aif.ru counter
512

Археолог Николай Охонько: ученые защищают памятники от неоязычников и нечистот

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. АиФ-СК 14/08/2013
Досье:

Николай ОХОНЬКО родился в 1955 г. в Черкесске. Археологией увлекался ещё со школы. Учился, а затем преподавал в Ставропольском педагогическом институте. С 1981 года работает в ставропольском музее им. Прозрителева и Праве. В течение многих лет проводил археологические раскопки и разведки на Ставропольской возвышенности.

 В одном из своих романов Агата Кристи назвала археологов «детективами прошлого». И это очень точное определение. Николай ОХОНЬКО, директор Ставропольского музея-заповедника им. Прозрителева и Праве, одну за другой «расследовал» загадки истории родного края, хотя регионоведение в советской науке считалось вещью второстепенной, ненужной. 15 августа у Николая Охонько и его коллег был профессиональный праздник – День археолога.

«Свято место»

– Николай Анатольевич, а люди на Ставрополье давно поселились?

– К сожалению, археологических находок каменного века здесь всего две. Одна из них – стоянка древнего человека на горе Кинжал. Её возраст 400 тыс. лет. Другая – в районе села Александровского, относится к эпохе мезолита (среднего каменного века).

Первые курганы, оставленные кочевниками, появились в седьмом тысячелетии до н.э. А в четвёртом – уже отдельные поселения.

Насыщенных эпох в истории края две. Первая – с V века до н.э. по II век н.э. Тогда на Ставропольских высотах располагалась крупная поселенческая агломерация с центром в Татарском городище. Были налажены прямые торговые связи с античной Грецией. Греки привозили сюда украшения, парадную керамику, амфоры с вином, маслом и нефтью. А мы поставляли им наёмников – наши ребята охраняли правопорядок в Афинах, воевали в греческой армии. Бойцы они были хорошие.

Вторая – эпоха Хазарского каганата (VIII-X века н.э.). И вновь центром объединения людей был район нынешнего Ставрополя.

– Есть версии, почему наши предки выбрали именно это место, чтобы заложить город?

– Как в поговорке: свято место пусто не бывает. Само Предкавказье – край уникальный, он был пограничной территорией во все времена. Между двумя морями – Каспийским и Чёрным, между Европой и Азией, а сегодня – между Кавказом и Россией. В таких пограничных зонах всегда происходят наиболее интенсивные процессы. Сегодня мы наблюдаем третий исторический этап и вновь видим большую городскую агломерацию.

Впустили и досыпали

– Бурные процессы, наверно, оставили учёным немало работы…

– На археологической карте Предкавказья есть несколько скоплений осёдлых памятников. Больше всего их на территории Ставрополя и его окрестностей. По моим данным, здесь существовало 25 поселений и городищ. А вместе с древними святилищами, курганами и могильниками – 31 объект. На территории края могло быть 400 тысяч курганов – это удалось выяснить с помощью аэрофотосъёмки.

Курганы абы где не насыпались. Жизнь кочевого племени крутилась в каком-то ареале, и они выбирали священное место. Это, как правило, была возвышенность или водораздел. Там начинали хоронить своих предков.

– То есть что-то вроде кладбища?

– Да. Вот я раскапываю и вижу – под большой курганной насыпью похоронили знаменитого вождя. Потом опять насыпь: ещё какого-нибудь «впустили». Еще досыпали. А рядом появляются десятки курганов. И каждый буквально нашпигован разными захоронениями. Но часто курганы просто запахивают и тем самым нивелируют. В Арзгирском районе раскопал один курган высотой всего два метра. И нашёл там 22 погребения. Самое древнее – третьего тысячелетия до н.э., а самое молодое – половецкое, где-то XI-XII век. И в этот промежуток – кого только туда не хоронили.

Главный враг

– Люди хранили память об этих священных местах? Это же сотни поколений?!

– Всё верно. Вот раскопал я курган на территории школы №24 г. Ставрополя. Выяснил, что скифы, которые в VI веке до н.э. пришли сюда из передней Азии, похоронили здесь какого-то вождя, важную персону. И сделали очень интересный курган – целое святилище. Оно долго функционировало, потом его засыпали и сделали наверху храм для поклонения. В третьем веке скифы уже в основном оттянулись в Причерноморье, сюда пришли сарматы и вступили в контакт с местным населением. Деталей знать не могу, но вижу, что эти племена продолжают считать священное место предшественников (скифов) священным и для себя.

Ставрополь – это археологический Клондайк. Не знаю, какой ещё из центров региональных имеет такое археологическое наследие.

– Новгород вполне может на это потянуть…

– Это всё-таки было одно поселение, но пусть так. Оцените даже замах – вы сразу с Новгородом сравниваете.

Но эти памятники сейчас подвергаются колоссальному разграблению. Их надо защищать. Есть только один удачный опыт – это Татарское городище. В 1992 году на его территории выделили 120 дач. 60 – аппарату краевого комитета КПСС (представляете, кому?), 60 – краевому управлению сельского хозяйства. Мы знали, что это ключевой памятник, крупнейший в Предкавказье, он универсальный. Если какой-то рядом будет разрушен, то эти же культуры будут проявляться на Татарском городище. И мы добились вывода дач, сделали памятник нашим структурным подразделением.

Самый главный враг археологическому наследию – это город. К примеру, два дачных товарищества построили очистные сооружения в стороне от памятника. Однако сейчас в рвы городища стекают фекалии. Я не преувеличиваю. Ещё и святилище там поставили…

– Кто поставил?

– Родноверы – неоязычники. Первый конфликт с экскурсионной группой уже состоялся. Теперь они начали препятствовать экскурсиям. Их надо призвать к порядку. Сейчас правоохранительные органы по нашему сигналу занимаются этим.

– А нельзя там какое-то дежурство организовать?

– Поставим мы дежурного – приедут родноверы и начнут своё действо. Запретить? Начнётся идеологическая драка. Поэтому мы решили посмотреть, как сработает закон. А он на нашей стороне.

Самое главное, что памятник сохранён. Если бы мы десять лет назад не взяли его на свой баланс, то там уже процветал бы город. Потому что земля просто золотая. Моё мнение – и другие важные археологические объекты надо делать структурными подразделениями музея. Так у них будет не абстрактный, а конкретный хозяин.

Одного мы уже добились. В новом генплане города учтены и зафиксированы все археологические объекты. И теперь город и его службы должны их охранять. Если на этот участок кто-то претендует или что-то там делает, они должны бить тревогу. Мы надеемся, что этот механизм будет работать.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах