aif.ru counter
145

Лариса Бартеньева: «Не ради славы...»

АиФ-СК №29 20/07/2011

Она родилась и живет в Санкт-Петербурге. А родиной считает Северный Кавказ. И уверена, внукам сражавшихся на фронтах Великой Отечественной пора вместе создать всекавказскую Книгу Памяти. Об этом Лариса Бартеньева рассказала в эксклюзивном интервью «АиФ-СК»

Древо крепко корнями

– С чего начиналась эта многолетняя преданность поисковому делу?

– С попытки составления своего генеалогического древа. Мой дед со стороны матери, офицер-танкист, пропал без вести в августе 1941-го под Ленинградом. Другой мой дед воевал на Северном Кавказе, награждён медалью «За оборону Кавказа», он и его братья прошли войну, и все встретили Победу. Начала собирать данные о военнопленных из станицы Суворовской, позже по Предгорному району. С удивлением обнаружила, что в Объединенной базе данных нет этого тома Книги Памяти, и не его одного. Выясняла в минкультуры Ставрополья, в краевой библиотеке им. Лермонтова. Мои просьбы отсканировать и разместить на сайте библиотеки были услышаны, пообещали сделать, но, увы! Позже, когда познакомились через Интернет с Андреем Бекичевым (чьи предки тоже из Суворовской), решили сами сделать базу данных военнопленных Орджоникидзевского края (в его состав в 40-х годах прошлого века входил Ставропольский край и ряд районов нынешних республик СКФО).

Трудностей в поисках немало – за 70 лет изменились административно-территориальные границы, названия мест, улиц, родные переехали или умерли. За Северный Кавказ обидно: ни в одном из субъектов нет единого информцентра, музея ВОВ, иной структуры, куда могли бы обратиться поисковики, а в других регионах они есть. В СКФО добровольные помощники пытаются сами найти нужный населенный пункт и родных бойца, чтобы сообщить, что их дед не пропал без вести, а погиб. И нет больше радости для добровольцев-поисковиков, как услышать о найденных родственниках бойца. Горько, если все близкие солдата умерли, так и не узнав о его судьбе. А добровольцев очень много – и в России, и в Белоруссии, Украине, Латвии, Эстонии. Помогают и соотечественники, живущие ныне в Европе, особенно много их в Германии.

– Что самое сложное в поисковом деле? Кто ваши помощники, как семья относится к тому, чем вы занимаетесь?

– С пониманием, хотя иногда ворчат, что много времени провожу у ноутбука... Без Интернета поиски по истории моей семьи были бы только в начале пути. Столько я узнала новых для себя вещей! Одна моя прабабушка была казанской татаркой, а мой двоюродный дед ушёл в 1920-х с белыми. История каждой семьи крепко связана с историей страны, и приятно видеть всё больше людей, интересующихся своими корнями.

А самое сложное – поразительное равнодушие некоторых людей и чиновников. Не воевал никто из их близких? Они не смотрели фильмы, не читали книг о войне? Откуда такая чёрствость и забывчивость? На Северном Кавказе отношение к погибшим предкам совсем иное: мгновенный отклик, даже если родные переехали куда-то, всё равно через краткое время их находят и они звонят мне. Огромная благодарность за постоянную работу и помощь – Андрею Бекичеву из Минвод, Вере Свириденко из Михайловска, Стеле Кадетовой из Кисловодска, руководителю отряда «Поиск» Моздокского района Махмади Даулетову и Руслану Хохоеву из села Чикола РСО-Алании.

Память онлайн

– Почему объектом интереса стали судьбы призванных на фронт именно с Северного Кавказа?

– Здесь прошло моё детство – в окружении людей разных национальностей. В Кисловодске похоронены мои дед и бабушка, тётя и папа... Кавказ – дело тонкое. Чтобы почувствовать его, надо здесь родиться или долго жить. Или хотя бы попытаться понять его, его непростую историю, смешение народов, религий.

Битва за Кавказ – тема малоизученная. Сколько издано книг об обороне Москвы, о Курской дуге, о взятии Берлина и т.д. А битва за Кавказ – это, в основном, только мемуары А.  Гречко и... всё. А ведь это была очень важная битва. О Сталинградской есть хороший сайт, где указан перечень воинских частей, карты тех лет, список братских могил, хроника по дням. Сайт – серьёзное подспорье тем, кто ищет погибших в той битве близких. Власти СКФО могли бы пойти по такому же пути – объединить усилия поисковиков, краеведов, историков. И создать сайт обороны Кавказа, где сражались представители разных национальностей – это наша общая история. Отдельная больная тема – это Книги Памяти. Печатные тома издавались с начала 1990-х гг. В них много ошибок, искажений. Сегодня благодаря ОБД-Мемориал можно, внести в Книги Памяти много существенных уточнений. Анализируя нашу базу данных военнопленных из Орджоникидзевского края, можно сказать: более 95% бойцов числятся до сих пор пропавшими без вести! Почему не создать электронную Книгу Памяти?! Доходит до смешного: на вопрос, где найти том 3 Книги Памяти Ставропольского края, приходится пояснять: идите в районную библиотеку или военкомат, может, там есть. Далеко? Звоните в библиотеку краевую. И это в век нанотехнологий! К слову, не факт, что искомая фамилия в Книге будет…

В Вологодской области электронная Книга Памяти размещена на сайте правительства региона, постоянно корректируется и пополняется. На Ставрополье есть очень хорошая Книга Памяти Кисловодска – в электронном виде, но в Интернете её нет. Отсутствие финансирования – как всегда... Это же наша ПАМЯТЬ. Нет денег?! Не верю – нет желания.

Архивы – народу!

– Вы как-то сказали мне, что поиск солдат Великой Отечественной, пропавших без вести, попавших в плен – та часть большой истории страны, что объединяет Кавказ, объединяет Россию. Как объяснить это властям?

– Почему бы в преддверии 70-летию Победы провести не показную, реальную акцию: создать Книги Памяти каждой станицы, хутора, села, города, края, региона, федерального округа. Выложить в Интернет фото всех братских могил в СКФО с фамилиями погибших? На сайтах школ размещать материалы-исследования о фронтовиках? Почему в Ингушетии на сайте республиканского архива трое  исследователей ищут в ОБД-Мемориал бойцов-земляков и публикуют списки, что очень трудоёмкая и кропотливая работа. А где же Книга Памяти Ингушетии? В 2010-м вышел 1-й том по ЧР, но в Сети его нет. Есть в округе блоггеры, есть поисковики, но действуют все разрозненно. А стоило б объединиться! Деды сражались вместе, а теперь настало время внукам вместе вписать в общую историю их имена. Время бежит неумолимо быстро: братья, жены, дети воинов уходят из жизни… На днях позвонила в Моздок Махмади Даулетову – помощь нужна: уточнить название сельсовета и правильность написания фамилии. В карте военнопленного записано: осетин, фамилия – БитарЕв. Махмади сразу поправил – БитарОв. А на следующий день мне позвонили родственники бойца: оказалось, младший брат всю жизнь искал старшего, не дожил до весточки всего 4 месяца...

– Как быть с этической стороной – не все захотят узнать правду о предках: судьбы разные, шла война...

– Неизвестно, как мы повёли бы себя на их месте. Нельзя вешать ярлыки «предатель» и «легионер» на всех. Есть карты военнопленных с отметками: легионер, экс-легионер – погиб от истощения в плену. Есть и донесения военных трибуналов о ВМН, есть документы о гибели штрафников. Были и казачьи соединения, принявшие немецкую присягу. В Гражданскую наши предки воевали за красных, за белых – и жестокость была невероятная с обеих сторон. Не нам судить. Это наша история, и надо воспринимать её такой, какая она есть. Говорить правду, какой бы горькой она не была.

Убеждена: нужно больше открывать архивов, дать людям возможность проводить свои мини-исследования. Есть же примеры успешных поисков в архиве Минобороны в Подольске: боец числился пропавшим без вести, а внук после упорных поисков нашёл его и увековечивал имя на плитах воинского захоронения. И это касается не только Великой Отечественной, была ещё и кровавая Гражданская и 1-я Мировая. А что мы знаем о тех боях? Крохи... На форуме vgd.ru есть проект по созданию базы данных погибших в 1-ю Мировую рядовых. Кинули клич, по областным-краевым библиотекам стали искать подшивки газет того времени, где публиковались списки погибших. Их сканируют за свой счёт и вносят в общую базу данных. О деньгах и речи нет: расходы свои – связь, Интернет, поездки. Это большой совместный труд. Не для славы, а ради памяти наших предков, нечаянно забытых своей Родиной.

Досье

Лариса Анатольевна БАРТЕНЬЕВА родилась в Ленинграде, окончила инженерно-экономический институт. Её отец родом из станицы Суворовской Ставрополья. Мама – петербурженка, пережила самую страшную, первую зиму блокады, имеет знак «Жителю блокадного Ленинграда». Родители познакомились и работали в Кольцовской геологической экспедиции, базировавшейся в Ессентуках и «погружавшейся» в недры сего юга России.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах