aif.ru counter
307

Конфискация совести. Как «растворились» миллионы бюджетных средств

АиФ-СК №7 17/02/2016

В СССР с расхитителями госимущества не церемонились: наказание было суровым – вплоть до конфискации с расстрелом. Нынешнее время оказалось к ним куда лояльнее. У тех, кто греет руки на государственном добре, конфискуют разве что совесть. Но ведь и беспределу когда-то должен наступить предел.

Письмо счастья

На Ставрополье система лизинга в рамках государственной поддержки – как один из самых выгодных и эффективных способов приобретения оборудования и техники – дала существенный толчок развитию сельского хозяйства и перерабатывающей отрасли. Возможностью модернизировать производство воспользовались десятки хозяйств и предприятий.

В 2005 году Государственная Дума СК приняла закон «О государственной поддержке и стимулировании сельскохозяйственного производства в Ставропольском крае», в соответствии с которым из краевого бюджета выделялись денежные средства на условиях финансовой аренды (лизинга). Порядок был таков: министерство сельского хозяйства края определяло производителей, которым необходима машиностроительная продукция, и выбирало на конкурсной основе лизинговые компании, получавшие указание закупить технику за счёт краевого бюджета. Поставщиков и цены также согласовывал и утверждал минсельхоз. Право собственности переходило предприятию после полной уплаты лизинговых платежей, возвращавшихся затем в бюджет Ставропольского края.

Система господдержки успешно проработала два года. Однако к концу 2007-го стало ясно, что финансирование этой программы будет прекращено. Но, как известно, у правил бывают исключения. В декабре с письмом в министерство сельского хозяйства обратился тогдашний глава Георгиевского муниципального района. Он просил включить в программу финансирования ОАО «Винзавод «Георгиевский» - один из крупнейших заводов края по розливу вин и безалкогольных напитков. Почему именно это предприятие оказалось «в фаворе», доподлинно неизвестно. Тем не менее «добро» на оборудование стоимостью более 19 млн руб. в уже недоступный для многих других желающих лизинг винзавод получил .

Не пытаясь сопоставить факты, заметим, однако, что следующий, 2008 год оказался весьма удачным для карьерного роста бывшего директора винзавода Виталия Коваленко, занявшего пост председателя краевого парламента.

Точка невозврата

В январе 2008-го лизинговая компания «Югпром» заключила договор с винзаводом. Но уже при закупке запрошенного оборудования начались проблемы. Поставщиком дорогостоящих линий по розливу с одобрения минсельхоза выбрали ООО «ПродмашОрел-ОПК» - предприятие, базирующееся в Орловской области. А когда деньги из краевого бюджета «ушли» на Орловщину, вдруг выяснилось, что оно на грани банкротства. Именно поэтому передать винзаводу линии по розливу на сумму свыше 14 млн руб. удалось лишь в 2009 году – после судов с орловским предприятием, инициированных и успешно выигранных лизинговой компанией.

Одним из условий получения в лизинг оборудования является первоначальный платёж. Взнос, составлявший чуть более 2 млн руб., винзавод оплатил почему-то не сразу, а лишь после получения техники. А про последующие платежи, которые нужно было вносить ежеквартально, руководство предприятия словно позабыло. Пытаясь взыскать задолженность, лизинговая компания неоднократно обращалась с исками в Арбитражный суд Ставропольского края. Но несмотря на заключённые мировые соглашения и судебные решения, обязывающие оплатить долг, винзавод не спешил возвращать деньги, изначально взятые из краевой казны.

Причина такой неторопливости выяснилась довольно скоро. В апреле 2011 года ОАО «Георгиевские городские электрические сети» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании винзавода банкротом. Узнав о печальном финансовом положении должника, с аналогичным требованием обратилась и лизинговая компания «Югпром». Заявление Георгиевских электросетей суд оставил без рассмотрения, так как к судебному заседанию предприятие погасило 1,1 млн руб. задолженности. Но поскольку для лизинговой компании денег у завода не нашлось, дело о банкротстве возбудил.

И дал, и взял

С этого момента история с должником вдруг получила неожиданный поворот.

Вслед за лизинговой компанией с заявлением о включении в реестр кредиторов винзавода обратился уже упомянутый Виталий Коваленко. Заявленная сумма требований – 39,5 млн руб. В обоснование долга бывший директор предприятия (а «по-совместительству» ещё и один из главных его акционеров) предъявил договоры займа, согласно которым в 2008-2010 годах он занимал заводу названную сумму. А в качестве доказательств предоставил приходные кассовые ордеры, согласно которым деньги вносились им наличными (!) в кассу предприятия.

Здесь нужно отметить одну важную деталь. По правилам бухучета, приходный кассовый ордер хранится в бухгалтерии предприятия, а лицу, который внёс деньги, выдаётся отрывная квитанция. Каким образом подлинники документов, которые должны были находиться у должника, оказались у конкурсного кредитора - история умалчивает. Однако суд счёл, что задолженность винзавода перед Коваленко доказана. А тот факт, что она не отражена в заводской отчётности, он посчитал нарушением учётной дисциплины должника.

Как основной кредитор ОАО «Винзавод «Георгиевский» Виталий Коваленко получил возможность контролировать процедуру банкротства, фактически единолично выбирая и назначая внешних управляющих.

Не менее интересны обстоятельства, предшествовавшие банкротству. Оказалось, что в мае 2010 года бывший директор приобрёл принадлежащие заводу помещения площадью 137,7 кв. м за 1,1 млн руб. При сложившейся на тот момент рыночной стоимости квадратного метра в 32 тыс. руб. они достались ему по цене в 8 тыс. руб. И это оказалось не единственным его приобретением. По другой сделке Коваленко выкупил у винзвода магазин в Георгиевске площадью 25 кв. м вместе с земельным участком за 152,7 тыс. руб., т. е. по цене менее 6 тыс. руб. за 1 кв. м, что тоже существенно ниже рыночной стоимости. Впоследствии эти активы перешли к сыну Виталия Андреевича, также акционеру завода.

Нынешний внешний управляющий Игорь Рузов, которому конкурсные кредиторы прямо указали на явно невыгодные для должника сделки, не счёл нужным их оспаривать, хотя по сути винзавод лишился непрофильных активов по цене, заниженной явно не в пользу предприятия.

Един в трёх лицах

Новый крутой поворот в этой непростой истории способен затмить все предыдущие «виражи». Речь о залоговом кредиторе, имеющем преимущественное право при удовлетворении денежных требований. Именно за ним остаётся право решающего голоса и при достижении мирового соглашения о выплате долгов. В 2015 году в Арбитражный суд с заявлением о внесении в реестр в качестве залогового кредитора обратилась одна из строительных организаций края. А вскоре после этого с тем же требованием выступил… Виталий Коваленко. В качестве обоснования претензий он предъявил договор уступки права требования (так называют сделку по передаче долга), заключённый с этой строительной организацией в 2014 (!) году. Денежное обязательство винзавода перед залоговым должником в размере 25 млн 330 197 руб. передано бывшему директору, а ныне депутату Думы Ставрополья от «Единой России», за 14 млн руб.

Стоит ли объяснять, какие перспективы открываются перед основным кредитором и акционером в случае признания его одновременно кредитором залоговым? И что вряд ли такое совмещение «должностей» сулит что-то хорошее как для будущего предприятия, так и для других его кредиторов, среди которых, пусть и опосредованно, выступает краевой бюджет?

На сегодняшний день нет никакой уверенности в том, что винзавод восстановит платежеспособность, вернув долги тем, кто действительно вкладывал средства в его становление. А в итоге канет в Лету очередное, некогда успешное предприятие края. Если только какой-нибудь хороший человек не займёт ему ещё несколько десятков миллионов рублей. Но надежды, что это пойдёт на пользу, а не во вред, в эпоху «конфискации совести» мало.

На правах рекламы

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество