птички.

Первое время, конечно, им было сложно. Приехали с одной сумкой, а две женщины - совсем без вещей, без документов. Мы всех одели, обули. Администрация организовала пункт сбора вещей, предоставила две стиральные машинки. Помогают многие горожане и предприятия. Православные двух приходов привозили куличи на Пасху, сотрудники «Русгидро» три или четыре раза доставляли печенья, конфеты, бытовую химию. Институт экономики и права привозил помощь.

Сейчас прибывшие продолжают оформлять документы. В этом им тоже помогает администрации города - организует бесплатные поездки по инстанциям.

Люди ищут работу, выходят на подработки. Участвовали даже в городском субботнике.

Всех волнует вопрос, куда деваться потом, когда ПВР закроется. Возвращаться планируют только 16 человек. Остальным надо найти жильё и работу, чтобы они могли оплачивать аренду квартир. Выпускникам школ надо поступать в вузы, хотя ЕГЭ они не сдавали. Есть люди, которым подошло время выхода на пенсию, но как им подтверждать пенсионный стаж - не понятно. Нужно запрашивать информацию в Мариуполе».


Точка зрения

Атаман казачьего общества «Станица Казанская» Борис Пронин:

«Мы занимаемся волонтёрской работой - собираем продовольствие и вещи для участвующих в спецоперации казачьих подразделений и беженцев. В Ставрополь больше всего людей прибыло из Мариуполя. Там были жестокие бои, дома разбиты, света и воды нет. Есть также беженцы из Донецка. Их становится больше - после того, как украинцы получили дальнобойную артиллерию, чаще прилетают снаряды и наносят больше урона.

Я приехал в общежитие на проспекте Юности, составил списки, кому какие нужны лекарства, какого размера вещи, чем можно помочь при оформлении документов. Привезли, что нужно, подключили связи в органах миграционного учёта. Под особую опеку взяли матерей с детьми и без отцов.

Узнали также, что есть группа беженцев в Пелагиаде - 18 человек, которых поселили у себя на базе отдыха предприниматели. Ни одна волонтёрская организация им не помогала. Мы с ними встретились, узнали, что им надо, и многие вопросы решили. Осталось помочь с документами».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах