146

Ловили шпионов и бандеровцев. Как прикумцы на румынской границе служили

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. АиФ-СК 09/12/2020
Весной дл Ивана Обрященко провели персональный парад
Весной дл Ивана Обрященко провели персональный парад пресс-служба администрации Буденновска

Участнику войны из Будённовска Ивану Обрященко этим летом исполнилось 95 лет, и его можно считать старейшим поисковиком Ставрополья. Он увековечивает имена земляков, которые вместе с ним устанавливали первые пограничные столбы на западных рубежах СССР после освобождения от фашистов. «АиФ-СК» пообщался с фронтовиком.

Как на фото из учебника

В советских учебниках истории тему Великой Отечественной войны иллюстрировал такой снимок: три советских солдата вкапывали пограничный столб с табличкой: «СССР». Так 26 марта 1944 года началось восстановление советско-румынской границы. Участниками этого исторического события были ставропольцы из 123 и 124-го пограничных полков. В составе 123-го полка из полутора тысяч солдат было более 100 призывников из Будённовского района. Сейчас в живых остался только Иван Обрященко.

Восстанавливая имена своих однополчан, Иван Яковлевич объездил весь район. Находил детей участников войны, их жён, а чаще всего лишь знакомые фамилии на кладбищенских могилках. Сейчас в этой работе ему помогает  директор краеведческого музея села Прасковея, поисковик Юрий Обухов. Недавно они обнаружили, что имя бойца 124-го полка из села Нины Советского горокруга Василия Ерещенко отсутствует на сельском мемориале. Во время реконструкции памятника к 75-летию Победы власти по просьбе поисковиков пробел восполнили, за что Иван Обрященко лично вручил благодарность главе округа Сергею Воронкову.

На фотографиях из учебников, снятых в нескольких вариантах и с разными солдатами, Ивана Яковлевича нет.  Но именно так, по трое, они и ставили столбы на восстановленной границе.

«В марте 1944 года наши 124 и 123-й полки направили в румынский город Ясса, где было большое скопление немецких войск. Он находился возле границы с Советским Союзом. После прорыва обороны фашистов нас оставили там для охраны границы. Мы ночевали в селе Перерыта. Была ночь, но местные жители встретили нас радушно, накормили. До утра мы расположились в здании бывшей усадьбы помещика, - рассказывает Иван Обрященко. -  На второй день нам привезли пограничные столбы, рассказали, где устанавливать, дали лошадей, мы погрузили столбы и поехали.  Меня назначили старшим пограничного наряда. Со мной - ещё два солдата. На 10 километров границы  - три таких наряда».

Полк стал пограничным отрядом, роты - заставами, солдаты -  пограничниками.

Жители села организовали бригаду, которая охраняла приграничный населённый пункт по ночам. Посторонних приводили на заставу. Там им устраивали допрос и, если подозрения подтверждались, отправляли в комендатуру.

Рядом протекала речка Прут, мелководная, местами доступная для перехода вброд, что делало это место особенно опасным.

«На фронте ты знаешь, что неприятель перед тобой. А здесь неизвестно, с какой стороны нападёт. Остатки вражеских сил были в тылу и представляли угрозу, - вспоминает Иван Обрященко. - Мы относились к службе с огромной ответственностью, понимая, что за нашей спиной миллионы советских людей должны спокойно жить и работать».

Вскоре после восстановления границы на участке, где служил будённовец, задержали шпиона, завербованного немецкой разведкой. Он шёл взрывать автомобильный завод имени Сталина. Диверсант оказал сопротивление, но его оглушили прикладом винтовки, связали руки, доставили на заставу, и это стало её боевым крещением.

Секрет возле брода

На границе Иван Обрященко служил до 1953 года. Война уже закончилась, но на румынских рубежах было неспокойно.

«Нам не давали покоя бандеровские банды. Пятая и шестая заставы располагались вдоль реки Прут, за которой тянулись густые карпатские леса. Там прятались бандиты. У них были склады боеприпасов: автоматы, винтовки, гранаты. Пограничники выходили на службу, как на передовую - вооружённые, с сапёрными лопатами, противогазами, гранатами. Но не всегда этого хватало. Однажды пропали два наряда по три человека. Пошли их искать. Форму нашли, а людей нет».

В другой раз при налёте бандеровцев погиб часовой. Его закололи штыком винтовки, но сторожевая собака, которая была с ним, не дала нарушителям границы уйти безнаказанно. Она укусили нападающего за руку, а потом громко завыла. Застава поднялась в ружьё и задержала четырёх злоумышленников.

Попадались и бывшие власовцы, воевавшие на стороне вермахта и скрывавшиеся после войны в лесах. Домой они возвращаться боялись, потому что это грозило им расстрелом.

В 1947 году разведчики донесли, что речку собирается форсировать диверсионная группа из трёх человек. Иван и недавно призванный молодой пограничник залегли на берегу в секрете (пост для скрытой охраны участка границы).

«Ночь выдалась страшно тёмной. Мы лежим, ждём нарушителей. И вдруг раздаётся всплеск воды. Я даю опознавательный сигнал: «Кто ты, куда идёшь?». Нарушитель не отвечает и продолжает двигаться в сторону островка посередине реки. Половина острова - наша, половина - уже Румыния. Я понимаю, что нарушитель уходит. Даю ещё один опознавательный сигнал, командую приготовиться к бою, ставлю автомат на колени, делаю предупредительный выстрел. Движение продолжается. Я бью автоматной очередью. Что-то падает в воду у самого острова».

Пока Иван Обрященко стрелял, с заставы в трёх километрах от секрета подтянулась поисковая группа с собакой. С ними председатель сельсовета. Осветили местность ракетами. Увидели   - что-то вздымается на мелководье. У берега были замаскированы лодки. Пограничники сели, подплыли  - а это корова с перебитыми ногами. Ещё живая. Как сказал председатель сельсовета, она не первый раз переходила границу. Оставил он её на пропитание пограничникам.

Спустя месяц, по словам Ивана Яковлевича, его наградили, ведь это могла быть и не корова. Подарили наручные часы, дали 10-дневный отпуск. А по возвращении повысили в должности, назначили командиром отделения.  После следующего отпуска - снова повышение, назначили на должность старшины заставы, но уже другой.

«Это было в 1948 году. До меня на заставе командовал старшина, побывавший в оккупированной зоне. Его завербовала немецкая разведка, и он в итоге сбежал. На ходу перепрыгнул с лошади на вагон товарного поезда, который шёл на Одессу, - рассказывает ветеран. - Железнодорожник это видел. В Одессу дали знак, и на одной из станций, не доезжая до города, беглеца обнаружили между вагонами, пытались задержать, он оказал сопротивление, ранил одного солдата. Его тоже ранили и схватили».

«Или ты, или тебя»

Особо гордится ветеран фронтовыми наградами -  медалями «За оборону Кавказа» и «За победу над Германией». Он был призван в 1943 году и до того, как попал на границу, освобождал от оккупации Северный Кавказ, Воронеж, Кировоград, Харьков. Принимал участие в битве на Курской дуге.

«К Курску мы выдвинулись 30-километровым марш-броском. Половину пути шли, половину бежали. Когда подошли, попали в разгар танкового сражения. Наши Т-34 стояли напротив немецких «тигров». Один из них подбил советский танк, тот загорелся, и мы с  однополчанином - Василием Найдёновым из Прасковеи - кинулись на помощь танкистам-красноармейцам. Вытащили их из люка», - рассказывает ветеран.

Взаимовыручка на войне часто спасала жизни. Ивана Яковлевича от верной гибели во время зачистки Харькова от немцев спас однополчанин.

«На улицах стрельба, здания рушатся, в домах прячутся бандеровцы. Я поднялся на второй этаж дома, открыл дверь в комнату- никого нет. И вдруг немец в кальсонах с ножом выскакивает. Со мной ещё один солдат, Мишка, шёл. Крикнул мне: «Ваня, держись!». И штыком немца ударил. Я обернулся, добил. В том здании мы ещё троих уничтожили. На войне так: или ты их, или они тебя», - объясняет участник Великой Отечественной.

Подстанция «Обрященко»

Вернувшись с границы, Иван Яковлевич поработал недолго на железнодорожном складе и понял, что нужно учиться. У него было лишь семь классов образования. До войны был учётчиком полевой бригады, где достаточно было уметь считать.

В 50-х годах у него уже была семья, дети, но он поступил в Ростовский автомобильный техникум. Экзамены нужно было сдавать по программе 10 классов. Но Ивану Яковлевичу повезло: попалась теорема Пифагора, которую он хорошо знал. Учился заочно: после работы до двух часов ночи штудировал учебники, а в шесть утра вставал на работу.

Был комбайнёром, механиком службы транспорта Прикумских электросетей. Отработал в этой организации 15 лет. И даже когда ушёл на пенсию, остался для энергетиков своим человеком. В этом году российская  энергетическая компания решила назвать именами ветеранов по одной подстанции в каждом регионе страны. На Ставрополье выбор пал на Ивана Яковлевича. Теперь подстанция в селе Покойном Будённовского района называется «Обрященко».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах