aif.ru counter
104

Вернуть Анискиных: ветеран МВД рассказал о борьбе с пьянством и профсоюзах

АиФ-СК №48 27/11/2013
Фото из архива Сергея Калюжного

О таких людях, как старейшина правоохранительных органов из Ставрополя Сергей Калюжный, часто пишут увлекательные книги.

Разностороннее образование, более полувека, отданного «органам», преподавание истории в школе… 15 лет Сергей Иванович руководил лечебно-трудовым профилакторием, знаменитым ставропольским ЛТП, в котором возвращали к нормальной жизни алкоголиков, работал в георгиевской колонии для несовершеннолетних преступников.

Сергею Ивановичу 79 лет, но на пенсию он не спешит: возглавляет Независимую объединённую отраслевую профсоюзную организацию работников органов внутренних дел Ставропольского края.  

Вытрезвители нужны

– Сергей Иванович, вашей подтянутости и энергичности позавидуют куда более молодые люди. Как удаётся держать себя в отличной форме?

– Я – оптимист! (Улыбается.) Лучший стимул – когда достигаешь результата, а его можно добиться, занимаясь любимым и общественно полезным делом.

– Вы много лет посвятили борьбе с алкоголизмом. Во времена СССР хронических пьяниц помещали в ЛТП, серьёзно лечили, а сейчас даже медвытрезвители закрыли…

– То, что закрыли вытрезвители, а гораздо раньше ЛТП, – огромная ошибка! Больше 30% алкоголиков удавалось вернуть к нормальной жизни в лечебно-трудовых профилакториях. Я 15 лет отдал ЛТП в Ставрополе, создавал его с нуля и знаю, о чём говорю. Людей лечили трудотерапией: наши «пациенты» работали на нескольких ставропольских предприятиях, деньги зарабатывали. Ещё нам удалось создать большое подсобное хозяйство. Где уж пить, когда за день наработаешься?

Вы знаете, сколько я тогда благодарственных писем получал от матерей, родных этих пьяниц?

А сейчас что? Хотят алкоголизм искоренить высокими ценами на спиртное. Но даже если бутылка будет 500 рублей стоить, не поможет это! Пьяница все деньги из дома выгребет, но отраву себе купит. Нужно, чтобы люди свой досуг научились проводить без спиртного. А мы от этого отвыкли, мало общаемся, каждый в своей «норке».

Я – за возвращение ЛТП, и не приемлю той позиции, что принудительное лечение – это ущемление чьих-то прав. Нет, всё было законно, по решению суда, а главное – реально помогало справляться со страшной бедой. Вытрезвители тоже зря отдали Минздраву. Если уж в ЛТП не всегда справлялись с мужиками, как может это сделать в больнице какая-то санитарка тётя Маша?

– Ваш лечебно-трудовой профилакторий был одним из лучших в стране, о вас даже центральные СМИ писали. Да и в георгиевской колонии, будучи ещё совсем молодым человеком, вы добились успехов, вас хотели даже назначить её начальником. Признайтесь, в чём секрет?

– Да какой секрет… Нужно очень хорошо знать специфику исправительной системы, уметь обращаться с «контингентом». Когда я работал, а было это в 50-е, да и гораздо позже, в структуре исполнения наказаний старались человека перевоспитать, заключённые в обязательном порядке занимались трудом. А сегодня что? Одно безделье! Люди не знают, куда себя деть, отсюда и страшные вещи, которые в «зонах» происходят. К сожалению, наработки МВД после передачи системы УИН Минюсту оказались невостребованными. Возиться с зэками сегодня никто не хочет.

Часто вспоминаю о георгиевской колонии, в которой я в молодости работал художественным руководителем клуба. Поскольку я окончил культпросветучилище, прекрасно танцевал и ставил с воспитанниками спектакли, смог ребят заинтересовать.

Как видите, ничего оригинального.

Требуйте профсоюз

– В 90-е из «органов» произошёл массовый «исход». Сейчас, когда подняли зарплату, люди вроде охотнее пошли на службу в МВД. Но вот с участковыми – просто беда, их катастрофически не хватает. Квартирный вопрос всё портит?

– Анискиных не хватает потому, что труд у них самый тяжёлый, хотя, считаю, самый важный! Мало кому хочется работать в глуши, обслуживать одновременно несколько сёл. Раньше-то по-другому было: человек работал на своём месте, получал неплохую зарплату, имел льготы. А сейчас даже общественный транспорт стражу порядка приходится оплачивать за свой счёт.

Тем не менее подвижки к лучшему есть, и надеюсь, что ситуация исправится. Хорошо, что зарплаты полицейских за последнее время выросли в два раза. Главное же – реформа в МВД сопровождается значительными изменениями по отношению к сотрудникам «органов»: власти приняли закон о социальных гарантиях для полицейских. Если в законе о милиции право на создание профсоюзов было прописано нечётко, то в новом документе такие гарантии даются.

– И как смотрят на ваш профсоюз руководители подразделений МВД? Не нравится, наверное, что требуете от них различных льгот и доплат? Профсоюзы в наш «капиталистический» век мало кто из работодателей жалует…

– Без ложной скромности скажу: наш независимый профсоюз – первый в стране в системе полиции. Федеральный полицейский профсоюз только создаётся, а у нас уже есть чем гордиться: мы добились, например, что сотрудники получают компенсацию за найм жилья, шесть дополнительных дней отпуска – за работу на компьютере, имеют оплачиваемый выходной 1-го сентября. Эти и другие пункты – в соглашении, которое мы заключили с ГУ МВД по Ставропольскому краю.

 Но для меня профсоюз – это не только возможность помочь создать достойные условия труда и обеспечить приемлемый заработок. Важно, чтобы человек себя чувствовал не «винтиком» в системе, а полноценным членом коллектива, который может получить помощь, если в ней нуждается. И для этого тоже нужны профсоюзы.

– В обществе очень тяжело пересматривают отношение к полиции, многие считают, что реформа пока себя не оправдывает…

– Вот это и есть самое трудное – перестроить отношение социума к людям в полицейских погонах. Поверьте, далеко не всё в «органах» плохо, ситуация тяжело, но уверенно меняется к лучшему, я это вижу «изнутри», потому что с этими людьми плотно работаю. Просто о негативе привыкли говорить чаще. 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах