aif.ru counter
587

Кому милостыню? Почему на Северном Кавказе всё больше попрошаек

АиФ-СК №17 27/04/2016
Павел Шаповалов / АиФ

С недавних пор по вторникам и четвергам сотрудники мэрии Назрани вместе с местными полисменами и представителями городского отдела УФМС стали «прочёсывать» город в поисках попрошаек. «Улов», как правило, щедрый. В городе стало много попрошаек. Виноват кризис?

Откуда цыганские «мадонны»?

«Наши горожане в милостыне в основном не отказывают, – рассказывает Магомед Бекмурзаев, замглавы администрации Назрани. – Не удивлюсь, что специально для этого к нам в последнее время стали съезжаться попрошайки во всего Юга России. Они повсюду – возле мечетей, кладбищ, у светофоров! В основном это женщины цыганской национальности с грудными детьми».     

«Множество цыганских «мадонн» с младенцами, ходящих по пятам с протянутой рукой, – это особенность Северного Кавказа, – рассказали в общественном движении «Альтернатива» (Москва). – В других регионах их меньше, а на Юге России они толпами кочуют из одного региона в другой. Вряд ли причина этого – кризис. Младенцы – либо родные дети «кочевниц», либо чужие. Известно немало случаев, когда грудничков воровали и даже покупали. Младенец стоит в среднем 80-100 тыс. руб».

Общественники предупреждают: почти каждого, просящего якобы на хлеб, «крышует» какая-нибудь преступная группа. Инвалиды подчас фальшивые, «старухи» и «старики» – искусно загримированные молодые женщины и мужчины.

Что касается детей, то желающих продать «нищенкам» своих чад немало. Это, по сведениям общественников, не только маргиналы, но нередко и малолетние мамаши, среди которых встречаются даже студентки. Младенцам подмешивают в молоко алкоголь или барбитураты, поэтому живут они не больше трёх месяцев.

В Черкесске, как и в Назрани, власти по мере сил борются с «мадоннами».

«В основном это приезжие из соседних регионов, – рассказывает Гульнара Хапаева, начальник отдела по делам несовершеннолетних ГУ МВД РФ г.Черкесска. – Мы время от времени проводим рейды и всякий раз вылавливаем новых попрошаек. Правда, привлечь к ответственности тех, кто просит милостыню вместе с детьми, можем только по ст. 5.35 Кодекса об административных правонарушениях РФ («Неисполнение родителями обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних»)».

На практике это выглядит так: малышей, которым ещё нет трёх лет, определяют в детскую больницу, а детей старше трёх лет – в реабилитационный центр. По каждому факту проводят проверку. Вернуть ребёнка горе-мамаша сможет только в том случае, если предоставит на него документы. А нередко попрошаек и вовсе лишают родительских прав. 

Таких, с позволения сказать, мамаш, по словам Гульнары, оштрафовать можно лишь на мизерную сумму – всего на 100 руб. Заплатив эти копейки, «мадонны» ретируются, а их место занимают новые побирушки.

Рычагов нет?

«Законодательство не позволяет нам радикально решить эту проблему, – продолжает Хапаева. – Теоретически мы можем привлечь мамаш-попрошаек по ст. 151 УК РФ («Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественного действия»). Но на практике это почти невозможно! Ведь нужно доказать систематичность действий, а эти гражданки ведут кочевой образ жизни…»     

А вот в Дагестане недавно удалось привлечь по ст. 151-й нерадивую мамашу, которая заставляла сидеть с протянутой рукой 4-летнюю дочь. Материал на неё собирали долго.

В Назрани по этой статье Уголовного кодекса РФ за последние несколько месяцев наказали четырёх мамаш, просивших подаяние с детьми на руках. Им «светит» до 4 лет лишения свободы. Других «нищенок» привлекают к ответственности по разным статьям КоАП: либо за отсутствие регистрации в паспортах, а нередко и самих паспортов, либо  за нарушение Правил дорожного движения. Последняя статья работает в основном в отношении колясочников, разъезжающих вдоль автотрасс.

Где 70 дверей бедности?

На Ставрополье, по данным «Альтернативы», часто орудуют и мошенники, которые, нарядившись в рясы, клянчат деньги якобы на строительство храмов.

«Проблема аферистов, которые наживаются на церковной тематике, всегда была и остаётся актуальной, – комментирует Антоний Скрынников, православный священник из Ставрополя. – Как правило, мошенники активизируются в дни больших праздников или во время привоза святынь. Мне самому не раз приходилось обращаться в правоохранительные органы, когда я видел людей, облачённых в монашеские или священнические одежды и выдающих себя за представителей Церкви. На просьбу показать документы о принадлежности к той или иной епархии или монастырю они отвечали хамством и грубостью».

«Много лет назад патриарх Алексий II запретил клирикам собирать подаяния в священнической одежде в метро, в переходах и т.д., – продолжает Скрынников. – Если есть такая необходимость, собирать пожертвования должны миряне, получившие  письменное благословение обители или храма».

Подавать ли милостыню? На этот щепетильный вопрос представители разных конфессий вроде бы отвечают однозначно: конечно, подавать! Но есть немало нюансов. 

«Если люди стоят с протянутой рукой у храмов, подавать им можно и нужно, – говорит отец Антоний. – Но в зависимости от ситуации. Если вы уверены в том, что деньги не пойдут на водочные «возлияния», можно их дать».

В исламе подаяние тоже приветствуется. А вот попрошаек порицают.  

«По моим наблюдениям, люди, которые собирают деньги якобы на пропитание и лечение на улицах наших городов, – приезжие, – говорит Исмаил Бердиев, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа. – В традициях ислама – помогать обездоленным, если они об этом просят. Но каждый мусульманин помнит изречение Пророка о том, что просящему милостыню «откроются 70 дверей бедности». Да и зачем просить? Имамы обязаны составлять списки нуждающихся в материальной помощи и затем им следовать».

Фото: АиФ-Петербург

Валерий Митрофаненко, куратор ставропольской общественной организации «Доброград», социолог:

«В борьбе с попрошайничеством мог бы помочь опыт нашего земляка Григория Прозрителева, который до революции проводил в Ставрополе специальные акции по выявлению тех, кто находится на самом «дне». Тем, кто просил милостыню, чтобы не умереть с голоду, помогал специальный благотворительный фонд, который пополняли за счёт местных меценатов. Людей даже кормили бесплатными обедами! А побирушек­мошенников отдавали «в руки» городовых.

Сейчас же власти попрошайками почти не занимаются. Дело не только в том, что законодательство не позволяет привлекать их к ответственности. Нет никакой профилактики! Почему никто не занимается социальной адаптацией цыганских детей? В городском центре временного содержания для трудных подростков сейчас несколько цыганских ребят, которых обучают читать и писать. Им по 11­12 лет, а они абсолютно безграмотные! А потом эти никому не нужные дети вырастают и промышляют криминалом.

Или взять уличных музыкантов. Есть ребята, которые подрабатывают таким способом, учась в музыкальных школах и училищах. Но немало и подростков из группы риска. Их главная цель – заработать на выпивку и сигареты».

Олег Мельников, председатель общественной организации «Альтернатива»: 

«Подавая милостыню цыганским «мадоннам», люди на самом деле откупаются от своей совести. «Отстёгивая» якобы на благо дело, они кормят тех, кто на несчастных детях неплохо наживается, и невольно способствуют гибели этих малышей.

Милостыню вообще не стоит подавать! Даже если вид  побирающихся стариков и инвалидов вызывает у вас жалость. Лучше перечислите средства в благотворительный фонд. Помните: люди, которые просят милостыню, находятся в рабстве у криминальных структур.

Мне могут возразить: дескать, есть и люди, которые стоят с протянутой рукой потому, что им не на что купить даже хлеба. Таким бедолагам  должно помогать государство: создавать приюты, кормить бесплатными обедами.   Правда, мне они не попадались ни разу.        

А чтобы в корне истребить попрошайничество, полагаю, нужно принципиально изменить законодательство. Например, принять закон о наказании… тех, кто подаёт милостыню. Такое решение много лет назад приняли в Японии и других странах – и результат превзошёл все ожидания. Попрошаек там стало в разы меньше».

Андрей Фоменко, директор ставропольского благотворительного фонда «Рука помощи»:

«В последнее время часто проезжаю по одной из оживлённых федеральных трасс в Ставрополе и вижу одних и тех же людей: парня в инвалидной коляске, который просит милостыню, и девушку с прозрачным ящиком, занимающуюся тем же. Судя по тому, что на трассе они каждый день, подают им активно. Почему?

Думаю, потому, что у людей есть потребность помочь тому, кому хуже, но как реализовать её по­другому, они не знают. Отличный выход – жертвовать в благотворительные фонды. Увы, им редко доверяют.

Во многих странах поучаствовать в благотворительности можно… прямо на рабочем месте. Поэтому проблема попрошайничества так остро там не стоит. У нас благотворительность пока ещё не слишком развита».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах