aif.ru counter
173

Суд на Ставрополье не дал добро на хиджабы в школах. Точки зрения

Ставрополь, 25 марта – АиФ-СК. Новость об иске к правительству Ставропольского края о запрете ношения хиджабов в школах региона стала, пожалуй, одной из самых читаемых и рейтинговых на прошедшей неделе.  Можно сказать, нет ни одного уважающего себя политического, либо общественного издания, которое не написало бы о ходе дела, о новых свидетелях, не процитировало хотя бы одну громкую фразу, сказанную кем-либо из участников спора.

 

Французская газета в одном из отелей Египта. Статья о запрете на ношение хиджабов в школах Ставрополья. Фото: АиФ-СК.

 

Своеобразной точкой (или точкой с запятой) в этой шумихе стало решение Ставропольского краевого суда, который 22 марта отказал в удовлетворении иска адвоката Мурада Мусаева. Коридоры суда снова свободны от толп СМИ, да и тему за выходные обмусолили и подзабыли – информационные поводы живут недолго.

Мы сидели там все два дня, которые шло заседание и общались с каждым, кто выходил из зала суда – с адвокатом, с 10-классницей Алиной Сулеймановой,  которая выступала за право носить хиджаб в школе, с каждым из вновь привлеченных свидетелей.  Каждый из них имеет свою точку зрения по этому поводу, каждый нес в суд свою «правду», каждого можно было понять.

Естественно каждая из сторон оглашала только то, что могла огласить. И какие-то сугубо личные наблюдения остались за пределами публичных речей, да никто и не ждал откровений и разговоров «по душам». Однако, даже за пеленой «речи на публику» можно увидеть логику и стержень в каждой из представленных точек зрения в этом споре.

Мы не поддерживаем ни ту, ни другую сторону. И этот текст не ставит перед собой целью убедить читателя в правоте тех или иных. Ниже будут выдержки из слов, сказанных в суде и при общении с прессой, а выводы пусть каждый сделает сам.

 

Диана Рудьева. Фото: АиФ-СК

 

Диана Рудьева, заместитель министра по образованию Ставропольского края

(привлечена в качестве нового свидетеля со стороны правительства края, комментарий в СМИ дала до момента дачи показаний в суде)

«Школа – не место для демонстрации своих религиозных убеждений. Данное постановление не нарушает прав учащихся, так как оно было введено с согласия родителей, кроме того, родителям была дана возможность подготовки к введению школьной формы (...) Мы придерживаемся светского характера образования, ни одна религия не должна превалировать в школе над другой. Мы предоставили возможность альтернативного образования, а также комнату для переодевания. Кроме того, 14 человек ушли на семейное образование».

 

Алексей Селюков. Фото: АиФ-СК

 

Алексей Селюков, уполномоченный по правам человека в регионе

(привлечен в качестве нового свидетеля со стороны правительства края, после дачи показаний в суде дал обширный комментарий всем присутствующим СМИ)

«Правда на стороне власти, данное постановление в полной мере соответствует закону и принято своевременно, так как данная ситуация могла дестабилизировать общественную обстановку и конфессиональное согласие».

«Часть людей пыталась использовать этот частный случай для осложнения межнациональных отношений, уступка в этом вопросе со стороны властей может вызвать намного худшие последствия. Если сейчас мы дадим слабину, завтра нас захлестнет волна хиджабизации всего мусульманского населения», – сказал он журналистам.

Однако, днем позже от имени уполномоченного было распространено более мягкое обращение в СМИ, где сообщалось, что постановление регионального правительства законно и не нарушает ничьих прав и свобод.

«Более того, с учетом возникшей ситуации в некоторых учебных заведениях, оно принято исходя из высших интересов общества и государства, в целях сохранения общественного спокойствия и межконфессионального согласия».

Светлана Адаменко, уполномоченный по правам ребенка в Ставропольском крае

(привлечена в качестве нового свидетеля со стороны правительства края, общалась только с некоторыми информационными агентствами после выступления на заседании)

«Как уполномоченный, я обязана равно защищать интересы и права тех детей, которых не пускают на занятия в хиджабах и тех, кто сегодня занимается и не понимает, почему их сверстники должны одевать хиджабы. Документ, принятый правительством Ставропольского края, всего лишь регламентирует внешний вид учащихся в школе и преследует цель создать единую атмосферу в школах, а не нарушает прав ни детей, ни родителей», – сообщила Светлана Адаменко в беседе с корреспондентом агентства «Интерфакс-Юг».

«Наверное, сам документ был попыткой поставить точку над той ситуацией, которая развернулась вокруг хиджабов», – продолжила Адаменко.

По ее словам, вне зависимости от этого постановления, в каждой школе существуют нормативные локальные акты, так называемые уставы, которые на основании типового положения обязаны прописывать школьный уклад, требования к школьной форме и к внешнему виду учащихся.

«Школа – это место, где ребенок должен учиться, а не демонстрировать моду, принадлежность к национальности или религии. (…) Дети не должны становиться участниками взрослых политических игр. Прежде всего, родители должны садиться за стол переговоров, но дети не должны страдать».

«Никаких поводов утверждать, что в крае разжигается межнациональная рознь, нет, – подчеркнула уполномоченная по правам ребенка в регионе. - Однако, права детей в первую очередь должны защищать родители, ведь именно они в ответе за то, какими вырастут их дети».

«Я уважаю  желание Алины Сулеймановой активно следовать традициям ислама. Мы уважаем религиозные убеждения всех детей, но светское государство для нас главное. Мы живем в одной стране России, и общество у нас светское», – сказала она.

«Документ, принятый правительством региона, не нарушает права ни детей, ни родителей. Я считаю, что в данном случае необходимо садиться за стол переговоров с родителями. В случае, если они не согласятся с нами, законом об образовании им предложены альтернативные формы обучения».

 

Мурад Мусаев. Фото: АиФ-СК

 

Адвокат Мурад Мусаев

(неоднократно давал комментарии в оба дня заседания по иску)

«Мы считаем, что решение, принятое Ставропольским краевым судом мотивировано скорее политически, чем юридически. Суд пошел на поводу у той конъюнктуры, которая сложилась в Ставропольском крае и настроениями нетерпимости, которые здесь царят. Мы пришли в суд с конкретной юридической формулой. И речь шла о том, что правительство одного из субъектов Российской Федерации фактически превысило полномочия и узурпировало полномочия Федерального Собрания и президента РФ.

Да, религиозная свобода в нашем государстве может быть ограничена, в том числе свобода на ношение религиозной одежды, но это исключительная компетенция Российской Федерации и ее субъектов – это азбука для любого юриста. Другой ответ на этот вопрос на первом-втором курсе юрфака мог быть незачетом. И мы изумлены тем, что Ставропольский краевой суд пошел на поводу у политических и общественных настроений».

«Мы сейчас говорим о юридической проблеме, а не о том, хорошо это или плохо. Хиджаб – это часть религиозной одежды, и право на ношение хиджаба – это право свободы вероисповедания, которое гарантировано Конституцией, и ограничено может быть только Федеральным законом», – сказал адвокат.

«Я после сегодняшнего заседания, когда в наиболее критические моменты для представителя ответчика суд приходил к ним на помощь и подсказывал совершенно фантастические ответы на наши вопросы, понял, что, скорее всего, этот суд будет проигран. Мы сделали соответствующее процессуальное заявление, внесенное в протокол, о том, что судья уже на этой стадии разбирательств демонстрирует свое тенденциозное отношение к этому делу», – заявил Мусаев журналистам.

Он отметил, что уже готовится к следующей инстанции.

Мурад Мусаев подчеркнул, что пытается добиться того, чтобы оппоненты «перестали рассказывать истории о всеобщей хиджабизации» и вернулись к сути проблемы, которая заключается в нарушении конституционных прав мусульман.

Алина Сулейманова, подзащитная Мурада Мусаева

(дала комментарий ряду СМИ в ходе заседания, позже прокомментировала решение суда)

Утверждает, что данный запрет препятствует ее нормальному посещению школы.

«Я перестала учиться в школе и перешла на экстернат после принятия этого закона. Ношу хиджаб с 7 класса, и до этого момента проблем не было. Очень надеюсь, что мне вновь позволят носить платок, и я смогу вернуться на привычную форму обучения в 10 класс», – сказала журналистам Алина Сулейманова.

Кроме того, Алина неоднократно делала акцент на том, что хиджаб не мешает ей на занятиях по физкультуре и не вызывает агрессию со стороны сверстников.

Как стало ясно из слов адвоката, он планирует обжаловать приговор ставропольского краевого суда. А значит, продолжение следует…

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах