aif.ru counter
284

Град проблем. Весенний сев на Ставрополье дорого обходится аграриям

АиФ-СК №12 18/03/2015
Станислав Ломакин / АиФ

На Ставрополье начался весенний сев. Полевые работы проходят в условиях почти экстремальных для селян: удобрения, средства химзащиты, ГСМ подорожали, а сельхозпродукция подешевела. о трудностях и перспективах Мы беседуем с руководителем казачьего хозяйства в Кировском районе Михаилом Серковым.

В выигрыше – перекупщик?

Елена Панкова, «АиФ-СК»: Михаил Иванович, с каким настроением начинаете сев?

Михаил Серков: Я – оптимист. Тем не менее некоторые вещи откровенно угнетают.

Государство, руководствуясь благими намерениями – сдержать цены на пшеницу на внутреннем рынке, ввело с нового года заградительные экспортные пошлины. Сегодня, чтобы продать тонну зерна на экспорт, нужно сверху заплатить государству 35 долларов. Разумеется, на таких условиях невыгодно торговать пшеницей вне России.

Но продавая продукцию по искусственно сниженным ценам, мы терпим убытки.

Удобрения с начала года подорожали на 30-40%, средства защиты растений – на 70-120%, дизтопливо тоже потихоньку поднимается в цене. На оптовом рынке его литр с недавних пор продаётся на два рубля дороже. А ведь ГСМ «съедает» в смете наших расходов до 10%.

Со средствами защиты растений ситуация хотя бы понятна – все они закупаются за рубежом, а если и производятся у нас, основные действующие вещества всё равно импортные. А кто объяснит мне, почему так взметнулись цены на удобрения? Ведь их делают в нашей стране, более того, в нашем крае!

Кстати, купить «химию» напрямую у производителя невозможно. Везде заправляет посредник, перекупщик. Краевые власти, пообещав, что добьются для нас льготной цены, своё обещание не сдержали. Если в прошлом году мы тратили на удобрения 11% от нашего бюджета, то теперь – 15%.

– А с погодой повезло? Какие виды на урожай?

– Прогнозы пока неплохие. Влаги в почве достаточно. Удобрениями мы запаслись ещё в прошлом году, правда, докупать их всё равно придётся.

– Говорят, что из-за дороговизны удобрений в этом году многие будут нарушать агротехнологии, что, видимо, скажется и на урожае…

– Мы давно уже не кладём в почву столько «химии», сколько нужно по технологиям. Если в Европе на гектар закладывают 300 кг действующего вещества минеральных удобрений, то у нас – всего 100-120 кг.

Спрос на анис

– Государство стало выделять крестьянам субсидии, перекрывающие часть кредитных процентов...

– Да, есть такая субсидия. Но кредиты всё равно дорогие. Да и кого мы выручим, взяв займ? Себя? Нет, наверное, прежде всего продавцов и банк.

– Неужели всё так плохо? А как же антикризисные меры, курс на импортозамещение?

– Господдержка осталась прежняя: погектарная субсидия, которая для нас составляет 690 руб. на гектар. Это не слишком-то и много. А импортозамещение… Да, у нас появились новые возможности. Например, до прошлого года многие приправы завозили из-за рубежа: так было выгоднее. Но после того как евро и доллар резко подскочили, закупать их за границей стало очень дорого. Теперь опять спрос на отечественные специи.

Кстати, когда-то Россия, а затем и Советский Союз были лидерами в мире по производству аниса. Выращивали много своего кориандра, тмина, так называемых эфироносов – растений, масла которых используют в парфюмерии. Где всё это сейчас? С тех пор как выгоднее стало закупать эти культуры за границей, у нас совсем не стало своих семян! Вот мы и подумали: а почему бы и нет? Не сочтите за хвастовство, но, по моим данным, пока наше хозяйство – единственное в стране, где уже в этом году будет выращиваться анис.

Семена, правда, пришлось покупать в Венгрии. А в будущем планируем приобретать их уже в Крыму, где сохранились знаменитые сорта ещё советской селекции, улучшенные крымчанами.

Планируем в этом году сеять также тмин, фенхель, укроп масличный, другие эфироносы. Расширили посевы кориандра. Посмотрите, сколько у нас сейчас своих парфюмерных, кондитерских, фармацевтических предприятий! А сырьё – импортное. Пора положить этому конец.

Нахалёнок из рода Серковых

– Ваше казачье хозяйство – одно из преуспевающих. Почему многие «терцы», вместо того чтобы пахать полученную от государства в 90-е годы землю, сдают её в субаренду?

– Чтобы земля себя окупала, её, по моим подсчётам, нужно не менее 500 гектаров. А у нас раздавали «клочки» площадью 50, 70, максимум 200 га. Многие мои коллеги, поняв, что толку не будет, отдали их в субаренду.

Но у нашего предприятия другая история: земля нам перешла от бывшего советского колхоза.

– Вы говорите: государство почти не помогает. А поддерживает ли вас Терское реестровое войско, членом которого вы являетесь?

– У войска нет таких финансовых ресурсов. Работает программа поддержки селян, но нам она неинтересна: слишком незначительные суммы.

– Принято считать, что главные патриоты края – это казаки. Многие служивые, в том числе молодёжь, не стремятся уезжать из родных мест, работают на своей земле. А ваши дети трудятся с вами?

– Не хочется высокопарных фраз. У нас в хозяйстве немало казачьей молодёжи. Думаю, что парни работают по вполне понятным причинам: видят перспективы и неплохо зарабатывают.

У меня любовь к земле – от отца, который был председателем крупного советского колхоза. А дети… Дочь живет в Петербурге, работает в МЧС. Старший сын учится на врача в Ставрополе. Возможно, династию земледельцев продолжит младший. Ему сейчас восемь, и он мне напоминает шолоховского Нахалёнка. Такой же шустрый. Как-то он признался моему куму-фермеру, что когда вырастет, хочет стать таким, как наш агроном. Посмотрим.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах