aif.ru counter
261

«Белые воротнички» против финансовой мафии

АиФ-СК №44 05/11/2011

 В свое время реальный ма­фиози Аль Капоне, владелец сети прачечных, с помощью «воды и мыла» придавал грязным доходам от торговли оружием, проституции, игор­ного бизнеса вполне чистый статус – от легального «пос­тирочного».

Отмыв преступным путем полученных капиталов – про­цесс, непрерывно протекающий в тени экономики, по данным международных экспертов, в нем крутится до 40% всего де­нежного оборота России. О схе­мах финансовых махинаций дня сегодняшнего и участии окруж­ного подразделения Росмонито­ринга в создании привлекатель­ного инвестиционного климата, а также о вольных и невольных пособниках террористов «АиФ-СК» рассказал руководитель межрегиональ­ного управле­ния Федераль­ной службы по финансовому мониторингу по СКФО Андрей Волобуев. Отметим, в ноябре финансовой разведке исполняется 10 лет.

Асы мозгового штурма

- Андрей Михайлович, вашу службу чаще называют «финан­совой разведкой». Представление соответствующее – разработка, внедрение, добыча информа­ции…

- Традиционное – да. Наши же инструменты – аналитичес­кие возможности, используемые для вхождения в ту или иную сферу деятельности финан­совых институтов. Разведчик внедряется своими мозгами (и с помощью информационных технологий) в экономическое пространство и среди сотен денежных операций вычисля­ет те, что направлены на увод денег, – из бюджета в тень или наоборот – из тени в легаль­ный бизнес. Задача – выявить модель совершения экономи­ческого преступления и во-оружить государство – в сфере защиты его интересов. Да, мы не участвуем в погонях, не рабо­таем под прикрытием, шпионс­кая атрибутика – не наш удел. Противостояние – на интеллек­туальном финансовом поле. С другой-то стороны действуют умные, продвинутые, изобре­тательные люди, изощренные в своем деле мошенники круп­ного масштаба. И мы обязаны вскрыть их преступные дейс­твия и передать информацию правоохранительным органам для дальнейшей разработки. С одной стороны, запустить эту изобретательность в правовое русло, с другой - создать такие правила работы, чтобы возмож­ности для увода финансов не было. Сегодня государство те­ряет от того, что такие «талан­тливые» люди работают только на себя, не учитывая интересов страны.

- Воруют все изощреннее, все интеллектуальнее. Насколько успешна война «белых ворот­ничков»?

- Схемы увода действи­тельно усложняются, но суть одна - средства, полученные нелегальным путем, вливают­ся в полученные от законной деятельности, смешиваются, отмываются. Но мы работаем со всеми возможными базами, финансовыми документами, банковскими проводками и вы­являем нестыковочки: как при указанных в декларации доходах чиновник, к примеру, смог об­завестись элитной недвижимос­тью, коллекционной мебелью, престижным авто? Или на опре­деленном счете вдруг появляется внушительная сумма – каковы ее истоки? Это косвенные при­знаки, существующая разница и дает нам основания для старта – искать концы. Взять историю с томографами – многочисленные факты миллионных хищений вскрылись по всей стране при деятельном участии Росфинмо­нитринга. Есть такие факты и в СКФО – в Ставропольском крае в скором времени дело бу­дет передано в суд. Мы искали со своей стороны, Следствен­ный комитет - со своей. Рабо­таем в тесном взаимодействии с коллегами – прокуратурой, МВД, ФСБ.

Главное – не только доказать, что деньги мошенническим путем выведены из бюджета, их нужно вернуть, что край­не непросто. Механизм увода: деньги сбрасываются на счет, затем обналичиваются и на них приобретается недвижимость, движимость, часть средств вли­вается в реальное производство или переработку, к примеру, в аграрной отрасли и т.д. Из вы­деленных на покупку томогра­фов более 200 млн бюджетных рублей были уведены в тень 40 с лишним миллионов! Как прави­ло, в таких случаях деньги выво­дят в оффшоры, вкладываются в действующий бизнес, тратятся на свои нужды. Отмечу, при­оритетные нацпроекты, такие как «Здоровье», у нас на особом контроле. Как и те, что связаны с социальной сферой.

Наличку – изъять, климат – создать

- ЖКХ – ваша тема?

- И весьма актуальная. Сго­вор между управляющими компаниями, чиновниками и подрядными организациями – схемы обкатаны и действу­ют повсеместно, есть признаки такого рода преступлений во всех субъектах СКФО, «лиди­руют» - Ставропольский край, Ингушетия и Дагестан. Объемы средств, которые при этом мо­гут уводиться, – до 30%. Здесь своя специфика - дорожная и строительная отрасли позволя­ют «зарыть» в землю затратную часть через скрытые работы. Тем самым уводя значительные средства из легального оборота. Потому контроль необходим на начальном этапе, дабы миними­зировать попытки формирова­ния преступного умысла. Когда работы на объектах выполнены, сложно и затратно проводить экспертизы, доказывать, что имели место корыстные инте­ресы. Механизм на самом на­чальном этапе в стройотраслях дает шансы для вывода средств. Значит, его надо ломать. Не го­няться постфактум за мошенни­ками, а устранять причины, да­ющие возможности реализовать преступные затеи. За раз мно­голетнюю проблему не решить, но для того и вводится единое электронное пространство, идет борьба с фирмами-одноднев­ками, через технологичные и информационные механизмы сокращается оборот наличных денег.

- На Северном Кавказе это вопрос специфичный, да собс­твенно, это наш, российский мен­талитет: лучше рубль в руке, чем 10 на электронной карте…

- С их помощью в регионе рассчитываются при покупках единицы. Но процесс все же идет, к кассовым аппаратам тоже долго привыкали, сопро­тивлялись. Как убрать наличку с рынка? Постепенно через тех­нологические информационные механизмы оборот наличных де­нег будет сокращаться. Больше операций нужно завести в офи­циальный оборот, все расчеты осуществлять легально. Речь и о зарплатах в конвертах, и о «чер­ном нале». Чем прозрачнее бу­дет поле в целом, тем интереснее будет округ для инвестора. Мы можем защитить и его интересы, и сами защититься от недобро­совестного инвестора с сом­нительным финансовым про­шлым. Зайти в округ на весьма привлекательных условиях хотят многие, но насколько стабилен и эффективен потенциальный инвестор? Это и наш вопрос. А по большому счету – задача со­здать благоприятный климат для тех, кто готов честно и добросо­вестно работать в СКФО.

- В связи с чем возникает зако­номерный вопрос безопасности, в частности – финансирования бандформирований. Какова ва­ша роль в пресечении таких фак­тов?

- Часть отмываемых средств идет у преступников от эко­номики на собственные ко­рыстные цели, а часть - на финансирование дерзкой тер­рористической деятельности. Есть такие факты. Купил яхту - вор, он совершил экономи­ческое преступление. А если деньги пошли на финансирова­ние экстремистских групп - уже социальное зло, пособничество терроризму. Но идут на это од­ни из-за страха за свою семью, детей, другие – по убеждениям. И наказание должно быть раз­ным. Поскольку государство по­ка не запустило в полную силу механизм защиты свидетелей, другие варианты социальных гарантий в таких случаях, люди порой отдают деньги под стра­хом смерти. Но мы все-таки ви­дим, что финансирования стало меньше. Значительно меньше. Это результат и возрастающей эффективной работы правоох­ранительных структур и ответс­твенности власти в субъектах, и реализации различных про­грамм, и желание самих людей жить спокойно, мирно.

Справка:

Федеральная служба по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг) создана 1 ноября 2001 года. Межрегиональное управление по СКФО – 31 мая 2010 года.

С начала 2011 года МРУ Росфинмониторинга по СКФО отработано более 800 материалов на предмет наличия признаков легализации денежных средств, полученных преступным путем. Из них более чем в 200 усматриваются признаки финансирования терроризма. Более 500 - по легализации денежных средств, полученных преступным путем в результате совершения преступлений экономической направленности.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах