aif.ru counter
229

Ангел-хранитель терцев

АиФ-СК №7 15/02/2012
Фото:

Гордость России — так называют терскую породу лошадей.

Некогда эта порода была достоянием страны, но после развала СССР чуть не оказалась забытой и уничтоженной, как многие другие наши истинные достижения. Вернуть былую славу «терцам», которые долгие годы служили верой и правдой людям — такую задачу ставит перед собой Адель Хаммуд, руководитель крупного агрохолдинга, в который полтора года назад вошел «Племенной конный завод «Ставропольский». Заботу о возрождении именитого предприятия и сохранении породы взяла на себя его супруга Татьяна Викторовна.

Судьба

Сейчас это страшно даже представить, но судьба терской породы лошадей действительно оказалась висящей на волоске. Кони на племзаводе «Ставропольский», который в свое время «гремел» даже не на всю страну — на весь мир! - умирали от голода и холода. В конюшнях не было не только сена — даже воды. Жеребята замерзали в полуразрушенных сараях. Люди, не получая зарплату, уходили искать другую работу. Оставались только те, кто не мог представить свою жизнь без лошадей, но таких становилось все меньше.

Чтобы вывести породу лошадей и добиться ее признания, нужны не десятилетия и даже столетия. Но потерять это наследие можно в один миг...

– Честно признаюсь, еще недавно я даже не слышал о терской породе лошадей и вообще был далек от животноводства, - рассказывает Адель Мажид. - Агрохолдинг изначально был представлен одним сельхозпредприятием. Это ООО «Саблинское», которое специализируется исключительно на растениеводстве. В прошлом году в структуру агрохолдинга вошли ООО «Колхоз имени Войтика» и ООО «Племенной конный завод «Ставропольский». Однако в тот момент у меня не было цели заниматься разведением племенных коней.

Нашлись «доброжелатели», которые советовали Адель Хаммуду... пустить лошадей под нож. Якобы не годятся ни на что другое эти кони, кроме как пойти на мясо, на конскую колбасу... А когда увидели, что не спешит Адель Мажид принимать поспешные решения, стали предлагать распродать поголовье по частным хозяйствам, отдать лошадей за бесценок.

– Если бы лошади разошлись «по рукам», - убежден главный зоотехник хозяйства, начальник конюшни Алексей Хобулов, - терская порода стала бы достоянием одной только истории, осталась бы в воспоминаниях знатоков и на картинках в книжках. Ситуация на конезаводе была критическая. Мы едва не потеряли ряд ценных линий, которые невозможно восстановить. В тот момент, когда племзавод «Ставропольский» вошел в состав агрохолдинга, решалась судьба терской породы.

Работа на перспективу

Супругу Адель Мажида Татьяну Викторовну сегодня можно назвать ангелом-хранителем конезавода. Именно она убедила мужа вложить средства в восстановление предприятия и в развитие отрасли. Работа предстояла огромная, весьма затратная: необходимо было отремонтировать помещения, заготовить корма, для чего требовалось закупить соответствующую сельхозтехнику, нужно было обновить стадо, приобрести племенных животных. Только за прошлый год Адель Хаммуд выделил на эти цели четыре миллиона рублей.

– Мы понимаем, что это только начало, что работы предстоит предостаточно, - говорит Татьяна Викторовна. - Но даже за короткий срок нам удалось сделать немало. Мы провели в конюшни воду, впрок заготовили корма, создали условия для лошадей. Но главное — мы всерьез занялись возвращением имиджа этой породе, обеспечивая не только ее сохранность, но и дальнейшее развитие. Для этого мы вывозим наших терцев на скачки на ипподром Пятигорска, а также участвуем в различных выставках, в том числе в Москве и в Санкт-Петербурге, где наши жеребцы были названы чемпионами породы. Результат не замедлил себя ждать: у нас сразу увеличились продажи лошадей.

Однако сейчас о получении прибыли речи не идет. Отрасль сама по себе очень затратная, начинать ее возрождение приходится едва ли не с нуля. Адель Хаммуд понимает, что окупить огромные вложения удастся очень нескоро. Потребуются годы, десятилетия серьезной работы. О «терцах» в России многие позабыли. Не исключено, что кто-то постарался сделать так, чтобы о них забыли. Чтобы порода постепенно вымирала, а тех, кто знал о ней, о истории ее создания, о ее скрытых возможностях, становилось все меньше и меньше.

Возможно, происходило так потому, что зарубежным заводчикам выгодно продавать свой товар. И когда коневодство в России вновь начало развиваться, нас практически убедили, что мы не имеем своих пород лошадей, способных конкурировать в разных видах спорта с зарубежными. Так что работа, которую ведут Адель Хаммуд и его супруга, имеет для страны значение стратегическое. И это работа на перспективу.

– Терская порода — это бесценное сокровище России, - убежден Алексей Хобулов. - На заводе сохранилось маточное ядро, есть племенные жеребцы трех линий. Уникальность «терцев» в том, что это единственная порода, которую одинаково успешно можно использовать в различных ипостасях: в пробегах, в упряжи, в прогулках. Это добронравные, спокойные и очень красивые лошади, которые быстро привязываются к человеку, с любовью относятся к детям. История знает случаи, когда «терцы» подбирали с поля боя своих раненых владельцев и выносили их в безопасное место.

Цивилизованный подход

Одним из первых шагов руководителя агрохолдинга стало увеличение зарплаты коллективу конезавода. Это позволило сохранить кадровый потенциал и привлечь новых специалистов. Сегодня своей основной задачей главный зоотехник видит выведение «терцев» на ипподром. На заводе 270 лошадей, из которых только около двух десятков — это арабские скакуны. Основной упор делается именно на «терцев».

– Когда подбираешь кобыле жеребца, ты должен быть настоящим художником, - продолжает Алексей Владимирович. - Важно точно представлять, каким родится жеребенок. Сделаешь неправильный выбор, «картина» не получится. Перспективных жеребцов всегда оставляют на конезаводе, потому что хорошие производители бесценны. Есть такие уникальные лошади и у нас. Я убежден, что Адель Мажиду и Татьяне Викторовне удастся вернуть терской породе то место, которого она достойна.

Для уроженца Сирии Адель Хаммуда Россия давно стала второй родиной. И в том, что он вкладывает средства в отечественную породу лошадей, многое видится символичным. Годы плодотворной работы обеспечили Адель Мажиду имидж ответственного инвестора, который живет не одним днем, с заботой о людях.

– Человеку для счастья, в сущности, нужно немного, - сказал, прощаясь с нами, руководитель. - Конечно, моя семья, дети ни в чем не испытывают нужды. Но я не вывожу капитал из России, я вкладываю средства в землю, в людей, которые работают на этой земле. Основные прибыли, которые мы получаем от сельхозпроизводства, идут на развитие предприятия, на социальные программы. Это цивилизованный подход, которого я всегда буду придерживаться.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах