aif.ru counter
130

«Танцевать буду, но в автобус больше не сяду». Эксклюзивное интервью с выжившими в ДТП

Фото: АИФ

На Всероссийский конкурс в Железноводск маленький школьный ПАЗик вёз ансамбль танца «Арабеск» из Тырнауза. У посёлка Иноземцево он столкнулся с другим автобусом - большим МАNом и перевернулся в кювет. Погибли 2 девочки и сопровождавшие их директор школы искусств и руководитель коллектива. Четверо детей с тяжёлыми травмами доставлены в Москву, одна из девочек в реанимации Пятигорской горбольницы, здесь же в отделении нейрохирургии лечатся ещё 10 пострадавших. В Кабардино-Балкарии объявлен двухдневный траур.

Девочки – арабески

Чёткий ритм, стук башмачков, зелёные платья… Это её любимый танец – ирландский. 10-летняя Малика Айтекова улыбается сквозь слёзы – без костюма вся в зелёнке, рядом – подружки по ансамблю, девочки-арабески. Перебинтованные, уставшие, заплаканные. Так было страшно и непонятно – что же случилось, почему они только что смеялись и пели в автобусе, а оказались вдруг на земле, в крови и песке… Их в палате четверо, все – с мамами, стараются держаться. «В воскресенье они были совсем никакие, испугались сильно, состояние шоковое, сегодня вроде получше, - Светлана Ахматовна Айтекова прижимает дочку к себе.  – Они все здесь – «выброшенные» дети, их просто вышвырнуло из автобуса. По-другому было бы наверное хуже…». Ей в тот день какой-то мужчина позвонил, Светлана даже спросить не успела, кто он. «Вытащил меня из ямы, у меня так руки тряслись, я сама позвонить не могла, телефон уронила», -  Малика вздыхает. Мамы благодарят медиков, всех, кто не остался в стороне: «Нам здесь столько помощи и внимания, от незнакомых людей  до главы республики».

Рувелла Ачабаева, малышка с перевязанной головой, сама настороженная, а взгляд собранный. Редкое имя досталось ей от бабушки из Баку. Рувелла танцует 4 года и свой любимый ирландский хотела бы «отбивать» ещё и ещё. Шевелит под одеялом ногами… На конкурс в Железноводск они везли сказочный северный танец – про оленей. Девчонки скрещивают руки над головой – вот так  репетировали.

Зульфие Ачабаевой позвонила женщина Надя из села Александровского. «Я ей так благодарна, они по той дороге проезжали, вышли и стали помогать. Рувелла плакала, её телефон куда-то далеко отбросило, она номер продиктовала и Надежда набрала меня, мы теперь созваниваемся постоянно». Женщины после тревожных сообщений бросились искать других мам и кинулись в путь – в больницу, куда одну за другой увозили их девочек.

«Как она любит танцевать, я не могла не отпустить её на этот конкурс, она так упрашивала, так мечтала поехать», - говорит Светлана Айтекова. Старшая группа «Арабеска» без призов домой не возвращалась. Тянулись за ними и младшие. «Если девочки  пропустили, а танец мы изменили немножко, мы все движения вместе повторяем, чтобы все выучили, чтобы всем было легко, – строго говорит светловолосая красавица Лаура Мусукаева. Длиннющая толстая коса, тонкая неуловимая улыбка    -  ну чисто ирландка  - из горного края на Северном Кавказе! Свой монолог она произнесла, словно повторяя слова кого-то из взрослых. Наверно, так говорила руководитель ансамбля -  Юлия Георгиевна Майборода…

«Танцевать буду, но в автобус больше не сяду», - девочка устала, спряталась под одеяло. После её слов на глазах мам появляются слёзы, и одна из них торопливо уводит меня из палаты – они скрывают от дочек, что  наставницы больше нет…  «Такого педагога у них  не будет, она столько любви им отдавала, столько внимания, а как они её обожали, так любили, как вторую маму».

«А палаты у нас моют мамочки!»

От старшей группы тоже скрывают горькие вести. Мамы Иры Анохиной и Сабиры Этезовой всё повторяют: «С девочками работают психологи, дочки плачут, ревут, то одна, то другая. Дальше будет больнее, пока у них шок. Мы телефоны отключили, чтобы оградить их от страшной правды. Хотя бы на время».

Сабира Этезова с недавнего конкурса в Санкт-Петербурге привезла гран-при. За танец Ники – Победа за Победу. В больничной палате воздух колется острой иглой натянутых нервов. Воспоминания о происшедшем у подростков отрывочные. Мамы изо всех сил стараются скрыть волнение, слушая дочерей, по глазам видно – не очень получается: «Всё как в страшном сне..».

- Они ведь натуры тонкие, творческие.  В автобусе  фотографировали, пели, водитель всё успокаивал их – сядьте по местам, девочки, сядьте, - говорит Наталья Анохина, мама Иры.

- Помню только этот стук, - сказала маме Сабира. - После кусками…

Кусками про то, как мужчины из проезжавших мимо машин и другого автобуса поднимали их ПАЗик. Как вытаскивали окровавленных девочек-арабесок и как потом появились накрытые тела… Как требовательно разрывался телефон одной из девочек - Саши – ей в тот момент звонила мама, но ответить Саша не могла и  мобильный   с земли подняла женщина, помогавшая раненым: «Я не знаю, кто вы. Но здесь беда…».

 Мамы чудом оставшихся в живых девчонок всё благодарят и благодарят медиков, МЧС, ГАИ, всех тех людей, кто не проехал мимо перевернувшегося автобуса. Их торопливую тираду слов признания прерывает громкий требовательный окрик женщины в белом халате с ведром и тряпкой: «Куда, пусть полы подсохнут! Сказала же, не топчитесь. Ходят тут всякие. И вообще полы в палатах у нас мамочки моют!».  

- Да мы вымоем, о чём разговор, – покорно и устало заверяют мамочки из печальной палаты. Мамы девочек-арабесок готовы на всё, только б детям их было спокойнее.

Рассказывают, как приезжал глава Эльбрусского района, что в Пятигорске остался представитель республики, чтобы решать все вопросы, если что будет нужно. Как приняли их горе на Ставрополье, приняли как своё…

Аптечка - фуфло?

Надежда Тривайло просит меня не приписывать ей никакого героизма: «Это будет  очень некрасиво по отношению к тем, кто с первых секунд спасал девочек, кто поднимал автобус и на своих машинах отвозил раненых в больницу. Я помню, мужчина на Волге девочку в тяжёлом состоянии повёз, не знаю, кто он и откуда, но были люди самые разные, никто не проехал мимо».

Надежда – та самая, из Александровского, что позвонила Зульфие Ачабаевой, маме раненой Рувеллы.

- Знаете, такая тишина была, все молча делали, кто что может – умывали девочек, раны обрабатывали, собирали разбросанные вещи, документы, страшная была картины – дети в крови и песке, вокруг яблоки, бананы разбросаны – как их в дорогу собирали… И вдруг самая маленькая заплакала: «Хочу к маме».

Надя Тривайло – мать-героиня, троих сыновей растит. Ехали с мужем и Ириной Зобовой из родительского комитета за всякой-разной атрибутикой к школьному выпускному – последнему звонку для своих 11-классников.

- Никакие мы не героини, просто помогали, - снова повторяет Надежда. - Ирина – фельдшер, она первую помощь оказывала. – Вы напишите обязательно про аптечки автомобильные. Тому, кто придумал такой новый состав попасть бы в такую ситуацию.

 Люди бежали к раненым с водой и аптечками, а в них – бинты, бинты, да сухой лёд.

- Раны чем обрабатывать? Перекиси водорода нет в аптечках! – возмущается Надежда. - А этот лёд сухой оказался у всех мокрым. Хорошо, у кого-то нашлась то ли аптечка старая, то ли были с собой зелёнка и йод. Скорую мы ждали целую вечность, так показалось. А потом по  мобильным время звонка посмотрели – 10 минут всего.

Она рассказывает, как сплочённо действовали люди – строгий мужчина чётко регулировал движение, разруливал, чтоб не было пробки и смогли подъехать скорые. Как слаженно действовали полицейские, очень корректно и ответственно.

- Мы были не первые на месте трагедии. Сначала увидели на дороге большой автобус - вся правая сторона  разбита,  люди из него выбегали. Я испугалась – взрыв? И тут муж говорит – смотри, там детки у дороги сидят. И мы бросились помогать, - рассказывает Надежда.

Люди выносили детей на руках. Была молодая пара, так женщина над каждым дитём тряслась, когда педагога по танцам накрывали, она так рыдала, не давала, стала просить - подождите, она жива, помогите же ей!

- Директор школы искусств умерла по дороге в больницу, её на месте кололи и кололи,  она так мужественно держалась! Все мужественно держались. Людей очень много помогало, неравнодушных, кто не проехал мимо.

 О причинах, о том, как и почему случилась трагедия, люди не обсуждали. В тот момент важнее всего было спасать детей. «Как это страшно, когда на твоих глазах умирает ребёнок», -  голос Надежды дрожит.

 Женщины собирали вещи и относили полицейским. Нашли портмоне с документами, имя – Валерий. Это оказался водитель. Он сидел далеко внизу, у колеса автобуса, а портмоне валялось наверху. Всё было разбросано в разные стороны, раскидано, раскурочено.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах