455

Кому будет сладко? Мощности по переработке сахара ждут свекловодов

Новая жизнь

Ещё несколько лет назад мало кто верил, что предприятие сможет продолжать работу. Царила разруха, часть оборудования была продана на металлолом, ветхие сети делали производство крайне неэффективным. Но градообразующее предприятие удалось спасти. Чему жители посёлка были несказанно рады. Ведь практически у каждого из них с заводом связана семейная история.

Новый, как сейчас принято говорить, кластер по выращиванию и переработке свёклы решением Совета министров СССР был образован в 1959 году. В него вошли три района Карачаево-Черкесии и Кочубеевский район Ставропольского края. Ядром стал Эркен-Шахарский сахарный завод - один из четырёх крупнейших на территории Советского Союза.

В постперестроечный период ему не повезло попасть в надёжные руки. И из былого величия к 2016 году на предприятии мало что осталось. Да что там говорить! К этому времени огромные цеха производили удручающее впечатление, а некогда суперсовременное немецкое оборудование больше напоминало горы железного хлама. Любое производство требует надлежащего ухода и обслуживания. А с этим в последние десятилетия здесь было совсем плохо. Собственники не только не пытались модернизировать предприятие или хотя бы сохранить то, что имелось, они даже умудрились продать часть оборудования на металлолом.

Но, к счастью, в 2016 году нашлись люди, которые не побоялись принять под свою ответственность такое тяжёлое наследие, взяли в кредит средства и начали реанимировать предприятие - подарили ему вторую жизнь.

«Горько было видеть, до чего довели завод. Всё парило, везде – многочисленные порывы, кипяток хлещет, огромные потери пара и, соответственно, перерасход газа, – вспоминает председатель совета директоров завода Рамазан Бердиев.– Из-за низкой пропускной способности, связанной с тем, что оборудование и технологические процессы сильно устарели, машинам со свёклой приходилось по несколько дней проводить в очереди. Сырьё портилось, поставщики несли большие потери. Было очевидно, что необходимо приводить всё в порядок, модернизировать мощности. В тот сезон мы с трудом завершили работу, линии постоянно выходили из строя. В 2017-м приступили к ремонту и реконструкции».

Вложили 137 миллионов рублей. Модернизировали теплоэлектростанцию, реконструировали гидротранспортёр, автоматизировали выпарную станцию и конденсатное хозяйство, заменили пришедшие в негодность основные узлы.

Работать круглый год

«Свеклопункт принимает грузовики со свёклой. Там продукция взвешивается. После чего выполняется анализ на сахаристость и загрязнение. Далее техника заезжает на буртоукладочную машину, где отгружает свёклу напрямую в гидротранспортёр. Под напором воды сахарная свёкла проходит через соломоловушки и свекломойку. Очищенные корнеплоды попадают на свеклорезку, превращаются в стружку и по транспортёрной ленте подаются в сердце завода - диффузионный аппарат для последующего вываривания сока, – описывает Рамазан Бердиев технологическую цепочку. – Раньше перерабатывали 6 тысяч тонн в сутки. По 3 тысячи тонн на каждом аппарате. Но бывшие хозяева один из диффузионных аппаратов сдали на металлолом за 2,5 млн. руб. От оставшегося нам удалось добиться мощности в 4 тысяч тонн. И будем покупать второй аппарат. Заплатить за него придётся 103 млн руб».

Фото: Предоставлено рекламодателем

Заменили паронагреватели и экономайзеры, а также фильтры: раньше они занимали 400 кв. м., теперь – размером с небольшую комнату. Основной фронт работ здесь выполнен. По словам начальника тепловой электростанции Дмитрия Проскурина, реконструкция позволила не только повысить качество воды (по технологии она должна быть мягкой), но и снизить количество вырабатываемого пара, что помогло уменьшить расход тепловой энергии и обеспечить экономию газа.

Перемен на заводе много. И это лишь первый этап модернизации. Сотрудники предприятия с интересом ждут продолжения. Оно обещает быть ещё более интересным. Производственные процессы планируется максимально автоматизировать. Более того, завод собирается наращивать свои мощности за счёт новых производственных линий.

«Я давно тут работаю и могу сказать, что таких вложений, как в последние два года, на заводе никогда не было», – признаётся технический директор Андрей Буклей.

После запуска новых линий завод помимо сахарного песка начнёт выпускать рафинад и поставлять его непосредственно в торговые сети. Переговоры с партнёрами сейчас идут, изучаются требования по упаковке, создаются условия для производства.

Кроме того, предприятие намерено расширить собственные посевные площади и начать получать продукты глубокой переработки. Помимо свёклы на полях предприятия выращиваются овёс, ячмень, кукуруза. Сырьевая база для расширения производства есть. Из кукурузы, к примеру, можно получать крахмал и по специальным технологиям делать из него одноразовую посуду - стаканы, тарелки. Очень экологичная продукция, в отличие от почти не разлагающегося пластика растворяется в воде.

Воплощая в жизнь такие замыслы, новое руководство стремится превратить завод из сезонного в круглогодичный, чтобы не терять специалистов в межсезонье.

Фото: Предоставлено рекламодателем

Плюс рафинад

Планов много. Энергии и упорства в достижении целей хоть отбавляй. Но судьбу предприятия по-прежнему нельзя назвать безоблачной. Более того, само существование завода внезапно снова оказалось под угрозой.

Сельское хозяйство, как известно, сфера, сильно зависимая от многих обстоятельств. В первую очередь, от погоды и цен на продукцию на рынке. И вот оба эти обстоятельства в самом своём неблагоприятном проявлении сложились в прошлом году. Ценовой фактор испытал двойное давление. С 45 рублей за килограмм цена на сахар упала вначале до 35, а потом, несмотря на прогнозы о стабилизации, поползла и дальше вниз. И всё это на фоне устремившихся вверх цен на горюче-смазочные материалы и полного отсутствия какой бы то ни было господдержки отрасли. Аграрии погоревали над своими прошлогодними потерями и начали сокращать площади под свёклу. А тут ещё и засуха, которая не дала вызреть корнеплодам.

При чём тут завод? Всё просто. Нет сырья – нет работы.

«В прошлом году мы на 350 тысяч тонн заключили договоры, а получили на переработку только 198 тыс. тонн», – сокрушается замгендиректора по сырью Уалид Мижев.

Нет работы – нет денег. Нет денег – нечем платить по счетам, в том числе налоговым. Новый собственник закрыл долги своего предшественника по зарплатам, нашёл огромные средства на модернизацию производства, но было бы наивно рассчитывать на быструю отдачу.

«До 2016 года действовала программа господдержки на модернизацию таких предприятий, как наше. Почему бывшие владельцы этими возможностями не воспользовались, сказать трудно. Сейчас таких форм поддержки уже нет, – говорит Рамазан Бердиев. – Но мы-то, ладно, рассчитывали только на свои силы. Средства на производственные мощности нашли, вытянем. Но если не будет никаких программ поддержки свекловодов на федеральном уровне, никто не будет заинтересован в том, чтобы выращивать свёклу. Значит, теряется смысл существования нашего завода вообще. А здесь, между прочим, работают 450 жителей Ногайского района, для местного бюджета это предприятие - единственная опора".

Скоро рабочих мест станет ещё на полсотни больше. Монтаж линий по выпуску рафинада идёт полным ходом. Это ещё 45 работников.

Два ключа к решению задачи

Что нужно, чтобы экономическая карта юга России не лишилась этой перспективной, но пока испытывающей временные трудности точки?

Первое – понимание со стороны налоговиков.

«Мы дважды платим НДС. Когда принимаем продукцию и оставляем себе 30% по оговорённой схеме. Это порождает необходимость заплатить 10% НДС. И второй раз мы платим с переработанной продукции – ещё 20% НДС, – поясняет инвестор. – Это тяжёлое бремя. Но мы не просим налоговую освободить нас от выплат. Мы просим учитывать, что мы сезонное предприятие, не душить нас, начисляя гигантскую пеню, а дать нам работать. Нам нужна реструктуризация задолженности по налогам. Это позволит сохранить предприятие».

Второе, что необходимо, собственно, само сырьё для работы. Рамазан Бердиев предлагает сегодня всем производителям очень привлекательные условия. Завод готов переработать до 450 тыс. тонн свёклы. Причём готов принимать сырьё под банковские гарантии. То есть, если в течение 10 дней завод не отгружает поставщику свёклы уже готовую продукцию, производитель может обратиться в банк и получить денежную компенсацию. Принимать сырьё у ставропольских свекловодов завод готов в самые оптимальные сроки, в любое удобное время с 1 сентября до 1 декабря.


Комментарий

Депутат парламента КЧР Муратхан Михайлович:

«Я к сахарному заводу очень трепетно отношусь. В 10 классе училась, когда его строили. Это был грандиозный проект, Всесоюзная комсомольская ударная стройка. Ребята приехали из разных регионов. Палаточный городок, много молодёжи. Этот завод - наша история!

В 1962 году его запустили. И люди работали здесь семьями, а потом и династиями. Нельзя допустить закрытия завода. Полтысячи сотрудников. Куда они пойдут? Это вопрос политический. Незанятость - очень серьёзная проблема, от которой, по большому счёту, все беды. Если мы хотим сохранить спокойствие на этой земле, нужно сделать всё, чтобы сохранить предприятие.

Разрушить всё очень просто. Но поддерживать нужно тех, кто пытается созидать. Иначе как потом в глаза людям смотреть»?


На правах рекламы
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах