aif.ru counter
6

Академик золотого руна

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3 16/01/2008

Он мечтал стать врачевателем, оберегать здоровье людей, но почти всю жизнь разводил мериносов - овец, обладающих тончайшей шерстью, вещи из которой, по сути, тоже оберегают человека от недугов. В общем, мечта Василия Мороза, академика РАСХН, доктора сельскохозяйственных наук, профессора, лауреата премии правительства России за 2004 год в области науки и техники, заслуженного зоотехника России, Героя Социалистического Труда сбылась.

Более четырех десятилетий он отдал племенному овцеводству - был главным зоотехником племзавода в Апанасенковском районе, возглавлял единственный в стране НИИ овцеводства и козоводства, а сейчас 70-летний ученый преподает на кафедре овцеводства Ставропольского госагроуниверситета.

- Василий Андреевич, в последние годы о вас больше говорят не как о специалисте в области тонкорунного овцеводства, "авторе" нескольких пород овец, в том числе известнейшей в стране породы "манычский меринос", а как чуть ли не об единственном спасителе этих животных.

- Действительно, я - защитник тонкорунных овец. И горжусь этим! Вспомните древнегреческий миф об аргонавтах, отправившихся в Колхиду добывать золотое руно. Почему золотое? Потому что шерсть во все времена считалась богатством: ткани, трикотаж, войлочные изделия из нее отличают особая прочность, гигиеничность, малая теплопроводность. Многие до сих пор предпочитают в холодное время шерстяные пальто, костюмы, свитера, платья, извините, трусы и носки. И правильно поступают, ведь шерсть предохраняет от простудных заболеваний и, что немаловажно, доказано медициной - от мужского и женского бесплодия. Специалисты считают, исходя из климата нашей страны, что каждый россиянин должен ежегодно, скажем так, потреблять в среднем 3 килограмма шерсти в виде различных вещей из нее. В советское время мы потребляли примерно 2,5 килограмма, сейчас - 200 граммов(!), потому что на почти 150- миллионное население России приходится всего около 16 миллионов овец. Если в годы войны было потеряно 30 миллионов овец, то за период перестройки и реформ - 50 миллионов. Сегодня большинство произведенной у нас шерсти идет за границу по бросовой цене. До начала 90-х годов главными потребителями руна были силовые структуры, ряд отраслей промышленности и строительства, однако из-за экономического кризиса резко сократилось потребление шерстяных изделий, военные перешли на обмундирование из синтетических волокон.

- Но почему сегодня золотое руно в России не востребовано?

- К сожалению, наша шерсть на мировом рынке не котируется, поскольку некачественно перерабатывается - в стране практически ликвидированы шерстомойные предприятия. Вы не поверите, но я, будучи в середине 90-х годов депутатом Госдумы РФ, буквально кричал в кабинетах высоких московских начальников, пытаясь спасти крупнейший в Европе Невинномысский шерстомойный комбинат, увы, не докричался и сегодня его, по сути, уже нет... Именно из-за отсутствия таких предприятий отечественные овцеводы вынуждены продавать свою продукцию на Запад по низкой цене - 25-30 рублей за килограмм.

Между тем производство шерсти в мире, несмотря на мощную конкуренцию химических волокон, сворачиваться не намерено. В пользу вещей из руна - растущий уровень экономики, расширение рынка сбыта, изменения моды, рост населения и повышение его реальных доходов.

- А вот специалисты краевого минсельхоза полагают, что в нынешних экономических условиях выгоднее производить баранину. Ставрополье, к примеру, наращивает численность поголовья овец мясных пород, многих из них завозят из Австралии. Такая же ситуация и у соседей - в Дагестане, Калмыкии. Переход от шерсти к мясу диктует не чиновник, а конъюнктура рынка. Вы согласны?

- Я не ретроград, как некоторые пытаются меня представить, не приверженец только мериносовой шерсти. Однако я категорически против неоправданной и поспешной ликвидации тонкорунных животных. Россия потратила два века на их селекцию и преступно сегодня пускать миллионы овец под нож...

Безусловно, там, где мериносы низкопродуктивные, их следует заменять на мясные породы. Но зачем уничтожать в тех хозяйствах, где они востребованы? Дело доходит до абсурда.

Овец мясного направления завозят из теплых стран, например, Австралии в наши регионы с резкоконтинентальным климатом, а поскольку животноводческих помещений не хватает, тонкорунных овец безжалостно ликвидируют. Между тем животные, которых привезли из-за моря-океана и которые, понятно, не приспособлены к морозам, в массовом порядке болеют и погибают. Разве это не преступление? Зачем вообще тратить огромные средства на закупку австралийских или новозеландских животных? Мясную проблему можно успешно решить за счет более широкого использования доморощенных овец, например, северокавказской мясошерстной породы, русской длинношерстной, волошской, кулундинской и др.

- Насколько я понимаю, вы за совершенствование самой отрасли, за разумный подход к проблемам овцеводства?

- Именно так. Сегодня животноводам нужна государственная поддержка, прежде всего, для создания отечественного рынка шерсти. Совершенствование отрасли я вижу и в улучшении селекционно-племенной работы, и в эффективном, а значит малозатратном использовании пастбищ по новой технологии, которая испытывалась в течение восьми лет на опытной станции НИИ овцеводства и козоводства, в ряде хозяйств Ставрополья и дала положительные результаты.

- Вы полагаете, эти меры позволят возродить российское овцеводство?

- Уверен в этом. Страна имеет все предпосылки, чтобы отрасль обрела второе дыхание. Конечно, потребуется время - и не один год - для восстановления утраченных позиций, но я вижу свет в конце тоннеля. И это, пожалуй, самое главное.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах