232

Все или ничего. Почему в стране все больше криминальных банкротств?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. АиФ-СК №9 28/02/2018
В кризис всё больше бизнесменов становятся банкротами.
В кризис всё больше бизнесменов становятся банкротами. pixabay.com

По данным Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), в четвертом квартале 2017 года 3680 юрлиц в стране стали  неплатежеспособными. Этот показатель – один из самых высоких за последние 10 лет. По сравнению с 2007 годом банкротств стало в три раза больше. О том, по каким причинам предприятия попадают в список разоренных, в материале «АиФ - СК».  

Остались без работы

Все больше несостоятельных организаций и в СКФО. Предприятия Кабардино-Балкарии, по данным ЦМАКП, по объёму долгов и вовсе оказались в двадцатке крупнейших банкротов страны. Сразу две компании из этой республики попали в черный список: ООО «Дионис»,  до недавнего времени занимавшееся оптовой торговлей, и завод  «Кавказкабель».

«Кавказкабель», расположенный в городе Прохладном, в недалеком прошлом был одним из крупнейших предприятий Северного Кавказа. Но в 2017 году на заводе началась процедура банкротства, и 652 человека оказались на улице. 

Дошло до пикетов: сотрудники протестовали против массовых сокращений и требовали навести порядок на заводе.  

В Сети появилась копия коллективного письма, отправленного в федеральные органы власти.

«Мы считаем, что завод обанкротили преднамеренно, – говорится, в частности, в письме.  –  Проблемы начались в 2012 году, когда руководители  взяли три кредита на общую сумму 2
млрд рублей, а вернуть их не смогли.  Завод стал испытывать экономические трудности. Следствие этого – низкая загрузка производства, длительные задержки зарплаты, огромная текучесть кадров».          

Сотрудники Следственного комитета РФ по  Кабардино-Балкарии в конце прошлого года возбудили уголовное дело  в отношении гендиректора завода. Его обвиняют в невыплате зарплаты сотрудникам. Сейчас это дело рассматривают уже в Москве в Следственном комитете России.

«После завершения процедуры банкротства на счетах предприятия остались деньги, – комментирует пресс-секретарь Следственного комитета РФ по КБР Мурат Багов. – По закону в этом случае организация обязана прежде всего выплатить зарплату и только после этого рассчитываться по другим долгам. Но руководители завода не сочли нужным  рассчитаться с коллективом и теперь будут отвечать за это в суде».

По данным Багова, после вмешательства прокуратуры долги по зарплате частично погасили.     

Признание таких крупных производств финансово несостоятельными, по мнению многих экспертов, плохо сказывается на социальном самочувствии населения. Ведь Прохладный – город небольшой, с рабочими местами напряжёнка.

Кто выигрывает?

Впрочем, банкротств в округе существенно меньше, чем в других регионах страны. В Ингушетии в последнем квартале 2017 года, по данным ЦМАКП, был всего один банкрот, в Чечне – 2, в КЧР – 3 и РСО-А – 4. В лидерах – КБР (16 банкротств) и Ставрополье (39). Как полагают эксперты, официальных данных о банкротствах не так много, потому что многие бизнесмены работают «в тени».

Увы, есть в СКФО тревожные тенденции. Особенность Северного Кавказа – умышленные банкротства в сфере ЖКХ.

«В последние годы многие управляющие компании прибегают к этой процедуре, чтобы не отдавать долги ресурсоснабжающим организациям, – говорит руководитель ассоциации собственников недвижимости «Партнёр» Дмитрий Захарьящев. – Деньги, полученные от жильцов, УК может    прокручивать довольно долго. Ведь по закону подать иск на неплательщиков можно только через три месяца после получения последнего платежа. А поскольку суды, как правило, долго рассматривают дела, УК успевают обанкротиться. Правда, в последнее время компании всё чаще признают неплатежеспособными по другой причине. У них образуются долги перед ресурсниками, потому что население нищает,  а тарифы растут. Жильцы не платят УК, а УК, в свою очередь, – поставщикам ресурсов. Считаю, что управляющие компании нужно освободить от обязанности сбора денег с жильцов. Собственники квартир должны заключать договоры напрямую с поставщиками услуг».                  

Не по злому умыслу

Иногда банкротство видится единственным выходом.

К примеру, крупный ставропольский фармацевтический концерн «Эском» обанкротился, не сумев вовремя погасить долги по кредиту. В 2014 году прекратились поставки стеклотары с Украины. Предприятию пришлось закупать её у новоалександровских и красногвардейских производителей. Но оба завода вскоре прекратили работу. «Эскому» пришлось сократить производство препаратов. Прибыль резко упала, выплачивать кредит стало сложно. В итоге предприятие задолжало банку около 200 млн рублей.

«Количество несостоятельных организаций в стране  резко выросло во второй половине
2014 году, когда ввели антироссийские санкции, – комментирует председатель экспертного совета в Общероссийском профсоюзе арбитражных управляющих Максим Доценко. – Юрлица потеряли возможность занимать деньги в иностранных банках, а в России  ставки по кредитам сильно поднялись. Закредитованность и резкое снижение уровня жизни большинства россиян, в том числе ставропольцев, - главные причины банкротств».

Больнее всего кризис бьёт по строительной отрасли. Именно в этой сфере, по данным строителя Андрея Петлицына, больше всего банкротств.  

Причина – резкое падение спроса на недвижимость.

«Ипотека в последние годы стала более доступной, но это  всё равно не  спасает ситуацию. Уровень жизни настолько снизился, что многие не могут позволить себе покупку квартир и домов», - продолжает Дмитрий Захарьящев.

По мнению правозащитника Георгия Легкобитова, предпринимателям становится всё труднее платить налоги, и это ещё одна причина банкротств. 

«А с первого января 2019 года федеральные  власти и вовсе отменят мораторий на повышение налогов, и, думаю, это приведёт к ещё большему обострению ситуации, – полагает он. – При этом предприятия, которые добывают нефть и газ, платят самые низкие в мире налоги, получая при этом  сверхприбыли».

Фото: АиФ

Мнение эксперта

Уполномоченный по правам предпринимателей в крае Кирилл Кузьмин:

– Не секрет, что многие бизнесмены прочно сидят на кредитной «игле».  Сейчас, когда процентные ставки очень высоки, трудно не только взять заём, но и затем его гасить. На федеральном уровне сейчас много говорят о снижении ключевой ставки, от которой зависят  процентные ставки в банках. Действительно, недавно она упала на полтора процента. Но этого мало. Чтобы бизнесменам стало легче, ключевая ставка должна быть  на уровне 2­3%. А сейчас она составляет 7%.

Комментарий

Руководитель Ставропольского краевого отделения «ОПОРЫ России» Николай Сасин:

– К сожалению,  несостоятельных предприятий на Ставрополье в последнее время всё больше. По самым скромным подсчетам,  в целом по краю уже  обанкротилось или были в стадии банкротства более 100 предприятий.

До недавнего времени в более выигрышной ситуации находились аграрии. Но в прошлом году из­за переизбытка зерна цены на него резко упали, и ситуация в АПК ухудшилась.

Как  помочь предпринимателям?  Нужен комплекс мер, в первую очередь экономических.  Кредиты для бизнесменов должны стать доступнее. 17­18% годовых, под которые сейчас дают займы, ­  это очень высокая ставка! Её нужно снизить в разы.

 Необходима судебная реформа. Ведь подчас судьи, рассматривая одинаковые ситуации, выносят радикально противоположные решения. Так не должно быть!

Точка зрения

Член Общественной палаты Ставропольского края Юрий Фунда:

– Знаю  бизнесменов, которые  в последнее время попали  в порочный  круг. С одной стороны, им необходимо провести процедуру банкротства, поскольку они в долговой яме и выбраться из неё  не могут.

Но ведь и на банкротство нужны немалые деньги. Чтобы признать юрлицо  несостоятельным, проводят  сложную и  длительную процедуру.  

Большинство руководителей организаций в подобных случаях обращаются к юристам. А их  услуги дороги. Но откуда деньги у банкрота?! Я считаю, что процедуру банкротства нужно значительно упростить. Государство каждый год вносит изменения в законодательство, но, увы, пока до идеала далеко.    

К примеру, летом внесли поправки, согласно которым процессуальный порядок привлечения к субсидиарной ответственности (ответственности всех учредителей организации за выплату долгов. – Ред. ) стал строже.  

Но бизнесмены заранее страхуются и  нередко сажают  в кресла директоров и учредителей людей, не имеющих денег и имущества. А в итоге государству  нечего взять с банкрота.  

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах