aif.ru counter
521

Водоканал считает убытки от скандала

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. АиФ-СК 10/04/2013

 С момента громких обысков в офисах ГУП «Крайводоканал» прошел месяц. СМИ давно отыграли спектакль о «хищении миллиарда», некоторые даже сообщили о противоречиях в материалах дела.

Но правоохранительные органы хранят молчание. Мы обратились к директору предприятия Вячеславу СЕРГИЕНКО (ставшему печально известным на всю страну по репортажам центральных телеканалов) с просьбой ответить на важный, но довольно циничный вопрос: «Как, собственно, дела?»
Досье:
Вячеслав СЕРГИЕНКО родился в 1973 г. в пос. Ягодное Магаданской области. Имеет три высших образования, квалификации: инженер-экономист, юрист, экономист. Кандидат экономических наук. С 2004 г. заместитель директора, с 2006 по 2010 гг. директор МУП «Водоканал» г. Ставрополя. С 2010 г. Генеральный директор ГУП «Ставрополь-крайводоканал». Почетный работник ЖКХ Российской Федерации. Награжден медалью «За заслуги перед городом Ставрополем».

Личное оскорбление

– Вячеслав Сергеевич, как скандалы отразились на работе предприятия?

– Это не только жесточайший удар по нашему имиджу, но и личное оскорбление для многих работников и членов их семей. Сфера ЖКХ и так непопулярна, поскольку мы находимся на передовой взаимоотношений человека и власти, да и проблем в отрасли много. Но от такого… придется долго отмываться.

Основная проблема сейчас – потеря предприятием не репутации, а финансовой стабильности. После того как тема хищений-присвоений была озвучена в СМИ, мы столкнулись с откровенной враждебностью: люди штурмовали кассы с требованием вернуть миллиард, причём каждому. Вдобавок – залповые неплатежи, которые отбросили нас на начало 2010 года, когда предприятие не могло выполнять обязательства по налогам, зарплатам, имелись задолженности за электроэнергию. Мы были уверены, что это всё в прошлом. Оказалось – нет. За первый квартал убыток составил 100 миллионов рублей.

– А чем это грозит самим потребителям?

– Если предприятие не сможет оплатить электроэнергию, нас ждут веерные отключения, поставки воды будут прерываться. И это мы тоже проходили в 2010 – начале 2011 года. Отключения - как «с добрым утром». Постоянные вызовы в прокуратуру, объяснения причин задолженности. Сейчас мы пытаемся удержаться. Отрадно, что в ситуации первым разобрался собственник – правительство края. Нас поддержали. В противном случае, думаю, это всем понятно – я бы уже не руководил этой организацией.

«Им всё мало»

– Хочу пояснить: я сам против неконтролируемого роста тарифов, но иногда его увеличение обосновано. Это связано со структурой затрат предприятия.

– И какова она?

– 51% – это заработная плата, 20-21% – электроэнергия, 5% – покупка воды у других поставщиков. Остальное: ГСМ, спецодежда, капитальный ремонт, налоги, развитие...

Зарплату надо поднимать, цены на электроэнергию повышаются – отсюда и рост тарифа. В сотый раз повторюсь, что сами мы его не устанавливаем. Более того, региональная тарифная комиссия в расчётах использует данные, перепроверенные десятки раз, в том числе независимыми экспертами. Напомню, что по решению правительства Ставрополья с начала 2013 года тариф снижен на 10%. В России подобных прецедентов просто нет.

Причина снижения – нам удалось сэкономить. Например, снизили на 4% затраты на электроэнергию, внедрив программу энергосбережения. За год это около 30 миллионов рублей, на которые приобрели оборудование, заменили сети.

– Сколько удалось обновить?

– В 2012 планировали заменить 200 километров, материал закупили полностью, но работы смогли провести только на 163 км. А по нормативам надо менять в год 400-600 км. Мы намеревались выйти на этот уровень, а со временем даже снизить процент износа. В прошлом году начали решать проблему с нехваткой техники. На собственные средства купили 80 спецмашин. И это –

рекорд.

Кстати:
В августе прошлого года в станице Елизаветинской Благодарненского района решением правительства Ставропольского края был введен режим ЧС. Населенный пункт остался без воды после обрушения единственной скважины, находящейся на балансе совхоза. Четыре месяца, пока бурили скважину и делали врезку в водопроводную сеть, за счёт средств краевого Водоканала в станицу доставляли воду.

Занимательная математика

– Население недовольно не только самими тарифами, но и разбросом цен на воду в населенных пунктах края.

– Для потребителей Крайводоканала установлен единый тариф – 42 рубля 18 копеек. Он действует для всех: частных, юридических лиц, бюджетников. Разница возникает из-за того, что мы обеспечиваем только 70% потребителей края, с остальными работают пять муниципальных «Водоканалов». Ещё в крае есть населённые пункты, где водоснабжением занимаются местные совхозы, колхозы, частные предприятия. У каждого свой тариф.

Наши 42 рубля – это среднее арифметическое затрат на поставку по всему краю. В регионе Кавминвод, где вода идёт самотёком, экономически обоснованный тариф – около 15 рублей. В Ставрополе – 37 рублей. А теперь я вас удивлю: в Ипатовском районе сумма составила бы 74 рубля, Нефтекумском – 163 рубля, а в трёх населённых пунктах Кочубеевского района – 643 рубля.

– Как же так получается?

– Наш край, по сути, безводный. Иногда приходится воду по 250 километров гнать по трубам от источника до потребителя. Есть отдаленные станицы, где живёт пара сотен человек. Затраты большие, окупаемость – низкая. Но мы не отказываемся от нерентабельных поставок.

Мало того, опыт, который мы внедрили в регионе, когда за счёт своей прибыли спасали от банкротства мелких поставщиков, оценили на федеральном уровне и планируют использовать на всей территории страны. В прошлом году мы заплатили 45 миллионов долгов за другие предприятия. Новоалександровский Водоканал сегодня стал нашим филиалом, а в 2011 году предприятие было на грани банкротства – они не только зарплату не платили, они даже водоем не смогли закачать, чтобы город обеспечить водой. Решали проблему в срочном порядке по поручению правительства. В 2013 году планировали присоединить МУП «Водоканал» г. Лермонтова. Не буду углубляться в подробности, но за два года мы восстановили на нашем предприятии ещё и строительное управление, купили частную буровую компанию (беспрецедентный случай – государственное унитарное предприятие покупает общество с ограниченной ответственностью). В 2012 году начали строить 22 объекта, создали за год 520 рабочих мест. Заключили много контрактов, планировали обследовать и подтвердить запасы воды на разных источниках, получить лицензии на их использование.

– Планов много. Как думаете, их удастся осуществить?

– Очень на это надеюсь. Как будет развиваться дело, пока непонятно. Мы молчали до тех пор, пока не получили заключение Южного регионального центра судебной экспертизы. Их специалисты два месяца изучали документы, провели физическое обследование – с разрытием, лабораторными анализами состава материала. Их выводы полностью подтвердили объём потерь, который мы заявили. И теперь о завышенных тарифах речь не идет, на допросах об этом никого не спрашивают. При обыске у нас не взяли бухгалтерскую отчетность, по которой можно было бы подтвердить факт мошенничества. А в постановлении на обыск вообще абсурд, одним из оснований для прихода людей в масках был поиск «разыскиваемых лиц и трупов». Все события последнего месяца очень напоминают мне сценарии так называемого «силового отстранения». Сначала надуманный повод, массовые проверки, потом обыски с автоматами, возбуждение уголовных дел. Обычно за этим идет и само отстранение, а то и устранение. Посмотрим, что будет дальше.

Выходя из приемной, мы спросили секретаря о том, поддерживают ли работники предприятия своего руководителя. Ответ был: «Конечно, все за него. Вы ведь и сами всё поняли, правда?»

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах