aif.ru counter
07.05.2016 09:56
290

Графика военных лет. Александр Гайдин рисует войну по детским впечатлениям

АиФ-СК №18 04/05/2016 Сюжет 71-я годовщина Победы в Великой Отечественной войне
Фото предоставлены Ессентукским историко-краеведческим музеем им. Шпаковского / Из личного архива

Кепка и пилотка

«9 мая люди выбегали на улицу, стучали в окна, кричали: «Победа! Победа!». Кто-то стрелял в воздух. Пели громко, девушки кружились в танце. И плакали. От счастья, что после стольких тяжёлых лет пришла она, ПОБЕДА. Плакали по своим родным и друзьям, которые остались там, на поле боя. Я хорошо помню этот день, его не забыть – вспоминает Александр Гайдин. – Мы плакали, потому что от папы не было вестей, не знали, когда вернётся. И это тревожное ожидание и захвативший нас восторг от всеобщего ликования так щемили там, внутри. До боли. Казалось, больше не будет горя, голода, страха… Папа вернулся только в 1947-м. И уверенность, что всё будет хорошо, навалившаяся праздничным комом радостных криков и слёз 9 Мая 1945-го, с его возвращением укрепилась».

Папа, Николай Арсентьевич, до войны строитель, прошёл фронт связистом. На рассказы был скуп. После возвращения с фронта ходил в форме – с гражданской одеждой было туго. «Только спустя время мама где-то раздобыла ему кепку, на которую он сменил пилотку».

Шахматы ручной работы

Войну Саня запомнил как время бесконечного чувства голода. Ели лебеду, жмых, кукурузные оладьи – вот все деликатесы. Потом пришли наши. Ессентуки, как и другие города-курорты, снова стали госпитальными.

«Во всех санаториях были раненые. Мама работала на Нижних ваннах в Курортном парке. Я бегал к ней на работу. Всё в парке было бело – рядовой состав в исподнем греется на солнышке. Стоит перед глазами картина. Халаты – тёмно-синие, байковые – офицерам только полагались, – говорит Александр Николаевич. – Сидят на лужайке, в карты играют, которые сами же и нарисовали. Доски для шашек и шахмат тоже вручную квадратиками расписаны, фигурки из подручных материалов мастерили».

Ещё одно из запавших в детскую душу воспоминаний – как сгружали с грузовиков бойцов – кому-то сразу закрывали рукой глаза… Других тащили на носилках в палаты. Вокруг собирались женщины – кто с куском хлеба для фронтовиков, кто в надежде узнать – не встречал ли на передовой её мужа, отца или брата… Весточку бы какую…

«Отец нам с фронта не часто писал, «треугольнички» мы наизусть знали. Всегда спрашивал: как мы, дети – я и брат. Поддерживал маму и нас…»

Линия гор – линия фронта

Рисовать Саня Гайдин начал в 14 лет, уже после войны. Слонялся как-то по Дому пионеров – кружков много разных. И вдруг за приоткрытой дверью – тишина, сидят, старательно карандашами водят. «Заходи» – пригласила ласково женщина. Так он и остался – на всю жизнь в искусстве. Учился на живописца, сколько полотен – пейзажи со всей страны, СССР объездил вдоль и поперёк. А в начале 1970-х прикипел к графике и акварели. Теперь убеждён: только живописец может заниматься офортом  и добиться такого невероятного многообразия серого. «Ты посмотри, какие графические работы у Рембрандта! Вот где мастерство».

На Кавминводах Гайдин основал школу печатной графики, создал в Кисловодске офортную мастерскую. Любимая тема – городской пейзаж. Неброские «наблюдашки» повседневной жизни.

«Я и горы с восторгом рисую. Прошёл как-то пешком через перевал Донгузорун в Кабардино-Балкарии. Две недели в пути с этюдником. Всю дорогу рисовал. Там ведь шли в войну жестокие бои. Тяжёлой была битва за Кавказ. Отступают ледники, и в высокогорье обнажается суровая правда войны… Мне было важно пройти самому эти места, увидеть их своими глазами и сохранить наброски этих мест. На Кавказе сражался мой отец, награждён медалью «За оборону Кавказа».

В Ессентукском историко-краеведческом музее им. Шпаковского проходит сейчас 6-я персональная выставка художника. А он мечтает о новой экспозиции – серии офортов с пейзажами гор, где была линия фронта…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество