aif.ru counter
1133

Тайны старого и нового Домбая

АиФ-СК №38 19/09/2012
Фото: Елена Евдокимова

От обилия названий рек, вершин, долин в голове поначалу мешани­на: Суфруджу, Белалакая, пик Ине, Эрцог. Постепенно выстраиваешь смысловой ряд, связывая названия с теми красотами, что открываются глазу с Домбайской поляны… Она – дитя природы, соединившей три больших ущелья – Алибека, Амана­уза и Домбай-Ульгена. 

Елена Евдокимова

 

 

Горянка Сулахат

Самоотверженная женщина, согласно легенде, спасла свой народ. Красавица Су­лахат не могла видеть, как насланные за неведомую провинность колючие снежные ветры губят выращенный с трудом урожай, как сбивают они в пропасть стада туров, как люди умирают от голода и холода. Не вы­держала Сулахат – пошла к леднику Алибе­ку просить пощады, да замёрзла в пути. Так и лежит она вдоль хребта, заслоняя собой дорогу ветрам, едва не погубившим её на­род. Гора неподалёку – Всадник, что спе­шит разбудить красавицу. Он превратился в камень от горя… По другой версии, Алибек – Ледяное Сердце требовал у горного пле­мени отдать ему самую красивую девушку, но люди не хотели отдавать злодею добрую нежную Сулахат. И бесчувственный старик стал истреблять горцев в наказание. Тогда Сулахат сама пошла к Алибеку – принесла жизнь свою в жертву. Причудливой формы гора так похожа на женскую фигуру, слов­но прилегла отдохнуть Сулахат. Говорят, что ледник, тронутый самоотверженным поступком девушки, заплакал – растопила горянка сердце злого старика. И потекла речка Алибек, и были воды её теплыми и солёными, что слеза…

Так не доставайся ты никому!

 

Елена Евдокимова

 

Кстати

Именно в Домбае родилась песня, поз­же получившая широкую известность как «Домбайский вальс». Об этом рассказывал сам автор, Юрий Визбор: 

«Написана она была на Кавказе в 1961 го­ду. Поднимались мы на хижину Алибек в Дом­байской долине. Среди нас был нобелевский лауреат, физик Игорь Евгеньевич Тамм, был академик Блохинцев Дмитрий Иванович, ну и простой народ. Вот, собственно, в этой хи­жине и была написана песня, которая потом стала известной под названием «Домбайский вальс». И эта песня звучала на орбите – про те самые лыжи, что у печки стоят, пели наши космонавты. Наверное, также влюблённые в кавказские горы, как Юрий Визбор.

Об этом высотном здании местные жители не легенды слагают – анекдоты рассказывают. Долгострой, между прочим, очень даже симпатичный, виден со всех сторон. В советские времена это был яв­ный архитектурный прорыв, новое слово. Но вот до пуска в строй дело не дошло – то ли развал Союза процесс остановил, то ли какие «внутренние» секреты-несостыков­ки. Так и стоит привлекательная высотка посреди домбайских красот, как неотъ­емлемая часть пейзажа, не один десяток лет. Поначалу пугает пустыми тёмными «глазницами», а потом ничего. Говорят, купить туробъект намеревался в своё вре­мя столичный градоначальник Лужков, да владельцы пожадничали – видя интер ес правителя Москвы к привлекатель­ному строению, стали задирать цену. И переборщили – после очередных перего­воров последовал отказ. Есть ли сегодня потенциальные желающие обзавестись этой недвижимостью – вопрос. За время длительного простоя оно обветшало, а по нормам – можно ли эксплуатировать такое здание? Собственников у него, по слухам, несколько, между собой договориться не могут. Вот и торчит домик среди гор, как памятник своего времени – ни разобрать, ни ума дать... А ещё в советские годы о нём ходил такой анекдот – якобы экскурсовод на вопрос интуриста ответил, что здание это всё строят и строят, да никак не достро­ят. За что был вызван на партсобрание и подвергнут жесточайшей критике за подрыв репутации советских строителей. В следующий раз настойчивые вопросы зарубежных гостей экскурсовод игно­рировал, но те не отставали. Тогда гид сделал удивлённое лицо и воскликнул: «Вот это советская власть – вчера ещё не было, а сегодня уже построили!»

Кто заступится за Бэмби?

 

Елена Евдокимова 
Местные поясняют – Домбай-Ульген – неверное произношение. По-карачаевски – «Доммай-Ёльген», раненый зубр. Но в транскрипции Домбай, пусть и ошибоч­ной, уже давно привычнее и роднее. И зубр – совсем не злой, мирный, добро­душный. И только человек способен на такое зло – стереть с лица земли редких животных. Говорят, когда-то по этим гор­ным тропам бродили стада зубров, самых крупных в Европе диких быков. В 20-х годах прошлого века их истребили, но восстановить скромную популяцию не так давно удалось – путём скрещивания зубра сибирского с американским бизо­ном. Зубр, да не тот, не кавказский, хотя очень похож...

 

В Домбае есть старожилы хорошо пом­нящие времена, когда места эти не были так застроены всевозможными отелями, гостиницами, кафе и ресторанами. Лес, да лес кругом, и несколько альплагерей, палатки, да лыжи у печки... И олени, одни ласково-доверчивые, другие – трогатель­но-пугливые.

Беззащитного оленёнка мы встретили в Домбае – его таскал на верёвке отвра­тительного вида мужичонка с одутловатой красной физиономией. Задача – продать возможность фото с домбайским Бэмби. На вопрос о замученном и болезненном виде оленёнка мужик полез было в драку, но быстро успокоился. Заплатив, можно сфотографироваться и с пернатыми неволь­никами – на мосту через Аманауз. Район­ной прокуратуре явно не до защиты живот­ных, хотя это их прямая обязанность...

Места для поцелуев

 

Елена Евдокимова

 

Подвесной мостик из досок ведёт к канатке. Он кажется очень длинным, периодически раскачивается, а от вида бурлящей внизу горной реки Аманауз за­хватывает дух. Капризная и своенравная, она тащит стволы деревьев целиком, бьёт увесистой волной по камням – с такой не поспоришь. Видимо, именно этот момент семейной жизни, пока ещё не знакомый молодожёнам и влюблённым, остаётся за кадром. И река представляется им тонкой и звонкой, ласковой и послушной. Моло­дые пары тянутся сюда косяками – перила мостика и фонарные столбы увешаны лен­точками, замочками – в знак сохранения на долгие годы любви и верности друг другу. Говорят, если поцеловаться на этом мосту, счастье будет долгим и безоблач­ным. Приметы имеют свойство сбываться, легенды о преданности рождаются из ре­альной жизни. «Давайте, давайте, – ворчит под Мостом Поцелуев Аманауз, – любовь, она с двух сторон укрепляется, чтоб всё без обмана, а не то – я расцелую, да так, что костей не собрать!». Наверное, было бы правильнее назвать мостик Мостом Верности, а то поцелуй – дело летучее, ненадёжное. А вот скрепить верностью, поверить и приложить, как говорит Ама­науз, усилия с двух сторон для долгой и счастливой жизни, терпение и уважение... Совет, как говорится, да любовь!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах