Примерное время чтения: 6 минут
1516

Доза для комы. Женщина не проснулась после пластики век в Пятигорске

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. Кто раскрутил инфляцию? 06/12/2023
Пластическая хирургия тоже может быть опасной.
Пластическая хирургия тоже может быть опасной. Министерство здравоохранения Ставропольского края

Глава Следкома России Александр Бастрыкин требует доклад по делу 37-летней жительницы Воронежа, которая попала в кому во время операции по блефаропластике в Пятигорске. В оказании небезопасных услуг подозревается пластический хирург. Однако экспертизы говорят о передозировке при анестезии. Подробнее - в материале «АиФ-СК».

Маникюр не при чём

В уголовном деле пластического хирурга из Пятигорска Нины Сафоновой начались очные ставки. Она заявила, что после трагедии с 37-летней жительницей Воронежа Еленой в апреле 2023 года сотрудники городской клинической больницы фальсифицировали историю болезни. В итоге всю ответственность за кому пациентки возложили на хирурга, с чем она категорически не согласна. Тем более, заказанные ею экспертизы говорят, что анестезиолог Наталья Чисманиди ввела слишком большую дозу опиатов.

«Операция на веках проходила под седацией (в медикаментозном сне) на спонтанном дыхании, то есть пациентка должна была дышать сама, - рассказала Нина Владимировна «АиФ-СК». - По вене вводились препараты, вызывающие сон. А также были введены два опиата с передозировкой одного в шесть, а другого в 10 раз».

У пациентки, как написали московские эксперты, случилось апноэ. Нина Владимировна заметила тёмную кровь в ране - признак снижения сатурации, то есть насыщаемости кислородом. Хирург обратила на это внимание молодой коллеги-анестезиолога.

 

«Она ответила, что всё хорошо. Губы синие - это татуаж. Датчики ЭКГ не работали - плохие датчики. Сатурацию не показывает - это из-за маникюра. А давление низкое - потому что женщина - гипотоник, - вспоминает роковой день Нина Сафонова. - Я сказала, чтобы пациентку заинтубировали и подключили к аппарату ИВЛ, который будет дышать за неё, поменяли датчики и вызвали заведующего реанимацией. Он прибежал, вставил трубку для дыхания и сказал продолжать операцию».

По словам хирурга, это произошло с 26 по 29 минуту операции. Разрезы на веках ещё надо было зашить и проверить, нет ли кровотечения. Это должно было занять около часа. Нина Сафонова уложилась в это время и позвала заведующего снова.

«Они экстубировали пациентку, начали будить. Будили полтора часа в операционной, потом перевели в реанимацию. Свидетельницей была её родная сестра - она приезжала из Воронежа в Пятигорск», - уточнила хирург.

Ищи, кому выгодно

Наутро она сфотографировала историю болезни, в которой было сказано, что пациентка в сознании, несмотря на передозировки наркотических препаратов.

«А потом они переписали историю, - заявила врач. - Записали остановку сердца на пятой минуте операции. Я сразу им сказала, что если бы это было так, операция бы не началась, пациентку сразу забрали бы. Но они о логике не думали. Они думали, как спасти себя, потому что не заметили стойкое апноэ.

У человека кора головного мозга - клетки, которые отвечают за сознание - очень чувствительны к гипоксии, к насыщению крови кислородом. Мозг умирает через 5-6 минут. За это время надо пациента обеспечить кислородом. Они это время упустили. Дальше начали симулировать и от нас с операционной сестрой требовать, чтобы мы дали показания, будто интубировала сама анестезиолог».

В июне по заявлению родственников Елены, которая так и не вышла из комы, было возбуждено уголовное дело. Как утверждает Нина Сафонова, первое заключение эксперта Фонда ОМС было в её пользу: он написал заключение, что виноваты анестезиологи. Однако этот документ из дела пропал, и хирургу пришлось его восстанавливать.

Краевая судебно-медицинская экспертиза вынесла решение, что виновата Сафонова, потому что передозировала сетный анестетик - лидокаин, поэтому на пятой минуте случилась трагедия.

«Это не возможно, потому что без разрешения анестезиолога хирург вообще не имеет права что-то делать. Это анестезиологи ведают витальными функциями, следят за мониторами. Но меня хотя сделать виновной, чтобы не бросать тень на больницу, - полагает Нина Сафонова. - У них был нормативный расчёт седации с передозировкой препарата в 10 раз, одобренный краевым минздравом. Вводили ли они раньше такие дозы или просто списывали? Может быть, молодая анестезиолог впервые такую дозу ввела. Куда тогда препараты девались? История мутная».

Догадки хирурга подтверждает переписка в мессенджере, по которой с 11 июля в больнице запрещено оказывать услуги по седации за 8 тысяч рублей с большими дозами. Для пациентов остался доступен только облегчённый вариант за 8 тысяч рублей.

Чтоб не злить главного врача

В каком состоянии потерпевшая, точно не известно. Месяц назад она была на реабилитации в Москве. Её гражданский муж - сотрудник правоохранительных органов - считает, что хирург скрывала вину анестезиологов. Нина Сафонова признаёт, что подчинялась требованиям вышестоящих. К тому же её тормозил адвокат, играя на два фронта. Он защищал и её интересы, и интересы анестезиолога.

 Более того, женщину пытались запугать. «Когда краевая экспертиза сделала меня виновницей, я заявила, что дам правдивые показания, которые мне запрещали озвучивать, чтобы не злить главного врача, - объяснила Нина Владимировна. - Я три раза обращалась в полицию. За мной следили, меня запугивали. Мне пришлось перевезти ребёнка в другой город».

Несмотря на то, что Нина Сафонова до сих пор, при наличии двух экспертиз в её пользу, остаётся единственной подозреваемой в деле, она продолжает работать в больнице. Говорит, там все понимают, что ошибок в её действиях не было.

Работает и анестезиолог Наталья Чисманиди. Правда, наркоз ей вроде бы не доверяют. Её контактов в открытом доступе нет, в больнице же телефон приёмной главврача в пятницу не отвечал. Редакция «АиФ-СК» направила официальный запрос в медучреждение.


Комментарий:

Анестезиолог Валерий Ермаков:

«Есть нормативы применения препаратов для анестезии на килограмм массы тела, но они усреднённые. Многое зависит от индивидуальных особенностей: наличия аллергии, сопутствующих патологий. При расчётах дозировок учитывается сложность и продолжительность операции. Некоторые препараты нужно применять при определённых заболеваниях с осторожностью. В этом случае можно уменьшить дозу.

Иногда пациенты не знают, что у них есть аллергия. Всех ведь на аллергопробы не отправишь. Если только с человеком уже прецеденты были, тогда дают перечень препаратов для предварительного обследования.

Осложнения могут быть в любой сфере медицины, но доктор пытается свести их к минимуму.

В любом случае, когда человек ложится на операционный стол, у него возникает стресс, поднимается давление. Причиной дальнейшего падения может быть анафилактический шок, тромбоэмболия, инфаркт. Сами препараты вызывают угнетение дыхания, и если есть апноэ - добавляется нарушение мозгового кровообращения. Надо следить за показаниями на мониторах и вовремя принимать меры».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах