aif.ru counter
302

Святой с Кавминвод. 110 лет назад родился отец Димитрий Клепинин

АиФ-СК №33 13/08/2014

Увы, в городе о нём почти ничего не знают, для местной власти, увлеченной дележом курортных земель, и подавляющего большинства горожан факт этот станет открытием. В его честь не называют улиц, не устанавливают мемориальных досок и не проводят показушных праздников. Может, и к лучшему – он просто служил Богу и людям. И тихо принял смерть. В Бухенвальде…

В Одессу – за здоровьем

Слабый, болезненный ребёнок – младший сын в семье знаменитого архитектора Кавказских Минеральных Вод Андрея Николаевича Клепинина, создателя «визитки» курорта – Главных нарзанных ванн в Кисловодске. Оба его сына родились здесь – на Кавминводах, обоим была уготована смерть в застенках. Старшему, Николаю – в советском НКВД, младшему, Дмитрию – в фашистском концлагере…

Мальчик, с которым уже готовились попрощаться. Мама, Софья Александровна, бережно подняла бледную детскую ручку и перекрестила ею младенца. Он пошёл на поправку. Это было в 1904-м. А на следующий год Клепинины покинули регион. Малышу нужен был другой климат. И семья отправилась в Одессу.

Более века спустя его дочь, Елена Аржаковская, напишет книгу «Руки священника ему не принадлежат», где расскажет о папе – каким его запомнили родные и близкие, узнавая и открывая человека, спасавшего жизни в годы войны. Его не стало в 1944-м, когда Ладику (так называли девочку в семье) не было ещё 6 лет…В своих воспоминаниях она поделится теми светлыми чувствами, что остались в детском сердце: «Я на руках у матери, жду очереди, чтобы причаститься, и чувствую гордость, что священник – мой отец, поэтому начинаю шалить, стараясь привлечь его внимание. Но он мне делает знак, глаза его становятся строже, и мне – стыдно. Я долго была уверена, что все «папы» – священники, и рассказала однажды сказку, где птенчик летит за своим папой и клювом тащит его за рясу домой!»

Охранная грамота

Париж, конец 1930-х. Выпускник Свято-Сергиевского православного богословского института Дмитрий Клепинин становится священником и женится на Тамаре Баймаковой. «У него было удивительное чувство юмора, он был прост, чрезвычайно скромен и очень добр. И он всегда интересовался судьбой людей, с которыми сталкивался. И сквозь личность этого остроумного и скромного человека, которого мы знали, просвечивала искра того, что я не могу назвать иначе как «святость». В нем была мудрость, близость к Богу, нежная сила любви», – так отзывались о Клепинине знавшие его до войны. Вместе с монахиней Марией (Скобцовой) отец Димитрий создаёт благотворительную организацию «Православное дело», на улице Лурмель в Париже открывается приют для русских эмигрантов. Здесь помогают обедневшим соотечественникам – кров, еда, духовная пища. В годы войны мать Мария, её сын Юра (Георгий Скобцов) и отец Димитрий будут прятать евреев, священник выдаст десятки свидетельств о крещении – «охранных грамот» для детей Давида.

– К середине 1942 года преследования евреев со стороны оккупировавших Францию гитлеровцев усилились, вариантов избежать гибели было немного, одним из них, порой единственным, было свидетельство о крещении, – рассказывает исследователь Александра Коваленко. – И отец Димитрий выписывал их, в первую очередь – женам и детям уже арестованных людей.

Точную цифру спасённых жизней назвать сложно. Как сказано в «Жизни и житии священника Димитрия Клепинина», он прекрасно понимал, кому эти документы были нужны для спасения, а кто движим потребностью принять веру православную. Первым выдавал бумаги без совершения таинства, вторых – крестил в своём приходе. Когда у него потребовали списки новокрещённых, жёстко отказал – все они «находятся под моей прямой опекой». Он не мог не осознавать, что вопрос о списках возник не случайно, что тучи над ним сгущаются, но продолжал спасать людей. «Эти несчастные – мои духовные дети, – говорил отец Димитрий. – Церковь во все времена была убежищем для жертв варварства».

Русские праведники французской земли

В 1943-м мать Мария, её сын и отец Димитрий оказались в гестапо. При обыске у Юры Скобцова нашли записку на имя священника – женщина-еврейка просила выписать удостоверение о крещении. Один из гестаповцев скажет позже: отец Димитрий сам виноват, сказал, что на свободе всё равно будет делать то, что прежде…Монахиня сгинула в Равенсбрюке, в застенках был уничтожен её сын, а священника из лагеря в Компьене отправили в Бухенвальд. Затем перевели его в подземное подразделение (где делали смертоносные ФАУ-2) – в душегубку «Дора». Здесь, в нечеловеческих условиях, где рядком сидели и лежали живые скелеты, он и скончался, попросив караульного перед смертью перекрестить себя, подняв ему руку – собственных сил на это у батюшки уже не было. Он держался до последнего, подбадривая всех, кто рядом, никому не отказывая в духовной заботе.

– Один из солагерников вспоминал, что Клепинин сорвал с одежды нашитую букву «F», указывавшую на принадлежность к Франции, и прикрепил советский знак, дабы принять более тяжёлые условия, уготованные его землякам, – говорит Александра Коваленко.

В 1985-м мать Мария и отец Димитрий признаны «Праведниками народов мира» – их имена вписаны в историю Холокоста, они внесены в мемориал «Яд Вашем» на горе Памяти в Иерусалиме. А в 2004-м все трое – отец Димитрий, мать Мария и Георгий Скобцовы причислены в лику святых Константинопольской православной церковью. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах