aif.ru counter
2587

Тиран в домашних тапочках. Куда бежать жертвам насилия на Ставрополье

АиФ-СК №37 10/09/2014
С. Ломакин / АиФ

Точка зрения
Татьяна Лукашонок, председатель общественного движения Юга России «Родительский комитет», правозащитник: «Большинство женщин – жертв насилия, по моим данным, не обращается в полицию. А если полиция приезжает и «вламывает» обидчику, женщины, как правило, кидаются защищать своих суженых. Хорошо это или плохо? Мне трудно сказать. Одно знаю точно: счастливая семья ­ та, где в центре не дети, а мать. Если акцент смещается с ребёнка на маму, всё встаёт на свои места. «Рай находится под ногами ваших матерей», ­ говорил пророк Мухаммад».
По данным Ставропольстата, за первые полгода в три кризисных центра края, помогающих жертвам домашнего насилия: обратились 316 женщин.

А вот по данным пресс-службы ГУ МВД РФ по Ставрополью, за этот же период в крае зарегистрировано всего лишь семь преступлений, связанных с причинением тяжких телесных повреждений женщинам мужьями или сожителями. Между тем в сводках СУ Следкома РФ по краю убийства от рук «отцов семейств» мелькают довольно часто. Вот лишь одно из них: 28-летний житель Георгиевска, напившись, поссорился с женой и кинулся на неё с ножом. Молодая женщина погибла.

Куда жаловаться?

Отчего же такая разница в отчётах? Вывод на поверхности: представительницы слабой половины края, да и других регионов нашей страны, предпочитают не «выносить сор из избы».

Ничего удивительного: в России, в отличие от многих других стран мира, в Уголовном кодексе до сих пор нет специальной статьи, предусматривающей наказание именно за домашнее насилие. И если забитая жена всё-таки отважится набрать «02», ответ, как правило, такой: «Это ваши семейные дела, разбирайтесь сами». В лучшем случае неблагополучную ячейку общества посетит участковый и пожурит «вспыльчивого» супруга.

В худшем – по факту зафиксируют побои, которые квалифицируют по одной из статей УК РФ: «Умышленное причинение тяжёлого, среднего или лёгкого вреда здоровью», «Угроза убийством» или «Побои».

Между тем в США, например, давно уже введена практика охранных ордеров. К женщине, обратившейся в полицию по поводу избиения, выезжает специальный полицейский и выдаёт ей специальный ордер. Домашнего тирана предупреждают: если в течение такого-то срока он распустит руки, его арестуют.

Где помогут?

Кризисные психологические центры

В Ставрополе (тел.  8 (8652) 28-­02­-95, Пятигорске (тел. 8(8793) 98-­24­-03) и Буденновске (тел. 8(86559) 3­24-­89).

«Дом мамы» (Ессентуки). Тел. 9-­919­-756-­93­-11. 

Центр «Солнышко» при Спасо­Преображенском храме Ставрополя. Тел. 8­-905-­490­-82-­40. 

Где спрятаться?

Ещё одно неприятное отличие от стран, которые принято называть цивилизованными: нашим женщинам, попавшим «под раздачу», элементарно негде спрятаться от деспота. Специальных приютов для пострадавших от рукоприкладства в крае нет. Правда, в последнее время при православных храмах открыли центры для женщин и детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

– Но наша главная задача – помочь прежде всего беременным и женщинам с грудничками, которым негде жить, – признаётся Лариса Оганян, руководитель центра «Солнышко» при Спасо-Преображенской церкви Ставрополя. – Единственную комнатку выделяем именно этой категории, да и то всего на две недели.

Думаю, в первую очередь, этими проблемами должно заниматься государство. А у нас в стране до сих пор нет даже законодательной базы для создания таких приютов!

Возможностей нет?

Обязанности по предоставлению временного убежища с недавних пор появились и у психологических кризисных центров. А вот есть ли возможности для этого?

– Мы совсем недавно заключили договор с социальной гостиницей Ставрополя о предоставлении мест для женщин, которые стали жертвами домашнего насилия, – говорит Виктория Боровцева, педагог-психолог Ставропольского центра помощи семье и детям. – Но пока, к сожалению, нам готовы выделить всего три койкоместа и только на полгода. Правда, мы и сами оказываем такую помощь, если находим спонсоров. Как-то помогли снять квартиру женщине с двумя детьми, которая сбежала от супруга в Ставрополь из другого города. Она осталась в краевой столице и сейчас уже самостоятельно решает свои проблемы.

Найти временное убежище можно и в ессентукском «Доме мамы». Это бывшая резиденция Митрополита Пятигорского и Черкесского Феофилакта, которую он отдал для семей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

Но, по словам матушки Ларисы, руководительницы центра, и этот центр – не для жертв домашней тирании.

– Если женщина терпит насилие – значит, у неё что-то с психикой, – убеждена матушка Лариса. – Но у нас нет возможности держать в штате психиатра. К тому же в центре работают только женщины. Как противостоять изуверу, если он вдруг ворвётся к нам?

Тем не менее нескольким сбежавшим жёнам в центре помогли. Некоторое время в нём жила женщина из Дагестана, которую супруг, сотрудник ФСБ, повоевавший в чеченских кампаниях, постоянно избивал. К тому же он без конца угрожал жене, что заберёт у неё сына.

– Знаете, нас очень удивило, что жертва насилия, даже сбежав от тирана, не пряталась от него, а когда он звонил на её мобильный телефон, отвечала ему! – продолжает свой рассказ Лариса Георгиевна.

Другая дама, не спрашивая согласия, просто… поставила в учреждении раскладушку и поселилась там. Потом, правда, вернулась домой.

Что касается третьего кризисного центра, будённовского, и это ведомство заключило договор с социальной гостиницей краевой столицы. Но что такое ставропольская социальная гостиница? Мне довелось присутствовать при её открытии несколько лет назад. Тогда там было всего чуть больше десятка коек. С тех пор мало что изменилось…

Мнение власти

Светлана Адаменко, уполномоченный по правам ребёнка при губернаторе Ставропольского края:

­

– Семейное насилие, думаю, ­ более широкое понятие, чем просто физическая расправа мужа над женой. Это может быть психологическое и сексуальное подавление женщины, это может быть лишение её личного пространства, унижение её человеческого достоинства. Ко мне как­то за помощью обратилась молодая мама, которая жаловалась на супруга, ограничивающего её в средствах. Женщина находилась в декретном отпуске, полностью зависела от финансов мужа. И разве такое поведение супруга – не домашнее насилие? Знаю случаи, когда женщины буквально в нижнем белье сбегали из дома от тиранов, которые грозили забить их насмерть.

К сожалению, кризисных центров, в которых дама могла быть найти поддержку и укрытие, в крае ещё очень мало. Их нужно больше. А параллельно в обществе должно измениться отношение к этой проблеме. Пока менталитет, к сожалению, таков, что даже в полиции у жертв домашней тирании не всегда принимают заявления.

В обществе должны понять: если несчастлива мама – будет несчастлив и ребёнок.

Мнение эксперта

Марина Гогуева, кандидат психологических наук, специалист медико­психологического центра (г.Ставрополь):

­ – Женщины, которые терпят над собой насилие, вряд ли страдают нарушениями психики. А вот помощь психолога им, безусловно, необходима. Налицо в таких ситуациях треугольник «жертва­преследователь­спаситель».

От роли жертвы отказаться трудно, ведь в этом случае женщина может рассчитывать на сочувствие. Это сильная эмоциональная зависимость, которая сродни наркотической или игровой зависимостям. Уйдя от одних тиранов, зачастую алкоголиков, такие женщины, как правило, становятся жертвами других пьяниц­тиранов. А если уходят от мужей­истязателей, страдают от начальников­самодуров или плохих соседей. Интересно, что на время женщина может даже выпасть из роли жертвы и стать «спасительницей». К примеру, если она делится с наболевшим с подругой, ей может показаться, что «тиран» ­ это не её муж, а, к примеру, алкоголь.

Но психологическая проблема­то не решена! А значит, надо идти с ней к специалисту.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах