Примерное время чтения: 5 минут
243

Донбассовцы хотят мира и домой. Глава аланского землячества - о жизни в ДНР

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. АиФ-СК 23/03/2022
Приехавших из Донбасса отправляют на размещение в санатории Северной Осетии.
Приехавших из Донбасса отправляют на размещение в санатории Северной Осетии. / Залина Бедоева / АиФ

Северная Осетия, как и другие регионы России, принимает беженцев. Чем нынешняя эвакуация отличается от аналогичного процесса в 2014 году, как в ДНР и ЛНР жили все эти восемь лет, в интервью «АиФ-СК» рассказала Елена Баззаева. Она возглавляет общественную организацию «Землячество Алании» в Донбассе. Приехала во Владикавказ, сопровождая очередную группу беженцев.

Больше всех помогала Россия

Залина Бедоева, «АиФ-СК»: Вы координируете потоки беженцев все эти годы?

Елена Баззаева: Когда в 2014-м в Осетии начали принимать жителей Донбасса, я приехала сюда, чтобы посмотреть, как это организовано. Ситуация тогда была совершенно другая. Люди просто бежали, хлынули потоком. У нас не было никаких властных структур в тот момент, чтобы как-то упорядочить эвакуацию.  Война началась в мае, а главу ДНР избрали только в ноябре. Россия нас поддерживала, МЧС распределяло потоки. Но большинство беженцев было в растерянности. Поэтому я приехала разузнать, как и что. Детей из ДНР тогда приняла семья Засеевых в Бирагзанге, их содержание взяла на себя бригада с 4-й военной базы Цхинвала. Позже началась реабилитация, дети лечились в санаториях Северной Осетии.

В 2018 году я стала руководителем правления общественной организации «Землячество Алании». Мы представляем всех, кто как-то связан с Осетией - жил там когда-то или предки родом из тех краёв. Наша организация подписала соглашения с Северо-Осетинским отделением ВООВ «Боевое братство», отделением Российского движения школьников, благотворительным фондом «Руспомощь», абхазским фондом и другими организациями.

В феврале 2022-го, когда началась спецоперация, нам сразу стали звонить из Осетии, предлагать свою помощь. Эвакуация и дальнейшее размещение людей проводятся организовано. Много обращений от частных лиц, готовых принять беженцев и обеспечивать их проживание.

Какого рода сложности возникают. Например, необходимо эвакуировать Общество слепых из ДНР, так как невидящим и плохо видящим людям трудно быстро добраться до бомбоубежища и находиться там. В том регионе, куда они уедут, проблемы с ориентацией в пространстве будут сохраняться, то есть каждому нужен будет помощник-волонтёр. Непростая ситуация и с детьми с ограниченными возможностями, сейчас они остаются дома с родителями в Донбассе.

- За минувшие восемь лет много жителей ДНР и ЛНР покинули родные края?

- Беженцы уезжали в 2014-2016 годах, а потом стали возвращаться - хотелось домой. Многие приехали назад в 2019 году.

- Гуманитарной помощи было достаточно?

- Столько времени без России мы бы не выстояли. Это однозначно. И прежде всего без поддержки простых людей. Те, кто уехал, помнили о тех, кто остался, отправляли посылки, помогали, как могли. Главным поставщиком гуманитарной помощи все восемь лет была Россия. Было также несколько международных организаций, которые поддерживали ДНР. К примеру, фонд помощи «Мосты мира».

- Как донбассовцы отреагировали на подписание указа о признании независимости ДНР?

- В момент подписания все сидели, затаив дыхание. А когда это случилось, началось всеобщее ликование. Но атаки со стороны Украины усилились, стали продолжительнее в десять раз, участились обстрелы «Точкой-У».

Спасибо тем, кто поддерживает сегодня донбассовцев, вынужденных покинуть свою родину. Но «вынужденные переселенцы» - режет слух. Все мечтают вернуться. Все хотят мира и домой.

«Стали как чуни-муни»

- Восемь лет донбассовцы жили в тяжёлых условиях. Как менялась жизнь вокруг?

- Обстановка накалялась постепенно. Нам всячески давали понять, что если что-то не устраивает, то «чемодан, вокзал, Россия».  А почему мы должны уезжать оттуда, где наши старшие трудились, жили, создавали семьи. Это наш дом.

И вот 26 мая 2014 года Донбасс начали бомбить. Под обстрелами погиб мой зять.

Но постепенно все адаптировались к новой реальности. Она становилась нормой. Мы как чуни-муни в советском мультике - постоянно прислушивались: вот - стреляют миномёты, а это - полетела «Точка-У», она оставляет воронку размером с частный дом, взрывная волна выносит стёкла в ближайшем квартале. Учились заранее распознавать опасность, стали осторожными.

Банки прекратили своё существование ещё в 2014-2015 годах. А вот жизненно важные объекты - электросети, водоканал, горгаз - продолжали работать. Донецк и близлежащие города - это в основном спальные районы с многоэтажками, то есть у живущих там людей нет своего хозяйства. Продукты получали, прежде всего, по линии гуманитарной помощи. Все эти годы пытались возродить местные фруктовые сады и фермы. Они тоже помогали обеспечивать жителей продовольствием. Вдобавок у нас очень сильно развита взаимовыручка. Давно поняли, что без взаимной поддержки не выжить.

Человек всегда ищет возможность выкрутиться даже из самой сложной ситуации. Помогали близкие, живущие в России. Вот, мои тётушки из Владикавказа, к примеру, регулярно отправляли мне посылки.

- Как дети на всё это реагировали?

- По-разному. Некоторые, не наблюдая паники у своих родителей, и сами сохраняли спокойствие всё это время. Но сейчас, когда мы приехали сюда, по многим видно, что все их переживания и эмоции были глубоко внутри.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах