aif.ru counter
345

С властью на «ты». Когда в КБР услышат общественников

АиФ-СК №40 01/10/2014

В октябре в Кабардино-Балкарии депутаты выберут главу республики. Новому руководителю, по мнению члена Общественной палаты КБР, известного активиста Мурата Хоконова, предстоит решить немало проблем. Мы беседуем с ним о том, что больше всего волнует общественность республики.

Однокашник нобелевского лауреата

– Мурат Хазреталиевич, на Ставрополье краевая Общественная палата – номинальный орган, никак пока себя не проявивший. А у вас?

– У нас это более или менее влиятельная организация. Приведу один пример. Несколько лет назад в Нальчике местные городские власти раздавали некоторым бизнесменам под застройку детские площадки. Мы не могли смириться с таким ущемлением прав горожан и организовали масштабную общественную дискуссию. После изматывающих судебных процессов (а каждый шёл по два-три года) всё-таки удалось добиться возвращения участков жильцам. Дело здесь не просто в судебных решениях, а в том, что даже одно адекватное судебное решение получает широкий общественный резонанс и заставляет сотни чиновников внимательно относиться к своим решениям, а тысячи граждан приобретают доверие к власти.

– А что сейчас беспокоит вас больше всего?

– Плачевно низкий уровень знаний выпускников наших школ. Будучи доктором физико-математических наук и преподавателем КБГУ, я очень расстроился, увидев результаты ЕГЭ. 800 «двоек» по физике! Поскольку в этом году у выпускников почти не было возможности списать или получить подсказку по мобильному телефону, этот показатель объективен. Я – за такие вот жёсткие меры контроля на ЕГЭ. Зная о том, что списать не получится, школьники, несомненно, будут лучше учить предмет. И это всё при том, что, как оглашалось кандидатами в новый состав республиканского парламента, наша республика занимает 11-е место в стране по результатам ЕГЭ, что довольно не плохой результат.

Не меньше удручает и то, что в республике уничтожили прекрасную образовательную базу. Когда-то в республике была прекрасно организована работа с одарёнными детьми, в частности по естественно-научным дисциплинам. Эта работа перестала поддерживаться местными властями в 1998-м. В те годы даже было так, что министром образования республики назначили человека не имеющего никакого отношения к образованию.

Впрочем, и в обычных школах во времена моего детства математику и физику преподавали на очень высоком уровне. Сам за себя говорит тот факт, что лауреат Нобелевской премии по физике Андрей Гейм учился вместе со мной в одном классе в нальчикской школе №3. А ведь это учебное заведение с углубленным изучением английского, но не математики и физики!

– Гейм эмигрировал в США. Вы тоже немало поработали в вузах других стран. Почему вернулись?

– Я просто хочу жить в своём родном городе, в своей стране и работать на благо нашей науки. Но только одними исследованиями заниматься, к сожалению, не получается.

– Почему?

– Я – член комиссии по образованию Общественной палаты республики. Пытаюсь, пользуясь этой общественной должностью сделать что-то полезное. Общественная палата имеет право выносить рекомендации исполнительным органам власти и направлять запросы, на которые те должны давать ответы. В частности, в данный момент необходимо на федеральном уровне решить вот какую проблему. С 2011-го года магистры, окончившие вузы России непедагогического профиля, потеряли право на преподавательскую деятельность. Если раньше выпускник университета вместе с базовым курсом по своей специальности имел возможность на бюджетной основе получить в своём вузе 700 часов по психолого-педагогическим дисциплинам, что, одновременно, давало возможность получить ему по окончании вуза и право работать преподавателем в школах, колледжах, техникумах и т.д., то сегодня такой возможности у выпускников классических университетов и непедагогических вузов страны нет. Парадоксальная и возмутительная ситуация: магистры, 6 лет обучавшиеся по своей специальности, не будут допущены в школы и другие учебные заведения, где они могли бы принести реальную пользу! Такого в истории страны не было ни в царские времена, ни в СССР, ни в России до 2011 года! И ведь, когда вводили новшество, будущих выпускников об этом не предупредили! В итоге школы остались без потенциальных наиболее квалифицированных учителей, а молодые специалисты с большими ограничениями в возможном выборе места работы. Если, к примеру, выпускник-филолог или химик не может работать учителем, то это резко снижает сферу его профессиональной деятельности, к которой он в принципе готов. Такая проблема стоит по все стране и она пока не нашла своего решения.

– Общественная палата республики пытается изменить ситуацию?

– Конечно. Мы попытались достучаться до Общественной палаты России. Но для того, чтобы обратить внимание этого органа на какую-то проблему, нужно для начала провести «круглый стол». Ещё в 2012-м мы организовали его в Пятигорске, причём с участием проректоров, деканов, преподавателей и общественности всего Юга России. Но в «главной» палате заниматься этим вопросом пока не захотели.

И ещё. Мне не нравится то, что 15 лет назад некоторые колледжи и Институт повышения квалификации учителей школ республики стали подразделениями нашего университета без права юридического лица по доверенности. Это, на мой взгляд, снизило общий уровень вуза и лишило эти колледжи инициативы. К сожалению, это уже общая тенденция – объединять средние учебные заведения под эгидой вузов. Ни к чему хорошему это не приведёт, если сковывается инициатива. Трудность положения в том, что обратный процесс уже крайне затруднителен, но проблему решать надо, например, дав большую самостоятельность колледжам и их руководителям, а университет будет оказывать квалифицированную методическую помощь и служить материально- технической и лабораторной базой для них.

– Какие проблемы вашей малой родины, на ваш взгляд, в первую очередь, должны быть приоритетными у нового главы республики?

– Разумеется, первостепенной важности вопрос – земельный. Увы, у нас при большой плотности населения очень мало пахотных земель и реальных собственников земли. Много земель сосредоточена в руках «земельных олигархов», которые сдают её в аренду рядовым труженикам села. Если удастся наделить участками наших крестьян, сколько вопросов сразу снимется! Безработица, например, может сократиться в разы. А у нас большинство безработных – как раз селяне.

– Вы активно ратуете за возвращение прямых выборов…

– Да, прямые выборы – это важнейший фактор гражданского общества и современных общественных отношений! Причём имею в виду не только выборы главы региона. И предыдущий руководитель, и нынешний врио, претендующий на этот пост, – достаточно популярные у нас фигуры, по крайней мере, на начальном этапе своей работы. Думаю, в обоих случаях победа на свободных всеобщих выборах была бы в обоих случаях гарантирована. Когда руководителя выбирает народ, а не кучка депутатов, это, на мой взгляд, придаёт ему дополнительную силу и уверенность в себе, что улучшает степень управляемости в республике.

– В вашей республике неожиданно для многих в парламент избрали «зелёных»…

– Ничего неожиданного в этом не вижу: у нас так много экологических проблем! Взять хотя бы гидрометаллургический завод, который, построили в Нальчике ещё в советские времена. Сырьё для него везут издалека, поскольку наш Тырныаузский вольфрамово-молибденовый комбинат уже много лет не функционирует. Гидрометзавод при существующих там несовершенных в смысле экологии технологиях наносит реальный вред окружающей среде и гражданам, но власти, к сожалению, пока проявляют пассивность в этом вопросе.

Или взять возможное строительство химического комбината в Майском районе. На Ставрополье от этого проекта, как очень вредного, отказались. У нас же пока не определились, строить или нет. Поскольку туризм является важной составляющей частью экономики Кабардино-Балкарии, то экологическое состояние высокогорной зоны тоже следует улучшать. Так что представители экологических партий нам нужны.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах