aif.ru counter
62

Все дело – в шляпе

АиФ-СК №23 06/06/2012
Фото: АИФ

Солнечная озорная Одесса, смачный вкус Привоза, зазывно дефилирующая Дерибасовская, морской прибой… Люба опять осталась в мастерской училища – скоро придет на примерку Дитер, надо закончить латы…

Старт на польских крыльях

В свой родной вуз – Одесское театральное художественное училище - она попала спустя лет 30 после окончания. И обомлела: в кабинете ректора – изготовленные ею доспехи. Нет, не те «дипломные», что примерял Дитер Тауберг, а сделанные на 3-м курсе – тиснение, медные накладки ковала своими руками от первой до последней клёпочки. Это безусловное признание – мастер Люба отменный. А дипломная работа, оцененная на отлично, ушла в «большую жизнь», настоящую сценическую - в знаменитый Одесский оперный театр.
- Это был костюм офицера из оперы Глинки «Иван Сусанин» - шлем, латы, щит, кираса. И крылья – была такая особенность у польской военной формы, – вспоминает Любовь Андреевна. - Белая жесть, чернение – чеканила сама.
Позировал для работы не актёр – не было времени, а немецкий студент из местного политехнического, заядлый театрал. Ему было интересно всё – как готовят бутафорию, из чего делают костюмы, как проходят репетиции. Не пропускал ни одной выставки, где можно было увидеть результаты семестровых занятий (эти студенческие вернисажи собирали пол-Одессы). И возможность выступить в роли дублёра героя он принял с радостью. Комиссия, принимавшая дипломный проект, просто ахнула – рослый красавец Тауберг в польских латах да в крыльях был потрясающе хорош. Зацепило ещё и то, что дипломница Люба (по девичьей фамилии Пинчук) была на тот момент единственной девушкой на бутафорском отделении за всю историю училища.

Многогранная бутафория

Она выпустится в середине 1970-х. Заявки на её умелые руки придут сразу из нескольких театров – Одесского, Донецкого, Саранского, Пятигорского. Директор одного из них просто влюбится в Любину Бабу-Ягу, затмившую красоток на театральной выставке в Киеве. Директора театров со всей страны в те годы съезжались туда подбирать талантливую молодежь – костюмеров, художников, бутафоров.
- Моя профессия включает сразу несколько, причём совсем не театральных, прозаических – я и слесарь, и плотник, и столяр, - рассказывает Любовь Андреевна.
Владеть мастерством требуется не поверхностно, а глубоко и серьёзно. Из зала вроде не видно, что за реквизит на сцене, но он должен быть максимально реальным, создавать нужную атмосферу как для зрителя, так и для актёра. А из папье-маше он или из дерева – другой вопрос. Вот тут-то всё дело в мастерстве бутафора. Он должен уметь и шить, и вышивать, и чеканить, и ковать.
- На 2-м курсе делали настоящий стол, «от» и «до» изучали столярное дело. Были в программе и секреты монтировочного цеха, всё пригодилось, как-то пришлось на гастролях заменять подвыпивших монтировщиков, выставлять декорации целый месяц, - говорит Пилецкая.
Шляпы – эта тема в её жизни стала основной. «Головные уборы» - это подготовка костюмерного отделения. Но в театре оперетты в Пятигорске нужен был именно шляпник, и талантливая мастерица освоила дело по наитию. А тогда, после триумфальной защиты диплома, Люба решилась ехать в Саранск – главным художником кукольного театра. Заманили квартирой в центре города. Но спустя время с маленькой дочкой на руках – так сложились семейные обстоятельства – судьба привела её в Пятигорск.
И вот уже почти 40 лет Любовь Пилецкая делает головные уборы для музыкальных постановок Ставропольского краевого театра оперетты.
- Я только исполнитель – должна изготовить то, что придумали режиссёр и художник. Но бывает так, что актёр не хочет надевать то, что в итоге получилось – не чувствует себя комфортно, а я – между всеми участниками процесса и надо найти не просто компромиссный вариант, а сценический выход, - поясняет Любовь Андреевна.

«Живые» ткани

Шляпа – она-то «венец» костюма, то, что ставит точку в образе героя. Гармонично, лаконично создавая характер и указывая на статус персонажа. Сколько дамских шляпок и цилиндров смастерила за свою творческую биографию, Пилецкая не считала. Рекордный свой спектакль помнит – 92 головных убора для «Красавца-мужчины».
Она – за творческий поиск во всём – и всегда добивается нужного результата, каким бы капризным не был материал. «Современная лайкра удобна своей тянучестью и податливостью, но строгой линии не придаст – здесь выразительнее будет атлас, обыкновенный корсетный атлас», - делится секретами «шляпной кухни» мастерица. Гладкие ткани в её руках, как живые. А начинала Люба с мужской профессии – сварщик 4-го разряда на трубном заводе. Рисовала для себя, а потом решила учиться - услышала о театральном училище и больше ни о чём и не мечтала. Пошла на «мужскую» профессию – бутафора. Ей, с такой же мужской «гражданской» специальностью и огоньком в глазах поверили: эта – сможет. Она не просто смогла – стала лучшей.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах