aif.ru counter
175

Примите в «Мамину школу». Как помогают маленьким инвалидам

О новом проекте, позволяющем решить проблемы детей с инвалидностью, STAV.AIF.RU беседовал с кандидатом психологических наук Еленой Слюсаревой.

Для обучения инвалидов используют специальные методики.
Для обучения инвалидов используют специальные методики. © / Екатерина Комленко / АиФ

На Ставрополье запустили проект «Мамина школа». О нём говорили на научно-практической конференции в Ставрополе «Мир без границ». В чём нуждаются такие дети в первую очередь и какие барьеры встают у них на пути, рассказала кандидат психологических наук Елена Слюсарева.

Увидеть и услышать

Елена Панкова, «АиФ-СК»: На конференции презентовали проект «Мамина школа». Что это такое?

Елена Слюсарева: Его разработали семьи, в которых воспитывают слепоглухих детей. Инициативу поддержал Фонд президентских грантов. Наш институт выступил одним из исполнителей программы, а Ставрополь стал четвёртым городом после Уфы, Великого Новгорода и Нижнего Новгорода, где «Мамина школа» начала работать.
Хотим таким образом помочь детям, которые имеют нарушения и слуха, и зрения. В последние годы родилось уже более 60 таких малышей.
 

– Но помочь этим семьям, наверное, могут только специалисты? Они в крае есть?

Досье
Елена Слюсарева. Родилась в Ставрополе. Окончила Ростовский государственный педагогический университет. Кандидат психологических наук, доцент Ставропольского государственного педагогического института. Замужем. Мама трёх дочерей.

– Мы обучаем педагогов края работе с такими детьми. Есть у нас программа «Передышка». Это система подготовки так называемых профессиональных родителей. Так мы называем волонтёров-педагогов, которые подменяют настоящих родителей. Благодаря им мама или папа ребёнка-инвалида получает возможность на время отлучиться, заняться домашними делами.

– Как работает «Мамина школа» на практике?

– Летом 2018 года базой для неё стала коррекционная школа-интернат №18 в Кисловодске. В течение недели для нескольких семей, имеющих слепоглухих детей, специалисты проводили практические занятия, обучая их тому, как социализировать таких ребят.

– И как это сделать?

– Единственный в мире слепоглухой профессор Александр Суворов – прекрасный пример, как жить таким людям в современном обществе. Я общаюсь с ним при помощи контактной дактилологии. Дактилология – это жестовое обозначение отдельных букв и знаков препинания. Эта методика подходит многим слепоглухим детям, ведь у большинства из них, к счастью, хотя бы частично сохранены слух, зрение и даже речь.

Дойти до конца

 – Подчас родители ребёнка-инвалида остаются со своими проблемами один на один.  

– По нашим наблюдениям, когда рождается такой малыш, семья проходит через несколько стадий. Первая – отрицание. Родители пытаются лечить ребёнка, надеются на его полное выздоровление. Затем наступает стадия обвинения. Родители ищут, кто виноват, иногда даже разводятся. И лишь после этого может наступить стадия принятия и развития. Наша задача – помочь мамам и папам дойти до неё максимально безболезненно.

– Что вы для этого делаете? 

– У нас очень слабая информационная поддержка таких семей. Первое, что необходимо сделать, – на сайтах краевых минздрава, минобразования и минтруда и соцзащиты опубликовать перечень учреждений, куда обращаться этим мамам и папам.

Но первые шаги сделаны. Например, в краевом психологическом центре собрали список учреждений, помогающих этим семьям, и открыли службу ранней помощи им.

Специалистов не хватает

– Многие родители детей-инвалидов жалуются: ребят не берут в школы и детсады.

– Да, в основном эти дети обучаются в коррекционных школах-интернатах. В нашем крае, в отличие от многих других регионов, не закрыли ни одной такой школы, и это очень важно. Сейчас активно внедряем инклюзивное образование, но оно не должно быть заменой специальному.

– А что сейчас в крае происходит с инклюзивным образованием?

– Очень важно развивать, в первую очередь, социальную инклюзию. То есть ребёнок может учиться по индивидуальной программе, но при этом вместе с остальными ребятами посещать кружки, участвовать в школьных акциях.  

Но пока развиваться инклюзии мешают разные барьеры, в первую очередь законодательные. Ребёнок с инвалидностью имеет право обучаться в общеобразовательной школе. Но попадёт он туда только при условии, что краевая медико-педагогическая комиссия признает его ребёнком с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). Это ведь не одно и то же, и не каждый маленький инвалид считается ребёнком с ограниченными возможностями здоровья. В этом случае в школу его не пускают. Вторая большая проблема – отсутствие в школах и детсадах пандусов, лифтов и т.д. 

Между тем философия инклюзии предполагает, что образование в обычной общеобразовательной школе получают все дети, в том числе и с инвалидностью, и с ограниченными возможностями здоровья, и одарённые, и так называемые билингвы. Список этот широк.

Всё острее, например, с каждым годом стоят проблемы обучения детей с онкологическими заболеваниями. Ведь нередко им приходится из-за длительного лечения надолго прерывать занятия. Вернуться же затем в школу – подчас огромная проблема, ведь дети отстают от программы. 

– Пока в школах почти нет людей, которые должны сопровождать детей-инвалидов на уроки, – тьюторов.

– Сейчас на весь край всего 2-3 тьютора. Увы, в штатных расписаниях школ не предусмотрена эта должность. Поэтому функцию чаще всего выполняют родители детей с инвалидностью. В школе №21 г. Ставрополя, которая на протяжении многих лет работает с инклюзивным обучением, мамы и папы даже организовали тьюторские дежурства. Родители по очереди сопровождают ребят с ограниченными возможностями на занятия. А что касается детсадов, то, увы, многие из них переполнены. В некоторых группах – более 50 детей. Где уж тут заниматься ещё и маленькими инвалидами?




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. В Ставрополе подорожал проезд?
  2. Сколько платят в РСО участникам программы по переселению соотечественников?
  3. Навещали ли родители избитую девочку из Ингушетии?
Нужны ли Ставрополью фестивали?