aif.ru counter
128

Нельзя прятать голову в песок - С. Адаменко

АиФ-СК №24 13/06/2012
Фото В. Чернявского

Наступила пора отпусков. Самое время взрослым по­думать не только об отдыхе, но и вспомнить проблемы своих чад, решение кото­рых весь год, быть может, откладывалось на потом.

Мы попытались это сделать с Уполномоченным по правам детей в Ставропольском крае Светланой АДАМЕНКО.

Когда счастливый час придет?

- Светлана Викторовна, каковы се­годня, если можно так выразиться, тенденции в нарушении прав детей?

- Судя по обращениям к нам, жилищные и имущес­твенные. Сегодня обеспече­ние жильём сирот и детей, оставшихся без попечения взрослых – приоритет влас­ти. Только в прошлом году за счёт краевого и федерального бюджетов куплено более 66 квартир для детей-сирот. Это больше в два раза, чем в 2010 г. Но очередь, к сожалению, сокращается очень медлен­но. Более 1500 детей-сирот ждут своего счастливого часа – жить в собственной квар­тире.

- Нередки случаи, когда в личном деле ребёнка-сироты есть документ о том, что у него жильё есть, на самом деле за время пребывания в учрежде­нии оно уже бывает разрушено до такой степени, что жить там нельзя. Что делать?

- Нам часто приходится в таких случаях вмешиваться, разбираться и ставить ребён­ка-сироту в очередь на полу­чение нового жилья, или оно восстанавливается органами местного самоуправления. В 2013 г. вступает в силу за­кон, когда несохраненное за ребёнком-сиротой жильё, пришедшее в непригодное состояние, признаётся та­ковым, и ему приобретается новое. За счёт федерального или регионального бюджета – вопрос решается, но в любом случае, человеку помогут.

– Бывает, что и ребёнок то уже вырос, своими детьми обзавёлся, а крыши над голо­вой так и нет. В «АиФ-СК» обращалась многодетная мать Надежда Мурадова, ещё до достижения ею 23 лет в мэ­рии Ставрополя потеряли её пакет документов на очередь. Как быть ей?

– В её случае дело ос­ложняется отсутствием пос­тоянной регистрации в Став­рополе. Мы были готовы её проблему продолжать решать вместе с прежним главой го­рода, приглашали подойти в назначенное время. Пусть Надежда обратится ко мне.

– Страну и край захлест­нула волна детских суицидов. Что, по-вашему, происходит с нашими детьми, неужели их жизнь так мрачна?

- Увы, это общероссийс­кая беда. Россия по данным ЮНИСЕФ на 1-м месте в Европе по числу детских су­ицидов. На Ставрополье за два последних года более 20 суицидов совершили подрост­ки, попыток, кстати, было го­раздо больше. Есть среди них вполне благополучные дети, которые хорошо учились. Что толкает детей к этому? На мой взгляд, виной всему – неумение взрослых понимать отпрысков, одиночество, ко­торое часто испытывают дети. А порой и чрезмерная опека со стороны близких.

У меня была недавно на приёме бабушка, обеспоко­енная тем, что её дочь сде­лала из внучки неврастени­ка. Требуют от той только отличной учёбы, при этом мама записала её на каток, иностранный язык, ещё в пару кружков. Девочка пе­рестала нормально спать, чаще стала плакать и волно­ваться, что не успеет что-то выполнить, и огорчит маму. Только долгими беседами с мамой удалось убедить сни­зить нагрузку ребёнку, объ­яснив, что детский организм не подготовлен к таким ве­щам, что усталость приводит к серьёзным заболеваниям и психическим срывам.

Покоя торгашам не будет

– Тысячи школьников в крае – в зоне риска и соблазна из-за нарушений правил тор­говли. Когда этот беспредел закончится?

– В прошлом году в крае был проведен рейд обще­ственных организаций. Уста­новлено, что более 200 школ соседствуют с заведениями, торгующими сигаретами, пи­вом и чем покрепче. В то вре­мя как ситуация, связанная с употреблением алкоголя и сигарет несовершеннолетни­ми, весьма неблагополучная. Официальная статистика учёта подростков, регулярно курящих и выпивающих, как мы видим ежедневно, идёт вразрез с реальностью.

К сожалению, меры адми­нистративного воздействия очень лояльны. Наказать трудно. Взывать к совести ди­ректоров табачных и питей­ных магазинов нужно, но не все понимают, что, обогаща­ясь, умышленно уничтожают здоровье и благополучие на­ших детей.

Нужны кардинальные из­менения. Есть и результаты. В Ставрополе свернули свою работу многие магазины и ларьки, особенно возле учеб­ных заведений.

Но к каждому магазину и подростку полицейского не приставить. Здесь не обойтись без общественного контроля. Не должно быть равнодуш­ных, нельзя спокойно про­ходить мимо, видя, что под­ростку продали сигареты или пиво. Нужно усилить пропа­ганду здорового образа жиз­ни. Торгаши должны знать, что покоя им не будет.

– Бурно муссируется в прессе тема ювенальной юс­тиции (ЮЮ), говорят, что с её принятием дети из семей будут изыматься за малейшую «провинность» со стороны мам и пап?

– Обсуждать сегодня это считается опасным трендом.

Тем более, что краски и ре­альная ситуация вокруг клас­сического понимания ЮЮ почему-то сгущаются, и я бы сказала, искусственно нагне­таются. В такой ситуации я всегда говорю: есть Библия, а есть её толкование. Чтобы ра­зобраться, нужно знать пер­воисточник. ЮЮ – не отоб­рание детей у родителей по любому поводу, в том числе и за просроченные продукты в холодильнике, как пытают­ся некоторые общественные организации убедить в этом родителей.

Только суд решает – ли­шать родителей прав или нет. Есть Семейный, Уголовный кодексы РФ, где всё давно прописано, и к ЮЮ не имеет никакого отношения. Другое дело – ювенальные техноло­гии, или, как их сейчас всё больше называют, восстано­вительные, – здесь есть, над чем работать. Успокою, если скажу, что закона о ювеналь­ной юстиции в России нет. И, видимо, долго не будет. Сегодня для России важнее формировать серьёзную го­сударственную семейную по­литику.

Нужно дать реальную воз­можность семье развиваться, родителям исполнять свои обязанности и права на вос­питание детей, защиту. Ни суд, ни прокурор, ни уполно­моченный должны это делать, а родители.

Кстати, в 2011 г. в крае значительно уменьшилось ко­личество лишённых родитель­ских прав, а приёмных семей, берущих на воспитание детей из детдомов, увеличилось. За 5 лет закрылось 6 детдомов. Ставрополье поддержит все­ми мерами движение «Россия без сирот». Главное – подхва­тить семью, которой трудно на ранней стадии, помочь. Тогда у нас меньше станет социального сиротства.

– Беспокойство вызывает «расцвет» педофилии. Светла­на Викторовна, вы тоже мать, скажите, когда это зло иско­реним?

– Бесспорно, статистика растёт. И сексуальное наси­лие остаётся серьёзной соци­альной проблемой, порядка 20 % от общего количества случаев. Мы стали придавать этому больше внимания – раскрываемость повысилась. Однако эти преступления в большинстве совершаются за закрытыми дверьми. Только 10 % педофилов – посторон­ние, зачастую это соседи, чле­ны семьи (отчим, дядя, отец), которым ребёнок доверяет. Нормы УК предусматрива­ют ужесточение наказания за сексуальное насилие, одна­ко, видимо, его недостаточ­но. Действует краевой закон, защищающий права детей, им бесплатно положен адвокат.

Увы, но выросло целое поколение, для которого нет моральных и семейных ценностей. В 90-е годы был вакуум воспитания. «Я тебя породил – я тебя и убью!». Это выражение Тараса Буль­бы знакомо нам со школьной скамьи. «Мой ребенок, что хочу, то и делаю» – часто мы слышим.

Можно ли шлёпать сво­их детей? А где грань между шлепком и убийством ребён­ка? В обществе, к сожалению, отсутствуют четкие критерии жестокого обращения с де­тьми. Здесь и низкий образо­вательный уровень родителей, отсутствие правовой грамот­ности, социально-экономи­ческие проблемы, влияние СМИ и Интернета и т.д.

Наказание за проступок должно быть, безусловно, но соответственно физичес­кому и психическому здоро­вья ребенка. А то некоторые закрывают детей в комнате, выключают свет и приносят им только вред, или мамоч­ка в песочнице так двинула малыша, что у него искры из глаз.

Всегда есть способ бороть­ся с этим злом. Нельзя пря­тать голову как страус в пе­сок. Помочь ребёнку – это « не стукачество», это спасение чьей-то жизни.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах