5558

«В вегетативном состоянии уже 8 лет». История дважды похищенной невесты

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. АиФ-СК №13 28/03/2018
Мама как чувствовала, что дочь в этом браке ничего хорошего не ждёт.
Мама как чувствовала, что дочь в этом браке ничего хорошего не ждёт. / Хава Бопхоева / Из личного архива

«Дальняя дорога  – лучшее лекарство от любви, в которой уже ничего не сложится» – фраза из дневника ингушской девушки, в 19 лет похищенной женихом, но не прожившей с ним ни одного дня.

Сама Заира Бопхоева об обидчиках в доме свёкров ничего сказать не может. Восемь лет она живёт в вегетативном состоянии. Недавно Европейский суд по правам человека присудил выплатить ей 20 тысяч евро компенсации за нерасследование обстоятельств преступления.

«Возвращаться запретили под страхом смерти»                                                              

У Заиры это было уже второе похищение. Первый раз её украли, когда девушке было 16 лет. Невесте ничего не оставалось, как смириться с замужеством. В браке она прожила один год и развелась. Вернулась в родную семью. Поступила в медицинский колледж. Проучилась полгода – и снова оказалась похищенной. Случилось это 11 декабря 2009 года. Молодой человек привёз её к себе домой. Но там невестке были не рады.

Мать девушки Хава Бопхоева тоже воспротивилась новому браку.

«Хава не хотела, чтобы дочь выходила замуж за этого жениха, потому что по нашим традициям неженатые парни не должны жениться на женщинах, которые уже побывали замужем, – пояснила Малика Абубакарова, адвокат организации «Права женщин», работающей с использованием средств  Фонда президентских грантов на развитие гражданского общества. – Будто предчувствовала, что ничего хорошего в этом браке Заиру не ждёт».

В тот же день девушку вернули домой. Но тут вмешались её дальние родственники. По словам матери, несчастную Заиру вывезли в лес, пытали, а потом заставили вернуться в дом похитителя, чтобы избежать бесчестия. Возвращаться запретили под страхом смерти.

Со своим мужем молодая жена, можно сказать, и не пересеклась. Его практически сразу отправили в санаторий. А девушка осталась одна в окружении его родственников.

Жила, как птица в неволе. Иногда звонила маме и умоляла забрать. Однажды пожаловалась, что немеют нижняя челюсть и язык, что после еды становится плохо. Дважды попадала в больницу. Родственники мужа объясняли это эпилепсией, хотя до замужества Заира ничем подобным не страдала. А в начале февраля неугодная невестка впала в кому.

«В третий раз, по словам врачей, её доставили в реанимационное отделение с тяжёлым отравлением. Сделали промывание желудка, откачали, отправили домой. Но в тот же день ей снова вызвали «скорую». Заире поставили диагноз: «постгипоксическая  энцефалопатия, вегетативное состояние». Мозг не работает, жизненные функции поддерживаются искусственно», – написала Хава Бопхоева в своём обращении в прокуратуру.

Восемь лет Заира лежит ни жива ни мертва. Она инвалид первой группы с диагнозом «последствия отравления неуточнённой этиологии». Что с ней происходило под крышей чужого дома, можно лишь догадываться по записям в дневнике, который мама нашла в вещах, когда забирала больную домой. 

«Вот Заира пишет, как свекровь сказала, что ей осталось несколько дней, и она в ожидании чего-то ужасно плохого для неё, – изучает записи Малика Абубакарова. – Вот ещё запись: «Я ищу ответы все эти 32 дня, но тщетно и вряд ли найду. Люди, которые на вид как ангелы, самые грязные и лживые дьяволы». Здесь есть и стихи на русском языке. В каждой строчке дневника чувствуется подавленность и ощущение опасности».

Улыбаться глазами

«Хава писала заявления в полицию несколько раз. Но ни по одному из них не было принято решение возбудить уголовное дело», – говорит адвокат.

Доследственные проверки привели лишь к тому, что в сунженской и грозненской больницах пропали результаты анализов, которые брали у девушки в первые дни после отравления.

Ни от родственников, которые заставили девушку вернуться в чужой дом, ни от молодого мужа никакой помощи нет. Органы власти в проблемы вдовы с больной дочерью на руках вникать не собираются (отец Заиры погиб, когда она была маленькой. – Прим. Ред.).

Компенсация, которую назначил Европейский суд за отсутствие расследования дела, поможет лишь рассчитаться с долгами. А Заире постоянно требуется лечение.

«Последний курс ей очень помог. Его оплатил московский фонд «Живой», которому мы очень благодарны. Если раньше Заира могла есть только каши, то теперь ей можно давать и тёртые фрукты, – говорит Малика Абубакарова. – За ней надо ухаживать, как за маленьким ребёнком. Она почти не двигается. Только голову может поворачивать. Смотрит невидящим взором. Но когда я в последний раз была у неё и рассказала, что скоро будет Европейский суд, что мы накажем всех виновников её страданий, она улыбнулась,  как будто услышала хорошую новость».


Комментарий

Юрист проекта «Правовая инициатива» Бике Гюльмагомедова:

«Зачастую жертвы домашнего насилия не получают адекватной защиты на национальном уровне и обращаются в Европейский суд по правам человека с жалобой на безразличие правоохранительных органов. Шансы на победу в подобных делах достаточно высокие. ЕСПЧ в таких случаях становится на сторону заявителя, и государство выплачивает компенсации. Но человека это, конечно, не вернёт».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах