302

Закон един. Деньги онкобольного ставропольца забрали на таможне

Ольга Облогина / АиФ

В августе 35-летнему жителю села Сенгилеевского на Ставрополье Геворгу Агаджаняну врачи поставили страшный диагноз – острый лимфобластный лейкоз. «Почти не мог ходить», – вспоминает мужчина. Лечиться решил в Израиле – местные медики провели курс химиотерапии и начали готовить Геворга к операции по пересадке костного мозга. Однако терапия прервалась, потому что семья пациента не смогла расплатиться с клиникой. Лечение проходило в долг. 

«Я не дождался, они меня выписали. Из-за того, что нет денег, меня отправили домой. А пересадка костного мозга у них там стоит 280 тысяч долларов!», – рассказывает мужчина.

Геворг Агаджанян Фото: АиФ / Ольга Облогина

Деньги не довезли

Кроме суммы, которую нужно заплатить за операцию, Геворг остался должен клинике за уже проведённое лечение 75 тысяч долларов. Деньги начали собирать все родственники пациента. Супруга Елена вспоминает – всем селом сбрасывались, кто сколько мог. Кто-то, говорит, давал деньги безвозмездно, у кого-то просили в долг. По словам жены пациента, откликнулись даже организации. В итоге получилось наскрести 35 тысяч долларов. С этой суммой родственники больного купили билеты в Тель-Авив, чтобы частично погасить задолженность. Однако их полёт не состоялся: таможенники нашли незадекларированные наличные.

Мать Геворга Эрикнас утверждает, что они летели первый раз в жизни и не знали правила. Женщина описывает диалог в аэропорту: «Работники сказали – это как-то не по-настоящему, должны декларацию делать! Дочка, сестра Геворга, плакала, умоляла – я, мол, ничего этого не знала! Вы меня простите? Я иду на лечение! Но они как контрабанду забрали деньги и всё».

Но на конфискации средств не закончилось: сестра онкобольного стала фигуранткой уголовного дела. Владимир Симоненков, замначальника Минераловодской таможни, приводит санкции статьи «Контрабанда», которую инкриминируют девушке: «Ей может грозить штраф в размере от трёхкратной до десятикратной суммы незаконно перемещённых наличных денежных средств, или в размере заработной платы или иного дохода за период до двух лет. Либо ограничение свободы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до двух лет».

Требуется пересадка

Но гораздо больше санкций статьи семью пугает отсутствие денег – они до сих пор арестованы правоохранительными органами. В шоке всё село – ведь продолжительные сроки следствия могут повлечь за собой страшные результаты. Особенно переживают дети Геворга: их трое, младшей всего девять месяцев. А старший девятилетний Юра поддерживает отца. Тот сразу сказал ребёнку, с какой болезнью теперь придется бороться. 
«Я сразу начал плакать за папу, папа говорил мне по телефону не плачь, я выздоровлю, приеду! Я говорил дай Бог! И вот он приехал сейчас», – делится ребенок.

Жена и дети Геворга Фото: АиФ / Ольга Облогина

Но приехал Геворг, судя по всему, ненадолго. Врачи ставропольского Онкологического диспансера уже собрали документы для оформления квоты. 

«Терапия, необходимая пациенту, предполагает высокие технологии лечения, скорее всего это пересадка костного мозга. Поэтому пациента мы сейчас направляем в Санкт-Петербургскую клинику имени Павлова», – поясняет Алина Аветисян, главный гематолог Ставропольского края.

Алина Аветисян Фото: АиФ / Ольга Облогина

По вызову клиники Геворг поедет на обследование. Если петербургские медики сочтут возможным, то направят Геворга на ту самую операцию по пересадке костного мозга. И вот тогда, вероятно, начнётся самое проблематичное поиск донора, которого в Израиле искать бы не пришлось. В зарубежной клинике пациентов не озадачивают столь трудоемким и длительным вопросом.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах