958

«Город Солнца». Как житель Чечни создал этномузей под открытым небом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. АиФ-СК №11 14/03/2018
Полвека Адам Сатуев собирал экспонаты для своего музея
Полвека Адам Сатуев собирал экспонаты для своего музея / Марина Тимченко / АиФ

Титулованный борец, сотрудник уголовного розыска, телохранитель: в судьбе жителя Чечни Адама Сатуева много интересного. Но главным делом жизни он считает Донди-Юрт - этнографический комплекс, созданный его руками. 

По прозвищу Богатырь

Собирать экспонаты для своего будущего музея Адам начал ещё подростком. Тогда его называли Донди.

«Я родился слабым и часто болел, – рассказывает Адам. – А у нашего народа есть поверие: если ребёнку дать новое имя, имя сильного человека, то и он станет сильным. И бабушка назвала меня Донди. Это народный герой, богатырь, похожий на русского Илью Муромца».

Бабушкина хитрость сработала. В 16 лет Адам стал мастером спорта по вольной борьбе, членом сборной СССР. В 18 его пригласили в СКА, а потом и в ЦСКА. Но спортивная карьера чуть не сделала инвалидом. Однажды после неудачного броска его парализовало. Семь месяцев борец пролежал без движения. И только сила духа помогла ему снова подняться и вернуться в нормальную жизнь.

Тогда перед перспективным спортсменом были открыты любые двери. Он выбрал Высшую школу МВД. Отучившись, вернулся домой, пошёл работать в уголовный розыск. Когда республика стала превращаться в Ичкерию, цели и задачи милиции вошли в противоречие с убеждениями Адама.

Он уехал в Москву, стал телохранителем одной знаменитости. Но оставаться в столице надолго не планировал. Все деньги, которые получал, направлял на осуществление своей мечты, создание Города Солнца.

Так во времена предков выглядело внутренне убранство сакли.
Так во времена предков выглядело внутренне убранство сакли. Фото: АиФ/ Марина Тимченко

Время собирать камни

Сегодня Донди-Юрт занимает около гектара. На его территории руками Адама и его помощников выстроены башни, сакли, навесы, колодцы. Внутри - старинная утварь, воссоздающая быт чеченского народа в разные эпохи.

«Наши предки, которые жили высоко в горах, строили трёхэтажные жилые башни. На первом уровне держали скот. Животные своим дыханием согревали помещения, в том числе и этажом выше, – там жили хозяева. Третий уровень всегда был готов к приезду гостей», – рассказывает Адам.

Керамическая посуда, музыкальные инструменты, украшения, оружие, чеканка – от обилия и разнообразия экспонатов разбегаются глаза. А снаружи – настоящий сад камней с историей. Памятники природы юрского периода, окаменелые обитатели древнего моря – моллюски, осьминоги, устрицы, ежи и звёзды.

Всего камней в музее – 1700. И каждый попал сюда благодаря Адаму.

Родные были не в восторге от того, что юноша ищет в горах камни и приносит их домой. Но воспрепятствовать этой страсти не смогли. А она со временем только усиливалась.

«Когда я ездил на спортивные соревнования в другие города, обязательно шёл в краеведческий музей. Друзья – по магазинам, в кино, а я – в музей, – с улыбкой вспоминает Адам. – И глядя на исторические экспозиции, я мечтал когда-нибудь всем показать историю и моего народа».

Примерно в те же годы будущий создатель этнографического комплекса прочитал «Город Солнца» Томмазо Кампанеллы («поэтический диалог», одна из классических утопий, впервые опубликована в 1623 году - ред.), философа, который провёл в неволе 27 лет. И тоже загорелся желанием когда-нибудь построить свой Город Солнца.

В коллекции Адама Сатуева есть желток юрского периода.
В коллекции Адама Сатуева есть желток юрского периода. Фото: АиФ/ Марина Тимченко

Спустя много лет эта мечта осуществилась. Даже когда вокруг была война, Адам продолжал собирать артефакты. Спасать историю, чтобы потом с помощью этих предметов рассказать её новым поколениям.

В Донди-Юрте есть даже ворота Грозного. Они были построены в XIX веке генералом Ермоловым и разрушены в ходе боёв в 1995 году. Но Адам посчитал необходимым спасти то, что осталось. Фрагменты ворот, которые «видели» Пушкина, Лермонтова, Толстого, он восстановил в виде арки в своём идеальном городе.

Остров сокровищ

Но самая ценная коллекция – древние находки. Окаменелые останки ископаемых животных. Бедренная кость и сустав тираннозавра, зуб и бивень мамонта, желток яйца неизвестной птицы, найденный в сердцевине одного из камней.

По оценкам специалистов, которые нередко наведываются в Донди-Юрт, возраст самой древней находки – 65 миллионов лет, юрский период. Есть экспонаты кобанской культуры – украшения, посуда.

Конечно, в музеях мира можно увидеть много похожего. Но здесь, в Урус-Мартане, их можно и потрогать – прикоснуться к истории в прямом смысле.

«Осознавать, что этими кувшинами пользовались люди, которые жили на этой территории много тысяч лет назад, необыкновенно, – говорит Адам, перебирая экспонаты на полке с глиняной посудой. – Я всегда представляю, как они мастерили эти изделия, как пользовались ими – пили из этих кувшинов, ели из этих мисок. И сердце радостно замирает. Я счастлив, что мне удалось всё это собрать и сделать доступным каждому».

Каждая вещь – какой-то срез истории, традиций. Вот на стене висят черкески – одна из них красная.

Есть экспонаты кобанской культуры – украшения, посуда.
Есть экспонаты кобанской культуры – украшения, посуда. Фото: АиФ/ Марина Тимченко

«Её надевали, когда отправлялись на войну, чтобы, если ранят, враг не увидел кровь на одежде, – поясняет Адам. – А это – кухонная утварь. Раньше взрослые и дети ели из одной чаши, считалось, что это укрепляло семьи».

У Адама тоже есть семья – дети, внуки. Но по-настоящему дома он чувствует себя только в Донди-Юрте. Четыре года жил в башне, потом ещё три – в сакле. Всего на территории музея девять башен, три сакли и пять склепов.

«Бывает, приеду из города уставший, приду сюда и сразу лучше себя чувствую, смотрю на свои камни и отдыхаю, они как будто питают меня энергией, – признаётся создатель музея. – Люблю здесь в тишине читать и размышлять».

Для гостей музея Адам проводит экскурсии и параллельно продолжает собирать камни. Недавно в Донди-Юрт доставили очередной экспонат – огромный валун, найденный в Харачое, где снимали фильм с участием Сатуева.

Время от времени поступают предложения о продаже отдельных экспонатов и музея в целом.

«Как-то предложили 100 миллионов рублей за Донди-Юрт. Но я лучше буду голодать, чем продам его, – качает головой Адам. – Это моя жизнь».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах