aif.ru counter
126

Власть vs медицина: кого сделают «крайним» в скандале со ставропольским ЕГЭ

Ставрополь, 11 июня – АиФ-СК. Скандал вокруг 100-балльных ЕГЭ в Ставропольском крае, развернувшийся на прошедшей неделе, приобрел неожиданный оборот, когда перешел из плоскости сугубо образовательной в плоскость врачебную. На удивление – свое и общественности – от «завышенных» баллов ставропольских «досрочников» пострадала не государственная экзаменационная комиссия, не региональное министерство образования, не начальники пунктов сдачи ЕГЭ и даже не сами «стобалльники». «Крайними» в этой истории по состоянию на текущий момент остаются врачи.

Власти встали в позу

Информация о том, что Ставропольский край выбился в число лидеров по количеству 100-балльных работ в России, впервые прозвучала из уст полпреда президента РФ в СКФО Александра Хлопонина. Еще в середине мая 2013 года он отметил «забавный факт»: «из восьми 100-балльных работ по русскому языку, зафиксированных в ходе апрельского досрочного этапа ЕГЭ в этом году, семь приходятся на Северный Кавказ. При этом в Ставрополье шесть школьников писали один и тот же вариант», – писали РИА-Новости. По данным «Интерфакса», внимание Рособрнадзора привлекла очень интересная ситуация, когда среди «досрочников», которые предоставили медсправки, 98% составляют дети чиновников. «Может совпадения, я не сторонник кого-то в этом обвинять, но на самом деле это факт, на который я просил бы обратить внимание», – приводит ведомство слова полпреда.

Между тем, на брифинге на аналогичную тематику, который состоялся уже в июне, зампред правительства Ставропольского края Галина Ткачева эмоционально заявила, что «ни одной 100-балльной работы по ЕГЭ в Ставропольском крае не было. Неизвестно, откуда в СМИ появилась такая информация».

«В Ставропольском крае 83 ученика было допущено к сдаче единого госэкзамена досрочно по подтвержденным документам. Я официально заявляю, что все 83 работы были проверены и перепроверены до официального утверждения баллов. Среди них не было ни одной работы со 100 баллами», – сказала Ткачева журналистам.

Свое авторитетное слово замолвил и сам губернатор региона Валерий Зеренков, который подтвердил, что «еще в апреле была назначена дополнительная проверка всех высоких результатов, полученных после первого, досрочного этапа экзамена. По ее итогам к маю у нас не осталось ни одного «стобалльника» ни по русскому языку, ни по другим предметам», – сообщила со ссылкой на губернатора его пресс-служба.

Позже на брифинг к журналистам вышел и министр здравоохранения Виктор Мажаров, который вместо прямых ответов на поставленные вопросы обдуманно лавировал между обтекаемыми формулировками. По сути же он отметил, что все справки, выданные ставропольским «досрочникам», будут проверены министерством. Но об этом позже.

Выход прокуратуры

Дело начало набирать неожиданные обороты, когда в начале июня результатами ЕГЭ заинтересовалась региональная прокуратура.

«Проверки проводятся по 13 эпизодам, семь из них – получение 100-балльных оценок выпускниками по результатам досрочного ЕГЭ», – передал «Интерфакс» со ссылкой на собеседника в прокуратуре.

В ответ на это в министерстве образования региона сообщили, что о прокурорских проверках им ничего неизвестно. Протоколы о результатах досрочного ЕГЭ были утверждены еще 8 мая на заседании государственной экзаменационной комиссии края при проведении ЕГЭ-2013.

Замминистра образования края Наталья Лаврова сказала, что когда пришли протоколы, была проведена региональная, а затем и федеральная проверка. В результате, некоторые результаты были уменьшены, а некоторые подросли в баллах.

Между тем, на сайте прокуратуры одно за другим появлялись сообщения о выявленных нарушениях. 20 апреля на пункте приема экзаменов № 096 в Ставрополе в кадетской школе имени генерала Ермолова, 7 экзаменующимся на ЕГЭ по русскому языку были выставлены максимальные оценки – 100 баллов. Работы проверила комиссия министерства образования края, которая нарушений не нашла. Рособрнадзор с краевым ведомством не согласился и после перепроверки всем семи учащимся оценки были снижены на 2-5 баллов.

31 мая ведомство внесло представление губернатору Ставропольского края Валерию Зеренкову за применение видеорегистраторов без соответствующей разъяснительной работы со школьниками, а также за то, что регистраторы были применены не на всех этапах экзамена. «Это привело к нарушению требования закона о создании одинаковых условий сдачи ЕГЭ для всех экзаменующихся, поскольку применение видеорегистраторов создало для части учащихся более сложные в плане психологической нагрузки условия».

Однако вышеупомянутая Ткачева заверила журналистов, что край подобных представлений не получал. «В соответствии с федеральным законом нигде не прописано, что видеокамеры нельзя устанавливать в ходе ЕГЭ. Они наоборот должны устанавливаться для того, чтобы обезопасить и учеников и должностных лиц. К сожалению, у нас нет возможности установить видеокамеры везде», – отметила Ткачева.

«Никаких нарушений в этом прокуратура не увидела. Мы не нарушили ни одну статью федерального закона. У нас нет никакого представления прокуратуры», – заверяла она СМИ.

На этом переливании «из пустого в порожнее» и сборе мнений тема вполне могла себя исчерпать. Но тут на импровизированную сцену вышел главный врач детской больницы имени Филиппского, где, по мнению прокуратуры, были выданы справки «о состоянии некудышнего здоровья» ставропольским «досрочникам».

Врача – уволить, персонал – успокоить

6 июня прокуратура Ленинского района Ставрополя внесла новое представление главе города – уже с требованием об увольнении вышеупомянутого главврача. В этот день к нему в больницу пришла съемочная группа «Вестей» и представители районной прокуратуры. Главврач Вячеслав Кашников не только не пустил «незваных гостей» на порог учреждения, но даже умудрился «залететь» по двум статьям УК РФ, виной тому самоуправство и порча «пятого» айфона. Никто не удивился, когда на следующий же день было объявлено во всеуслышание, что трудовой договор с врачом расторгнут.

В ответ на столь жесткие санкции персонал медучреждения дружно написал заявления об увольнении. Некоторые СМИ писали о 123 заявлениях, некоторые передавали, что уволиться собралось уже две смены медперсонала – в любом случае, в тот же день на брифинг к СМИ вышел министр здравоохранения и представитель ставропольской горадминистрации, которые уверили, что «конфликт улажен, люди заявления забрали, больница работает в нормальном режиме».

Мы лечим людей, а не помогаем сдать ЕГЭ

В отличие от Кашникова, его заместитель Светлана Егорова, которая была назначена и.о. главврача, открыла двери больницы для СМИ. В беседе с журналистами она сообщила, что обвинения, предъявленные медучреждению, как и сам скандал вокруг него, мягко говоря, «не предметны».

«Любое лечебное учреждение выполняет лишь одну функцию – это лечение заболеваний. Соответственно, мы выдаем только справки о состоянии здоровья пациентов с рекомендациями на последующее лечение. Все дети, получившие выписки из историй болезней, действительно в разное время наблюдались в нашей больнице по различным заболеваниям – головным болям, приступам тошноты и так далее. Никто из них не страдает потерей памяти, при адекватном лечении эти заболевания не мешают обычному обучающему процессу ребенка», – отметила Егорова.

По ее словам, вся необходимая документация имеется в больнице, и была предоставлена правоохранительным и проверяющим органам – это истории болезней, выписки о состоянии здоровья и иные необходимые документы.

«Деятельность медучреждений не распространяется на сферу образования и мы не знали о том, что подобного рода выписки можно предоставить для досрочной сдачи ЕГЭ, это не наша сфера деятельности. Мы занимаемся одним делом – лечим детей. И собираемся продолжать это делать», – заявила она.

Кроме того, Егорова отметила, что не знает, как поступит с заявлениями об увольнении. «На данный момент мы пытаемся решить эту проблему с Минздравом, а также ставропольскими властями. Не могу сказать точно, какое решение будет принято в итоге, но люди свое мнение выразили», – отметила она.

Однако, позиция новоиспеченного и.о. главврача, по всей видимости, также не понравилась властям, как и позиция ее предшественника. Уже в понедельник 10 июня стало известно, что Егорова освобождена от должности исполняющего обязанности главврача, на ее место назначена Оксана Феодосиади.

«И.о. главврача не может одновременно быть руководителем демаршей. Главврач должен следить за стабильной обстановкой в больнице и своевременным лечением больных. Вот Феодосиади занимается тем, чем полагается главврачу – закупкой медикаментов, своевременным проведением торгов и расчетом заработной платы врачам. На остальное времени просто не остается», – сообщила замглавы администрации Ставрополя Ольга Копейкина.

Врачи ищут справедливости

Отчаявшиеся медики вывесили на своем сайте официальное обращение к главе нашей с вами страны, а заодно и скан обращения к горадминистрации, региональному министерству и управлению здравоохранения.

Обращение медиков на dgkb-filippskogo.dnka.net

«Никто из написавших своих заявлений не забирал. Их собственноручно изъяли и уничтожили», – сказано в официальном обращении сотрудников медучреждения к горадминистрации, региональному министерству здравоохранения и управлению здравоохранения Ставрополя. По их данным, и.о. главного врача Светлану Егорову освободили от исполнения обязанностей за то, что она пустила журналистов на территорию больницы и дала им интервью.

«В. Кашникова уволили за то, что не пускал журналистов на территорию детской больницы. И.о. главврача С. Егорову освободили от исполнения обязанностей за то, что пустила журналистов. Пускать или не пускать? Определитесь, пожалуйста», – сказано в обращении.

Медики также считают, что сложившаяся ситуация – провокация и предлог для замены всех главных врачей города. «Сложившаяся обстановка вокруг нашего учреждения и главного врача – провокация, опорочены честь и достоинство врача и руководителя с большой буквы», – отмечается в документе.

«Никто не заставлял людей писать заявления об уходе, они сыпались одно за другим и продолжают поступать сегодня. А вот со стороны руководства управления здравоохранения действительно был прессинг на сотрудников с требованием забрать заявления», – сообщают медики.

Позиция горадминистрации вполне предсказуема. Ольга Копейкина сообщила, что «все заявления об уходе были переданы городским властям в присутствии свидетелей и с согласия персонала. Информация о том, что заявления были изъяты насильно, распространяется для дестабилизации обстановки в медучреждении».

Кто «свои» и кто «чужие»?

Позиция горожан и публичных деятелей по данному вопросу, как и полагается, разделилась. Председатель Союза журналистов России в Ставропольском крае Василий Балдицын на своей странице в сети Facebook написал, что «как журналист, к тому же облеченный доверием, должен быть за Скабееву (журналистка Ольга Скабеева, которая стала участницей скандала в больнице - прим. ред.) против Кашникова. Но не могу. Душа не лежит категорически». Многие «братья по цеху» не скрывая, поддержали его в этой позиции. Между тем, на странице политического активиста Владимира Полубояренко размещен пост о том, что Вячеслав Кашников сам спровоцировал шквал заявлений в свою поддержку. «Предполагаю, что он сам и организовал написание под диктовку заявлений с целью оказания давления на следствие, так как уже является фигурантом двух уголовных дел, думаю не последних. Подбивание коллектива на саботаж исполнения должностных обязанностей по лечению и уходу за детьми в нарушение святой для врачей клятвы Гиппократа настоящее преступление! Коллектив демонстративно покинул больных выйдя митинговать на улицу. Считаю данный демарш вызовом обществу и власти. Уверен, у власти хватит власти, чтобы адекватно жестко отреагировать на шантаж».

Между тем спор не разрешен и по сей день и чью позицию занимать в этом вопросе – решать каждому из нас. А доводы как с одной, так и с другой стороны будут убедительными, уж в этом не сомневайтесь.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах