aif.ru counter
157

На Кавказе внедряют методы балканских поисковиков

АиФ-СК №43 24/10/2012
Фото: АИФ

 

Досье:
Александр Мукомолов родился в 1948 году в г. Усть-Катав, Челябинской области, где окончил 11 классов и поступил в Ачинское военное авиационно-техническое училище. По окончании в 1969 году получил специальность техника-электромеханика. Прослужил 28 календарных лет. В 1977 году после очного обучения получил специальность юрист-правовед. Кандидат исторических наук, автор десятков статей, ряда монографий и 7 книг. Награжден орденом «Знак почета», несколькими медалями. Женат уже 40 лет, вырастил сына. Увлекается историческими исследованиями, много читает, любит рыбачить и собирать грибы.

 

Миротворческая миссия имени генерала Лебедя (ММГЛ) на Северном Кавказе в представлении не нуждается. Почти 2 десятка лет её сотрудники ищут и находят пропавших без вести людей, их число после вооружённых конфликтов превышает 8 тыс. человек. Сторонников у Миссии в разы больше – это, в первую очередь, родственники пропавших. Ищущие и не теряющие надежды. Сегодня гость нашей редакции – глава ММГЛ Александр Мукомолов.

 

 Александр Мукомолов

Без политики? 

- Александр Фёдорович, у вашей организации статус неполитической. Разве в нашей стране такая структура может оставаться вне политики?

-  Конечно. Безусловно, своё мировоззрение есть у каждого члена нашей миссии, есть свои позиции, в том числе и политические. Но наша общая задача - заниматься миротворчеством, выполнять обязательства, взятые на себя организацией. Задачи наши – миротворческого свойства: помогать людям, потерявшим близких, найти их, установить судьбу, место захоронения. Работать нам нужно с любой властью, поскольку такой розыск должен вестись силовыми структурами – полицией, следственным комитетом. Мы, по закону, сами не имеем права на определённые действия, к примеру, проводить эксгумацию, генетические экспертизы могут только патентованные специалисты. Мы же оказываем максимальное содействие в розыске, собирая информацию, добиваясь отклика у власти, по сути, нередко заставляя её выполнять свои прямые обязанности. Людям, чьи близкие пропали во время войн, вооружённых конфликтов, исчезли в мирное время, непросто восстановить душевное равновесие, им всё равно, кто занимается розыском их родных – государство или общественная организация, главное – результат. Какая здесь политика? Узелки надо связывать, разорвать их легко.

 Во время чеченских событий территория на определённое время ушла из правового поля, но мы продолжали решать вопросы по поиску и спасению военнопленных, старались вытащить людей. И вытаскивали. В общей сложности более 600 военнослужащих российской армии числятся пропавшими без вести на Северном Кавказе. Не так давно у селения Катыр-Юрт Ачхой-Мартановского района Чечни были подняты два тела наших ребят, погибших в августе 1995 года. Установлены их имена – Женя Мартынов из Иркутска и  Максим Жидилёв из Улан-Удэ. Удалось это с помощью экспертизы.

- Как погибли эти солдаты?

- Этого мы не знаем, выяснять обстоятельства смерти – дело правоохранительных органов. Они должны этим заниматься.  Мы ищем данные о захоронениях, собираем прижизненную и посмертную информацию. У нас 8 тыс. человек пропали без вести во время чеченских событий, в ходе осетино-ингушского конфликта. И раны эти ещё кровоточат, боль не утихает. Есть люди, по сей день несущие негативный настрой. И бездействие властей или действия неаккуратные, так скажем, вызывают соответствующее отношение. Мы пытаемся во всех таких ситуациях разбираться. События в Пригородном районе унесли сотни жизней, многих сделали инвалидами, многие потеряли душевный покой, ничего не зная о судьбе близких. Люди, как встревоженный улей после каждого прикосновения к этой ране – приходят, рассказывают: 8 неопознанных тел эксгумировали на Назрановском кладбище. Их захоронили после событий 1992 года, требовалась процедура опознания Сотрудники прокуратуры увезли останки на экспертизу во Владикавказ. Прошло время, целых десять лет - ни тел, ни информации. Каковы результаты экспертизы, почему не возвращают останки? Начинаем выяснять – да, действительно увезли в лабораторию во Владикавказе, взяли образцы костных тканей, после захоронили на кладбище. Но людям в Ингушетии никто не потрудился разъяснить ситуацию. Надо заставлять власти менять отношение к своим обязанностям, чтобы такие болезненные процессы не пролонгировать.

Подпитка – из кресла 

- И не добавлять масла в разжигание новых конфликтов…

- Ошибками власти, её равнодушием, социальными недостатками подпитывается экстремистская  среда. Каждый промах используют – не секрет, как действуют рекрутёры: давят на отсутствие справедливости, на беспредел власти. Знаю такой случай – в ЧР молодой парнишка ушёл в боевики. Ни слова не сказав родным. Посулили какие-то баксы, автомат, машину на четверых. И близким стоило очень большого труда выдернуть его оттуда. Разве нормальные люди согласятся, чтобы их  родной человек встал на такой путь? Это никому не нужно. Но когда сами власти, органы правопорядка нарушают закон, какая будет ответная реакция? Отсюда – пополнение бандитских рядов. В округе продолжаются похищения людей – к сожалению, этим грешат и отдельные наши правоохранители, негласно увозят, допрашивают, выбивают показания. Похищают людей и боевики – есть такие факты в ЧР, РД, РИ. Большинство НВФ  уничтожено, ситуация постепенно выправляется, зачем подкреплять её новыми силами? Власть должна об этом задуматься. Похищения людей, избиения полицейскими, бездействие в розыске пропавших без вести – всё это не добавляет ей популярности. 

Позиция: «начни с себя» 

Между тем:
Сегодня ММГЛ содействует в создании специальной базы данных, где будет собрана генетическая информация  на родственников пропавших без вести людей. Так работает методика опознания на Балканах. Международная комиссия по поиску пропавших без вести в Боснии и Герцеговине (ICMP) собрала базу генетических данных на 36 тыс. костных останков пропавших без вести граждан, 90 тыс. их родственников (поскольку при отсутствии родителей для установки родственных связей нужны данные нескольких близких родных). Всего же в списках без вести пропавших там более 40 тыс. человек. Благодаря этой методике с 2001 года в БиГ идентифицировано уже 16 тыс. человек.  ММГЛ совместно с Российским центром СМЭ получили в Чеченской Республике и провели молекулярно-генетические исследования 250 образцов. В Республике Ингушетии, благодаря активной позиции руководства республики – 400. В РИ удалось идентифицировать 7 тел погибших.  То есть, в семи семьях стали известны судьбы родных. 

- Вы - автор монографии о региональной истории Южного Урала, становлении местных заводов. Изучили в своё время секреты плавки стали и чугуна. Какой температурный режим определите для дня сегодняшнего и тех лет, когда Миссия Лебедя начинала работу на Северном Кавказе?

- С температурой плавки сложно сравнивать – разные режимы, разная сталь, разный чугун. Но сравнить могу с температурой тела – 41 градус был тогда, мы были при смерти. Вспоминаю Грозный тех  лет – пулемёты на джипах, пылища, контртеррористические операции. Череда терактов, банды в 200-300 штыков, врывавшиеся в села, сминая  местную милицию…Сегодня у нас - 36,8.  Ситуация всё-таки управляемая, не сказать, что стабильная, это не так, но всё-таки идущая на упрочение позиций. Сколько оружия изъято! И такой мощной подпитки, как было в середине 1990-х, нет. Сколько его тут было брошено! Было время, «железо» загонялось на Кавказ эшелонами, есть такой преступный бизнес. Мы и выкупали оружие, милиция изымала, но это капля и работу эту продолжать необходимо! Если всё делать ответственно, когда каждый на своём месте честен, тогда в целом картина будет всё отчётливее и отчётливее, прозрачнее. И с коррупцией и с чиновничьим беспределом нужно начинать бороться с себя. Именно так – не брать и не давать. Так рождается общественное поведение, гражданская позиция. Но действовать нужно, повторю, начиная с себя. И тогда правильный лес  вырастет вокруг. И произойти это должно снизу, не сверху. От нас, от простых людей, должно исходить. Тогда можно рассчитывать на изменения во власти и в обществе. Тем быстрее пойдут реформы, тем быстрее вырастет благосостояние наших сограждан, духовное развитие. Если всё делать правильно, благосостояние гораздо выше будет, чем в Европе и Америке вместе взятых. Ведь у нас в России всё для этого есть. Не сомневаюсь,  хорошее победит, маленькие успехи рождают большие надежды.  Но времени пройдёт немало, мне этого уже не увидеть…

- Вы – поборник гражданского общества, а как относитесь  к происходящему сегодня прессингу оппозиции? 

- Оппозиция должна быть обязательно. Во всём. Но – конструктивная. Человек должен в первую очередь показать свою состоятельность в плане действий. Что он знает, умеет, что он делает. 

Протестный электорат у нас есть, децильный  коэффициент «бедный-богатый» у нас ужасающий. Мне тоже многое не нравится во власти. Не нравится, как ведётся поиск пропавших без вести на уровне государства. И когда нам говорят, что невозможно найти, мы доказываем обратное с результатами в руках. А просто так ругать правительство – какая это оппозиция? Сами-то мы готовы к демократии, мы созрели для реформ? Они в России, увы, не доводятся до конца уже несколько столетий. Надо стремиться к тому, чтобы демократия вызрела и установилась, назначить её нельзя.  Вектор, на мой взгляд,  правильный задан. И всё должно приходить вовремя. Власть должна служить людям, а не наоборот. Но начинать опять-таки, нужно с себя. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах